Бернард Вербер

http://белава.рф/ холодильные установки и изотермические фургоны.

 



Бернард Вербер
Наши друзья человеки

(en: "Our Friends, the Humans", fr: "Nos Amis Les Humains"), 2003

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 |

 


17-я страница> поставить закладку

 

- По какому праву?

- По праву на защиту своего вида.

- Ну, а у меня есть право оспорить твое право. И вопиюще очевидные аргументы.

- У меня тоже.

- Мои сильнее.

- Не думаю.

Они меряют друг друга взглядами.

- Хорошо. В таком случае, мадемуазель Бальдини, я вам предлагаю судебный процесс над человечеством.

- Процесс! Но нас всего двое, мой бедный Рауль, а чтобы провести процесс, нужна уйма народу!

- Мы распределим роли. Вы будете адвокатом, а я – судьей и прокурором.

- А кто будет свидетелями?

- Мы.

- А кто будет присяжными?

- Мы.

- А каким будет вердикт?

- Жизнь или смерть рода человеческого.

- Раз и навсегда...

- По окончании заседания, если мы придем к выводу, что человечество виновно, мы продолжим спать каждый на своей территории. Таким образом, после нашей смерти людей во Вселенной уже не останется. Если же мы решим, что человечество достойно быть спасенным, мы займемся любовью, чтобы положить начало новому поколению людей.

- Но я ничего не понимаю в юриспруденции. Я один раз была в суде, за превышение скорости, но все закончилось очень быстро.

- Я вам помогу. Заседание должно пройти торжественно.

Рауль идет в глубь помещения, делая вид, что выходит через воображаемую дверь, а затем входит через нее в зал суда, становится посреди комнаты спиной к стеклу.

- Тишина, заседание начинается, – объявляет Рауль, ударив три раза пяткой в пол. – Суд идет.

- Подожди, я немножко приведу себя в порядок.

Саманта поправляет одежду и волосы. Потом толкает воображаемую дверь и входит с таким же воинственным видом.

Рауль показывает ей ее место. Каждый делает вид, что раскладывает бумаги и ручки, воображаемые рукава мешают им.

- Слово обвинению.

Рауль занимает место прокурора:

- Спасибо, господин председатель. В качестве прокурора я обвиняю человечество в предумышленном убийстве, совершенном над... самим собой. В качестве наказания требую его уничтожения и удаления из космоса.

- Спасибо, мэтр, – говорит Рауль, занимая место судьи. – Кто выскажется в защиту?

- Я, э-э... что надо говорить? Рауль склоняется в ее сторону и шепчет:

- Невиновно.

- Вот-вот, невиновно.

Рауль возвращается на место прокурора:

- Я, как прокурор, утверждаю, что конец Земли пла-че-вен. Нашу планету погубил небольшой конфликт, который человечество не смогло уладить.

- Не стоит обвинять все народы в том, что между двумя из них возник конфликт.

- Это могли быть какие угодно народы. Люди воюют между собой столетия. Они все время испытывают потребность в захватах, покорениях, грабеже, убийствах, насилии.

- Не все одинаковы. Всегда находились разумные люди, противостоявшие завоевателям, – отвечает Саманта.

- Я вызываю свидетеля обвинения. Господин Рауль Мельес, историк, историк-любитель, по крайней мере.

Рауль делает вид, что входит, становится лицом к стеклу и поднимает правую руку.

- Я клянусь говорить правду, всю правду и ничего, кроме правды.

Он снимает очки, покусывает дужку уголком рта, как заправский историк.

- История человечества знает много примеров насилия. Взять хотя бы индоевропейцев. Они умели обрабатывать железо и приручать лошадей, у них была сословная организация общества, и благодаря этому они в течение пяти тысячелетий держали в повиновении живущие рядом с ними народы, навязывая им свое преклонение перед военной силой и мужеством на поле брани.

- Возражаю! – перебила его Саманта. – Народы, отрицающие насилие, тоже были.

- Это правда. В это же время финикийцы, евреи, карфагеняне развернули торговлю, открыли первые банки, проложили шелковый путь, освоили другие пути, по которым везли чай и пряности. У них не было мощной армии, они предлагали альтернативу военным завоеваниям: сотрудничество и обмен товарами между народами. Чтобы совершать морские путешествия, они изобрели компас, карты, парус. Итог: карфагеняне были покорены римлянами, финикийцы были вырезаны, евреи постоянно преследовались.

- Их идеи не погибли.

- Гибель Земли подтверждает: стремление к конфронтации оказалось сильнее, чем стремление к сотрудничеству Звон оружия всегда заглушал призывы к любви, Мы все соревнуемся и соперничаем друг с другом. Потому что такова наша истинная природа... Мой вывод как свидетеля таков... человек человеку – волк.

- Спасибо за выступление, господин историк. (Рауль занимает место судьи.) Слово защите.

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Наши друзья человеки":