Бернард Вербер

Здесь можно заказать колодец ККС 3 80 для протягивания и монтажа кабелей связи.

 



Бернард Вербер
Муравьи

(en: "Empire of the Ants", fr: "Les Fourmis"), 1991

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 |

 


13-я страница> поставить закладку

 

Солдат думает, что это сверчки. Это их любовные песни. Его мнение успокаивает самца и самку лишь частично. Просто невероятно, чтобы сверчки дошли до того, что уже не боятся Федеральных войск даже в стенах Города!

А № 103683 не удивлен. Разве не гласит последнее изречение Матери: «Лучше укреплять свои силы, чем пытаться все контролировать»? Вот и результат…

Со всех сторон раздаются разные шумы. Как будто кто-то очень быстро роет. Неужели воины с запахом скальных камней нашли их? Нет… Перед ними появляются две лапы. Когти похожи на грабли. Лапы загребают и откидывают назад землю, пропуская вперед огромное черное тело.

Только бы это был не крот!

Все трое застывают, разинув мандибулы.

Это крот.

Песчаный вихрь. Комок черной шерсти и белых когтей. Кажется, что он плывет между осадочными породами, как лягушка в пруду. Муравьи сметены, смешаны с землей, впечатаны в глину. Но они целы и невредимы. Землеройная машина прошла. Крот искал всего лишь червей. Самая любимая его забава – укусить червя в нервный узел, чтобы парализовать, а затем живого оттащить к себе в нору.

Три муравья выходят из неподвижности и продолжают свой путь, перед этим еще раз тщательно вымывшись.

Они входят в очень узкий коридор с высоким потолком. Солдат-проводник выделяет предупредительный запах, показывая вверх. Потолок просто усеян красными, в черных горошинах, клопами. Дьявольские красноклопы!

Эти насекомые длиной в три головы (девять миллиметров) носят на спине рисунок, похожий на изображение каких-то злых глаз. Питаются они в основном падалью, но не брезгуют и убойной.

Один клоп немедленно падает на троицу. Он еще не долетел до земли, а №103683 уже опускает брюшко под торакс и стреляет муравьиной кислотой. Клоп приземляется в виде горячей жижи.

Друзья торопливо поедают его, а затем быстро пересекают зал, пока на них не свалилось еще одно чудовище.

Разум: Настоящие опыты я начал проводить в январе 1958 года. Первая тема: разум. Разумны ли муравьи?

Чтобы выяснить это, я поставил перед бесполым рыжим муравьем (formica rufа) ящик средних размеров.

В глубине отверстия я поместил кусочек засохшего меда. Вход в отверстие загородил соломинкой, не тяжелой, но очень длинной и хорошо укрепленной. Обычно муравей расширяет отверстие, но здесь перегородка была из твердого пластика. Муравей не мог его прогрызть.

Первый день: муравей рывками тянет за соломинку, слегка ее приподнимает, оставляет, возвращается и снова приподнимает.

Второй день: муравей делает все то же самое. Он пытается также разгрызть соломинку у основания. Безрезультатно.

Третий день: без изменений. Можно сказать, что насекомое упорствует в своих неверных выводах и настаивает на них, потому что не способно представить себе другой путь рассуждений. Это было бы доказательством его неразумности.

Четвертый день: без изменений.

Пятый день: без изменений.

Шестой день: проснувшись утром, я обнаружил, что соломинку вытащили из отверстия. Это произошло ночью.

Эдмон Уэллс.

«Энциклопедия относительного и абсолютного знания»

Дальше галереи наполовину обрушены. Сверху гроздьями свисает холодная и сухая земля, сдерживаемая белыми корнями. Иногда она осыпается кусками. Это называется «внутренний град». Единственный способ уберечься от него – удвоить бдительность и отскакивать в сторону при малейшем запахе обвала.

Три муравья продвигаются вперед ползком, отогнув усики назад, широко расставив лапки. № 103683, кажется, прекрасно знает, куда он их ведет. Земля снова становится влажной.

От нее исходит тошнотворный запах. Запах жизни. Животный запах.

Самец № 327 останавливается. Он не совсем уверен, но ему показалось, что стена предательски шевельнулась. Он подходит к подозрительному участку – стена снова вздрагивает. Кажется, что в ней вырисовывается рот. № 327 отступает. На этот раз существо маловато для крота. Рот выкручивается в спираль, из середины ее вырастает выступ и бросается на муравья.

Самец испускает обонятельный крик.

Земляной червь! Самец рассекает его ударом мандибулы. Но змеящиеся твари стекают со всех стен. Их столько, что можно подумать, будто находишься в желудке у птицы.

Один из червей решает обвиться вокруг торакса самки, она сухо щелкает мандибулами и разрезает его на множество кусочков, каждый из которых, извиваясь, уползает в свою сторону. Другие черви тоже хотят поиграть и закручиваются вокруг лапок, голов муравьев. Особенно невыносимо прикосновение к усикам. Все трое одновременно готовятся к стрельбе и выпускают кислоту на безобидных аскарид. Еще мгновение, и пол покрыт дергающимися телами цвета охры, словно продолжающими бросать муравьям вызов.

Троица переходит в галоп.

Когда они успокаиваются, № 103683 показывает друзьям новую анфиладу коридоров, которую нужно пройти. Чем дальше они идут, тем неприятней становится запах, но они привыкают к нему все больше и больше. Ко всему привыкаешь. Солдат показывает на стену и говорит, что копать надо здесь.

Это старые компостные санитарные пункты, место встречи совсем рядом. Мы любим здесь собираться, здесь спокойно.

Они затевают игру «пройди сквозь стену». Выйдя с другой стороны, друзья попадают в большой зал, где пахнет экскрементами.

Тридцать солдат, присоединившихся к ним, уже действительно здесь и ждут их. Но чтобы поговорить с ними, надо хоть немного уметь собирать головоломки, потому что солдаты разорваны на кусочки. И головы лежат далеко от тел…

Троица растерянно оглядывает зал. Кто же мог убить их здесь, у подножия Бел-о-кана?

«Это кто-то, кто пришел снизу», – выделяет самец № 327.

«Не думаю», – возражает самка № 56, но предлагает ему, тем не менее, углубиться в почву.

Самец вонзает мандибулы в землю. Он чувствует боль. Внизу – скала.

«Огромная гранитная скала, – уточняет чуть позже № 103683, – это дно, твердый пол Города. И она очень толстая и широкая. Мы ни разу не дошли до краев».

В конце концов, может быть, это дно мира. И тут появляется странный запах. Кто-то входит в зал. Кто-то, кто сразу вызывает у них симпатию. Нет, это не муравей Племени, это насекомое ломешуза.

Еще совсем личинкой № 56 слышала, как Мать говорила об этом насекомом:

«Никакое удовольствие не может сравниться с наслаждением, получаемым от нектара ломешузы. Ее секреция удовлетворяет все физические желания, разрушает самую твердую волю».

Выпив этого нектара, перестаешь чувствовать боль, страх и теряешь разум. Муравьи-наркоманы, потерявшие свою поставщицу зелья, всегда покидают Город в поисках новых доз. Они больше не едят и не пьют, они бредут до изнеможения. Потом, если они не находят новой ломешузы, они обнимают какую-нибудь былинку и умирают так, в конвульсиях невыносимой ломки.

Дитя № 56 однажды спросило, почему же этому бедствию разрешен вход в Город, ведь термиты и пчелы, со своей стороны, уничтожают их беспощадно. Мать ответила, что есть два способа бороться с бедой: либо ты ее избегаешь, либо проходишь через нее. И второй способ не всегда худший. Секреция ломешузы, в маленьких дозах или смешанная с другими субстанциями, – прекрасное лекарство.

Самец № 327 подходит первым. Завороженный божественным ароматом, исходящим от ломешузы, он лижет волоски на ее брюшке. Они истекают галлюцинаторным нектаром.

Удивительно: брюшко отравительницы с двумя длинными волосками в точности повторяет форму муравьиной головы с двумя усиками!

Самка № 56 тоже подбегает, но она не успевает полакомиться. Свистит залп кислоты.

№ 103683 прицелился и выстрелил. Сожженная ломешуза корчится от боли. Солдат в двух словах объясняет, почему он так поступил.

«То, что это насекомое находится на такой глубине – ненормально. Ломешузы не умеют рыть землю. Кто-то специально привел ее сюда, чтобы помешать нам идти дальше! Здесь что-то спрятано».

Самец и самка пристыжены и одновременно восхищены проницательностью своего товарища. Все трое долго ищут. Они переворачивают гравий, обнюхивают самые дальние закоулки зала. Мало что достойно внимания. Но, в конце концов, они обнаруживают знакомый затхлый запах. Легкий запах убийц скальных камней. Едва ощутимый, всего две или три молекулы, но этого достаточно. Он исходит из этого угла. Прямо из-под этого небольшого камня. Они отодвигают камень и обнаруживают секретный ход. Еще один.

Но у него есть потрясающая особенность: он прорыт не в земле и не в дереве. Он пробит в гранитной скале! Никакие мандибулы не справятся с этим камнем.

Коридор довольно широк, но троица спускается осторожно. После недолгого перехода друзья попадают в просторный зал, полный провизии. Мука, мед, зерно, всевозможное мясо… в невероятном количестве, можно прокормить весь Город в течение пяти спячек! И от всего этого исходит тот же запах скальных камней, что и от их преследователей.

Кто же здесь тайком спрятал все это богатство? И поставил ломешузу в качестве сторожа! Никогда ни о чем подобном не было слышно между усиками Племени… Друзья основательно подкрепляются, потом соединяют свои усики, чтобы подвести итог. Дело становится все более и более темным. Секретное оружие, уничтожившее первую экспедицию, воины с особым запахом, везде нападающие на них, ломешуза, тайник с провизией под основанием Города… Это уже выходит за пределы гипотезы о наемных шпионах на службе у карликов. Или тогда эти шпионы чертовски хорошо все организовали!

У № 327 и его друзей не хватает времени углубиться в размышления. В глубинах Города что-то глухо подрагивает. Бум, бум, бум-бум, бум, бум, бум-бум! Наверху рабочие барабанят брюшками по полу. Это что-то серьезное. Это тревога второй степени. Троица не может игнорировать призыв. Лапки друзей автоматически разворачиваются. Их тела, движимые неодолимой силой, уже спешат воссоединиться с Племенем.

Хромой, на расстоянии наблюдавший за ними, облегченно вздыхает. Уф! Они ничего не нашли…

В конце концов, так как ни мать, ни отец не поднимались из погреба, Николя решил известить полицию. В комиссариате появился изголодавшийся ребенок с красными глазами и рассказал о том, что его мама с папой исчезли в подвале, что, скорее всего, их сожрали крысы или муравьи. Двое изумленных полицейских пошли за ним к подвалу дома № 3 по улице Сибаритов.

Разум (продолжение): Опыт повторяется, теперь он записывается на видеокамеру. Объект: другой муравей того же вида, из того же муравейника.

Первый день: муравей тянет, толкает и кусает соломинку без всякого результата.

Второй день: без изменений.

Третий день: есть! Он что-то придумал. Он тянет соломинку, раздувает брюшко и упирается им в отверстие, потом перехватывает соломинку и начинает заново. Так, маленькими толчками, он медленно вытягивает соломинку из отверстия.

Вот как это произошло…

Эдмон Уэллс.

«Энциклопедия относительного и абсолютного знания»

Тревога дана по причине необычайного события. Ла-шола-кан, дочерний Город на западе, был атакован легионами муравьев-карликов. Значит, они решились снова это сделать…

Теперь война была неминуема.

Уцелевшие муравьи, сумевшие прорваться через кольцо шигаепунцев, рассказывают что-то невероятное. По их версии, дело обстояло так.

В семнадцать градусов тепла длинная ветка акации приблизилась к главному входу Ла-шола-кана. Ветка, ненормально подвижная. Она одним ударом вошла во вход и обрушила его… вращаясь!

Стража вышла, чтобы атаковать копающий неопознанный объект, но была полностью уничтожена. Затем, застыв от страха, все стали ждать, пока ветка утихомирится. Но этого не случилось.

Ветка снесла купол, как будто это был розовый бутон, она промела все коридоры. Солдаты тщетно стреляли изо всех сил, кислота не действовала на растительного агрессора.

Лашолаканцы изнемогали от ужаса. Потом, наконец, все прекратилось. На два градуса тепла наступила передышка, а затем появились легионы карликов, продвигавшиеся боевым шагом.

Отразить первую атаку развороченному Городу было трудно. Потери исчислялись десятками тысяч. Уцелевшие, в конце концов, укрылись в корне сосны и держат осаду. Но они долго не простоят, у них нет никаких продуктовых запасов, и бои уже идут в древесных артериях запретного Города.

Ла-шола-кан является частью Федерации. Бел-о-кан и все соседние дочерние Города должны его спасти. Приказ о выступлении был дан еще до того, как усики приняли окончание первого рассказа о драме. Кто там еще говорит, что надо отдохнуть, набраться сил? Первая весенняя война началась.

Пока самец № 327, самка № 56 и солдат № 103683 бегут вверх по этажам, все вокруг них кипит.

Кормилицы спускают яйца, личинок и куколок на минус сорок третий этаж. Доильщики тли прячут свой зеленый скот на самое дно Города. Крестьяне готовят измельченные продуктовые запасы, могущие служить солдатским пайком. В залах военных каст артиллеристы до отказа наполняют брюшки муравьиной кислотой. Бойцы ближнего боя затачивают мандибулы. Наемники строятся в тесные легионы. Самцы и самки укрываются в своих кварталах.

Прямо сейчас атаковать нельзя, еще слишком холодно. Но завтра утром, с первыми лучами солнца, война забушует.

Самый толстый из двух полицейских обнял мальчика за плечи.

– Значит, ты совершенно уверен? Они там?

Измученный ребенок молча высвободился. Инспектор Гален склонился над лестницей и громко и смешно крикнул: «О-о!» Ему ответило эхо.

– Похоже на то, что там действительно глубоко, – сказал он. – Так просто спускаться нельзя, нужно оборудование.

С озабоченным видом комиссар Билшейм прижал пухлый палец к губам.

– Естественно. Естественно.

– Я пойду спасателей позову, – сказал инспектор Гален.

– Хорошо, я пока поговорю с малышом. Комиссар показал на сломанный замок.

– Это твоя мама сделала? – Да.

– Скажите-ка, шустрая у тебя мама. Я знаю немногих женщин, которые умеют паяльной лампой взламывать бронированные двери… И не знаю ни одной, которая могла бы прочистить раковину.

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Муравьи":