Бернард Вербер

Купить box очки vr очки купить купить-очки-виртуальные.рф.

 



Бернард Вербер
Муравьи

(en: "Empire of the Ants", fr: "Les Fourmis"), 1991

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 |

 


9-я страница> поставить закладку

 

Потрясенный, Джонатан молча слушал. А профессор как будто помолодел и с юношеской энергией переживал заново свои приключения, сопровождая рассказ мимикой.

– Мы изо всех сил отряхивались, чтобы прогнать муравьев. Их привлекало наше дыхание и наш пот. Мы все делали упражнения гимнастики йогов, чтобы медленнее дышать и контролировать наш страх. Старались не думать, забыть об этих гроздьях воинов, которые хотели нас убить. И мы отсняли две пленки фотографий, некоторые со вспышкой. Когда мы закончили, то все побежали из траншеи. Все, кроме Эдмона. Муравьи покрыли его всего, с головой, они уже почти съели его. Мы вытащили его за руки, раздели и с помощью мачете соскоблили все челюсти и головы, вросшие в него. Мы поплатились все, но не так, как он. Он же был без сапог. И еще он запаниковал, у него выделились феромоны страха.

– Это ужасно.

– Нет, это прекрасно, если остаешься в живых. Это, кстати, не отвратило Эдмона от муравьев. Наоборот, он стал их изучать с еще большим рвением.

– А потом?

– Он вернулся в Париж. С тех пор я больше ничего о нем не слышал. Думал, вот ведь свинья, даже ни разу не позвонил старине Розенфельду. Потом я прочел в газете, что он умер. Что ж, пусть земля ему будет пухом.

Профессор подошел к окну, раздвинул занавески и посмотрел на старый жестяной эмалированный термометр.

– М-да-а, тридцать градусов – это в апреле-то! С каждым годом все жарче и жарче. Если и дальше так пойдет, через десять лет Франция превратится в тропики.

– Неужели все так серьезно?

– Мы не отдаем себе в этом отчета, потому что все происходит постепенно. Но энтомологи замечают мелкие детали: в парижском бассейне появляются виды насекомых, типичные для экваториальных регионов. Вы не обратили внимания на то, что бабочки становятся все пестрее?

– Действительно, я только вчера видел одну, светящуюся, черно-красную, она сидела на машине…

– Несомненно, это была пестрянка с пятью пятнами. Это ядовитая бабочка, которая до сих пор встречалась только на Мадагаскаре. Если так пойдет дальше… Вы представляете себе магнанов в Париже? То-то будет переполох. Забавно было бы посмотреть…

Почистив усики и съев несколько теплых кусков «взломанного» привратника, самец без запахов трусит по деревянным коридорам. Недалеко уже материнская ложа, он чувствует ее. Температура, к счастью, двадцать пять градусов тепла, при такой погоде в запретном Городе народу немного. Можно будет проскочить незаметно.

Вдруг он чувствует запах двух воинов, идущих ему навстречу. Большой и маленький. У маленького не хватает лапок…

Они одновременно на расстоянии втягивают запахи друг друга.

Невероятно, но это он!

Невероятно, но это они!

№ 327 удирает со всех ног, в надежде оторваться. Он заворачивает и заворачивает в трехмерном лабиринте. Он покидает запретный Город. Привратники его не задерживают, они запрограммированы на фильтрацию входящих внутрь. Теперь его лапки топчут мягкую землю. Он делает вираж за виражом.

Но двое его преследователей тоже бегут быстро и не отстают. Тут самец толкает рабочего с травинкой, и тот падает на землю. № 327 делает это нечаянно, но убийцы с запахом скальных камней задержаны.

Нужно воспользоваться этой отсрочкой. Самец быстро прячется в углублении в стене.

Хромой приближается. № 327 вжимается в свое укрытие.

– Куда он делся?

– Он снова спустился.

– Как это снова спустился?

Люси взяла Огюсту за руку и проводила ее к двери в подвал.

– Он там со вчерашнего вечера.

– И еще не поднялся?

– Нет. Не знаю, что он там внизу делает, но он категорически запретил мне звать спасателей… Он уже много раз спускался и поднимался.

Огюста вытаращила глаза.

– Но это немыслимо! Его дядя, между прочим, строго-настрого запретил ему…

– Он спускается туда теперь с кучей инструментов, со стальными деталями, с большими бетонными плитами. А что уж он там сооружает…

Люси обхватила голову руками. Она дошла до предела, она чувствовала, что снова впадет в депрессию.

– А нельзя за ним спуститься?

– Нет. Он поставил замок и запирает на него дверь изнутри.

Огюста не нашлась что ответить.

– Ну, ладно, ладно. Могла ли я вообразить, что воспоминания об Эдмоне наделают столько дел…

Специализация: В современных больших муравьиных Городах длящееся миллионы лет распределение обязанностей спровоцировало генетические изменения.

Так, некоторые муравьи рождаются с огромными мандибулами-ножницами, чтобы стать солдатами, другие снабжены мандибулами-дробилками, чтобы перемалывать зерна в муку, третьи имеют сверхразвитые слюнные железы, чтобы смачивать и дезинфицировать молодые личинки.

Как если бы среди нас солдаты рождались с пальцами в виде ножей, крестьяне – с ногами в форме клещей, чтобы залезать на деревья и собирать фрукты, кормилицы – с десятком молочных желез.

Но из всех «профессиональных» изменений самое потрясающее – это изменения для любви.

Для того чтобы массы рабочих не отвлекались на эротические волнения, они рождаются бесполыми. Вся репродуктивная энергия заключена в специалистах: самцы и самки, принцы и принцессы этой параллельной цивилизации.

Они рождены и экипированы только для любви. У них есть множество игрушек, помогающих им при совокуплении. Начиная с крыльев и заканчивая инфракрасными глазками, а также приемно-передаточными усиками для выражения абстрактных чувств.

Эдмон Уэллс.

«Энциклопедия относительного и абсолютного знания»

Его укрытие – не тупик, оно ведет в маленький грот. № 327 прячется в нем. Воины с запахом скальных камней проходят мимо, не обнаружив его. Вот только грот не пустой. В нем есть кто-то теплый и пахучий. И этот кто-то выделяет вопрос.

Кто вы?

Обонятельное послание было ясным, четким, повелительным. Своими инфракрасными глазками № 327 видит большое существо, которое говорит с ним. Существо весит, должно быть, как минимум девяносто песчинок. Но это не солдат. Это кто-то, кого он никогда еще не обонял, никогда не видел.

Это самка.

И какая самка! Какое-то время № 327 изучает ее. Ее хрупкие лапки с идеальными изгибами украшены крошечными волосками, очаровательно клейкими от половых гормонов. Ее мощные усики трепещут от сильных запахов. Ее глаза с красным отливом похожи на две ягоды черники. У нее массивное, гладкое брюшко обтекаемой формы. Широкий щит торакса увенчан пленительно зернистым мезотонумом. И наконец, длинные крылья, в два раза больше, чем у него самого.

Самка раздвигает свои прелестные маленькие мандибулы и… бросается ему на грудь, чтобы обезглавить его.

Ему трудно дышать, он задыхается. Так как у него нет опознавательных запахов, самка не собирается ослаблять хватку. Это чужеродное тело, которое надо уничтожить.

Пользуясь своим маленьким ростом, № 327 все-таки кое-как высвобождается. Он прыгает самке на плечи и сжимает ей голову. Колесо совершило оборот. И каждый получает свою долю неприятностей. Самка пытается освободиться.

Когда она слабеет, № 327 выставляет вперед свои усики. Он не хочет убивать самку, он просит всего лишь выслушать его. Положение у него сложное. Он хочет совершить с ней АС. Да, абсолютную связь.

Самка (он определяет номер ее кладки, № 56) отклоняет усики, избегая контакта. Потом она выгибается, чтобы высвободиться. Но он крепко врос в ее мезотонум и усиливает давление мандибул. Если так пойдет дальше, он вырвет голову самки, как сорняк. Она не двигается. Он тоже.

Своими глазками с полем обозрения в 180 градусов самка прекрасно видит агрессора, устроившегося на ее тораксе. Он совсем маленький.

Самец!

Она вспоминает уроки кормилиц:

Самцы – неполноценные существа. В отличие от всех остальных клеток Города, они снабжены только половиной хромосом вида. Они выводятся из неоплодотворенных яиц. То есть это просто большие зародышевые клетки, или, скорее, большие сперматозоиды, живущие на свободе.

У нее на спине сидит сперматозоид, который вот-вот ее задушит. Эта мысль ее почти смешит. Почему некоторые яйца оплодотворены, а другие – нет? Вероятно, это зависит от температуры. Когда температура воздуха ниже двадцати градусов, сперматека не может активизироваться, и Мать несет неоплодотворенные яйца. Значит, самцы – дети холода. Как смерть.

Она в первый раз видит одного из них в плоти и хитине. Что он может здесь делать, в гинецее девственниц? Это запретная территория, предназначенная для женских половых клеток. Если любая инородная клетка может вот так просто проникнуть в их хрупкое святилище, значит, дверь распахнута для любой инфекции!

Самец № 327 снова пытается наладить общение усиками. Но самка не дает ему этого сделать. Когда он расставляет усики, она пригибает их к голове, когда он касается второго сегмента, она отводит усики назад. Она не хочет.

Он усиливает давление челюстей, ему удается произвести контакт седьмого сегмента его усиков с ее седьмым сегментом. Самка № 56 ни с кем так не общалась. Ее учили избегать непосредственных контактов и только выделять и улавливать запахи в воздухе. Но она знает, что эфирный способ общения обманчив. Мать однажды выделила феромон на этот счет.

Между двумя сознаниями всегда будут стоять недопонимание и ложь: из-за того, что существуют запахи-паразиты, сквозняки, из-за несовершенства восприятия и выделения.

Единственный способ избежать этих помех – абсолютная связь. Прямой контакт усиков. Непосредственный переход информации с нейромедиаторов одного мозга на нейромедиаторы другого.

Для нее это просто дефлорация ее сознания. Во всяком случае, что-то трудное и неизвестное.

Но выбора у нее нет, если самец будет и дальше так же стискивать ее голову, он ее убьет. Она опускает лобовые стебельки на плечи в знак покорности.

АС можно начинать. Их усики приближаются друг к другу. Небольшой электрический разряд. Это от нервозности. Сначала медленно, потом все быстрее, двое насекомых ласкают друг другу зубчатые сегменты. Понемногу начинает пузыриться полная смутных чувств пена. Эта жирная субстанция смазывает усики и позволяет ускорить ритм их трения. Головы насекомых некоторое время подрагивают не в такт, после чего стебельки усиков прекращают свой танец и прилипают друг к другу по всей длине. Перед нами единое существо с двумя головами, двумя телами и одной парой усиков.

Чудо природы происходит. Феромоны перемещаются из одного тела в другое через тысячи крохотных пор и капилляров их сегментов. Два сознания сливаются. Мысли не нужно больше кодировать и расшифровывать. Они передаются в своей первоначальной простоте: образы, музыка, чувства, запахи.

На этом совершенно прямом языке самец № 327 рассказывает самке № 56 о своих приключениях: о гибели экспедиции, об обонятельных следах солдат-карликов, о встрече с Матерью, о том, как его пытались уничтожить, о потере опознавательных запахов, о борьбе с привратником, о пахнущих скальными камнями, что до сих пор преследуют его.

АС закончена, самка убирает усики назад в знак ее добрых намерений. № 327 спускается с ее спины. Теперь он в ее власти, она может легко устранить его. Самка приближается, ее мандибулы широко раздвинуты… она дарит ему несколько своих опознавательных феромонов. С ними № 327 на какое-то время спасен. Самка № 56 предлагает ему трофаллаксию, он соглашается. Потом она немного жужжит своими крыльями, чтобы уничтожить все запахи их разговора.

Ну вот, он сумел кого-то убедить. Информация передана, понята, принята другой клеткой. Он создал свою рабочую группу.

Время: Понятие о течении времени у людей и муравьев совершенно разное. Для людей время абсолютно. Периодичность и длина секунд одинаковы, что бы ни происходило.

У муравьев, напротив, время относительно. В жаркую погоду секунды становятся совсем короткими. В холод они скручиваются и удлиняются до бесконечности, вплоть до потери уснувшего сознания.

Это эластичное время дает им отличное от нашего понятие о скорости происходящего. Чтобы определить событие, насекомые используют не только пространство и время, они добавляют третье измерение: температуру.

Эдмон Уэллс.

«Энциклопедия относительного и абсолютного знания»

Отныне они вдвоем озабочены тем, как, пока еще не поздно, убедить максимум собратьев в серьезности дела «О секретном разрушительном оружии». Но они должны учитывать два обстоятельства. С одной стороны, вдвоем им не удастся обратить в свою веру достаточное число рабочих до праздника Возрождения, отнимающего столько энергии. Им нужен третий сообщник. С другой стороны, нужно иметь в виду, что воины с запахом скальных камней могут появиться снова. Так что нужна конспиративная квартира.

№ 56 предлагает свое помещение. Она прорыла в нем тайный проход, который позволит им в случае чего спастись бегством. № 327 не очень удивлен, сейчас модно делать тайные ходы. Началось это сто лет назад, во время войны с муравьями-харкунами клея. Королева Федерального Города, Ха-иекте-дуни, поощряла форменный психоз усилением мер безопасности. Она построила себе «бронированный» запретный Город. Стены были укреплены большими камнями, склеенными между собой цементом термитов.

И все бы хорошо, да только в этом убежище был всего лишь один выход, Поэтому, когда Город окружили полчища муравьев-харкунов клея, королева оказалась заперта в собственном дворце. Харкуны безо всякого труда взяли ее в плен и утопили в отвратительном, мгновенно засыхающем клее. За королеву Ха-иекте-дуни немедленно отомстили, Город освободили, но ее ужасная и нелепая смерть надолго потрясла умы белоканцев.

И, поскольку у муравьев есть чудесная возможность изменять ударом мандибулы форму своего жилища, каждый начал копать свой секретный коридор. Если один муравей сделал себе секретный проход в норке, это еще ничего, но когда проходов миллион, то это уже катастрофа. «Официальные» коридоры обрушивались, потому что их со всех сторон подрывали «частными» коридорчиками. Выходишь в свой секретный выход и оказываешься в настоящем лабиринте из «чужих» секретных коридоров. Дело дошло до того, что целые кварталы стали рассыпаться, ставя под угрозу само будущее Бел-о-кана. И тогда Мать наложила запрет. Больше никто не имел права копать лично для себя. Но как проверить все жилища?

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Муравьи":