Бернард Вербер

http://arionvps.com/ отчет для сайта cheapvps.

 



Бернард Вербер
День Муравья

(en: "The Day of the Ants", fr: "Le Jour Des Fourmis"), 1992

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 |

 


13-я страница> поставить закладку

 

Джонатан принял эстафету от своего дяди и увлек своей страстью всю группу. Он говорил, что они подобны космонавтам на космическом корабле, которые пытаются общаться с инопланетянами. Он утверждал: «То, что мы делаем, может оказаться самым потрясающим экспериментом нашего поколения. Если нам не удастся наладить диалог с муравьями, то это не удастся ни с какой другой формой мышления, земной или неземной».

Он оказался прав. Но какой толк оказаться правым, если это преждевременно? Подземная утопическая община не долго останется совершенной. Они атаковали высокие рубежи — а остановили их проблемы самые тривиальные.

Однажды пожарный резко упрекнул Джонатана:

- Может быть, мы и похожи на космонавтов в капсуле, но они бы выкрутились, взяв равное количество мужчин и женщин. Однако нас здесь пятнадцать мужиков в расцвете лет, а женщина у нас только одна. Не считая старухи и мальчишки!

Ответ Джонатана Уэллса прозвучал резко, как выстрел:

- У муравьев всего одна самка и больше, чем на пятнадцать самцов.

Над этим предпочли посмеяться.

Они не очень хорошо представляли, что происходит наверху, в муравейнике, знали только то, что королева Бело-киу-киуни мертва, а та, что пришла ей на смену, не хочет даже слышать о них. Она дошла до того, что перекрыла им доставку пищи.

Они остались без диалога и без пищи, эксперимент быстро превратился в ад. Восемнадцать голодающих людей, заточенных в подземелье, — это ситуация, которой управлять нелегко.

Это комиссар Ален Билшейм первым обнаружил пустой «ящик для даров» однажды утром. Они переключились на собственные запасы — в основном это были грибы, они научились выращивать их здесь, под землей. Хорошо еще, что не было недостатка в свежей воде (благодаря подземному источнику) и в воздухе (благодаря воздушным колодцам).

Но воздух, вода и грибы — что это за пост!

В итоге полицейский не выдержал. Он требовал мяса, красного мяса. Он настаивал, чтобы тянули жребий и выбрали того, чья плоть послужит свежим мясом для других. И он не шутил!

Августа Уэллс до сих пор помнит эту жуткую сцену, как будто она произошла вчера.

- Я хочу есть! — вопил полицейский.

- Но больше нет никакой еды.

- Есть! Мы! Мы съедобны. Несколько человек, выбранных по жребию, должны принести себя в жертву, чтобы другие выжили.

Джонатан Уэллс поднялся.

- Мы не животные. Только животные едят друг друга. Мы же люди, люди!

- Никто не делает из тебя каннибала, Джонатан. Мы будем уважать твое мнение. Но если ты отказываешься есть человека, ты сам можешь, по крайней мере, послужить едой.

Полицейский сделал знак одному из своих коллег. Они вместе схватили Джонатана и попытались его оглушить. С помощью кулаков тому удалось вырваться. В драку вмешался Николя Уэллс.

Потасовка набирала мощь. Противники и сторонники каннибализма разделились на лагери. Вскоре дрались все и пролилась кровь. Отдельные удары имели цель убить жертву. Любители человеческого мяса вооружились осколками бутылок, ножами, поленьями, чтобы достичь своей цели. Даже Августа, Люси и маленький Николя разозлились: они царапались, бились и ногами, и кулаками. В какой-то момент даже бабушка укусила кого-то за руку, когда та оказалась в пределах досягаемости, но ее вставная челюсть тут же сломалась.

Замурованные на многометровой глубине под землей, они дрались с остервенением загнанных зверей. Заприте восемнадцать кошек в ящике размером в один квадратный метр на месяц и, может быть, тогда вы увидите жестокость той драки, в которой участвовала группа утопистов, решившая продвинуть человечество вперед.

Без полиции и свидетелей их ничего не сдерживало.

Был один погибший. Пожарный пал, он стал жертвой ножевого ранения. Присутствующие мгновенно отрезвели, прекратили драку и взирали на содеянное. Никому и в голову не пришло съесть покойного.

Умы усмирились. Профессор Даниэль Розенфельд положил конец спору:

- Как низко мы пали! В нас по-прежнему жив первобытный человек и не надо копать глубоко, чтобы слетел налет вежливости и наружу полезли низменные инстинкты. Пять тысяч лет цивилизации — этого мало. — Он вздохнул. — Муравьи смеялись бы над нами, если бы увидели, как мы теперь убиваем друг друга за еду!

- Но… — попытался возразить полицейский.

- Замолчи, личинка! — загремел профессор. — Ни одно общественное насекомое, даже таракан, не посмеет вести себя так, как мы. Мы принимаем себя за жемчужину творения, да это просто смешно. Группа лиц, которая должна предвосхищать человека будущего, ведет себя, как стая крыс. Посмотрите на себя, вы видите, что стало с вашим человеческим обликом.

Все молчали. Взгляды снова остановились на бездыханном теле пожарного. Ни одного слова больше не было произнесено, но все принялись рыть могилу в углу церкви. Его закопали, прочитав короткую молитву. Жестокость остановило только ее крайнее проявление. Они забыли о потребностях желудка, зализали свои раны.

- Я ничего не имею против хорошего урока философии, но все-таки хотелось бы знать, что нам делать, чтобы выжить, — поинтересовался инспектор Жерар Гален.

Идея питаться ближним была, конечно, первобытной, но что же делать, чтобы выжить? И, наконец, предложил:

- А если мы все одновременно покончим с собой? Мы избавим себя от страданий и унижений, на которые нас обрекла новая королева Шли-пу-ни.

Предложение не вызвало энтузиазма. Гален разбушевался:

- Но, черт побери, почему муравьи так злобно повели себя с нами? Мы — единственные из людей, кто захотел с ними разговаривать, да еще и на их языке, и вот как они нас отблагодарили. Бросили нас подыхать!

- О, в этом нет ничего удивительного, — сказал профессор Розенфельд. — В Ливане в эпоху, когда брали заложников, похитители убивали в первую очередь тех, кто говорил по-арабски. Они боялись, что их поймут. Может быть, эта Шли-пу-ни тоже боится, что ее поймут.

- Нам обязательно нужно найти способ выбраться отсюда, не пожирая друг друга и без коллективного самоубийства! — воскликнул Джонатан.

Они замолчали и поразмыслили на полную мощь ума, которую им позволяли их алчущие животы. Потом вмешался Джейсон Брейгель:

- Мне кажется, я знаю, что делать…

Вспоминая об этом, Августа Уэллс улыбается. Он и в самом деле знал.

Второй аркан: ПОДЗЕМНЫЕ ЙОГИ

39. ПОДГОТОВКА

Ты знаешь, что с ними делать?

Муравей не отвечает.

Ты знаешь, что надо делать, чтобы убить хотя бы один Палец? - выспрашивает любопытный.

Понятия не имею.

Повсюду в Городе солдаты готовятся к большому крестовому походу против Пальцев. Пехотинцы натачивают мандибулы. Артиллеристы наполняют себя кислотой.

Легконогие пехотинцы, которых можно назвать кавалерией, укорачивают волоски на лапках: это уменьшит сопротивление воздуха, когда они бросятся вперед, сея смерть и разрушение.

Все говорят только о Пальцах, о крае мира и о новшествах в тактике ведения боя, которые помогут им уничтожить монстров.

Поход воспринимают как опасную, но захватывающую охоту.

Какой-то артиллерист упился жгучей 60-процентной кислотой. Яд такой концентрированный, что кончик его живота задымился.

Этим мы отделаем всех Пальцев! - утверждает он.

Промывая свои усики, старый солдат уверяет, что уже доходил до края земли, и высказывает свое мнение:

Не так страшны эти Пальцы, как о них говорят.

На самом же деле никто толком не знает, как вести себя с Пальцами. Если бы Шли-пу-ни не объявила этот поход, большинство белоканцев продолжали бы думать, что на самом деле Пальцев не существует и рассказы о них — всего лишь легенды.

Некоторые солдаты утверждают, что их поведет сам 103683-й, — исследователь, дошедший до края мира. Войска рады такому опытному предводителю.

Маленькими группками они направляются в зал с цистернами и наполняются сладкой энергией. Воины не знают, когда будет дан сигнал выступать, но все готовы, и готовы хорошо.

Около десятка солдат-мятежников незаметно смешиваются с вооруженной толпой. Они ничего не говорят, но старательно улавливают феромоны, витающие в залах. Их антенны постоянно дрожат.

40. ПОХИЩЕННЫЙ ГОРОД

Феромон: Доклад экспедиции.

Происхождение: солдат из касты бесполых охотников.

Тема: Большая беда.

Источник: Разведчик 230.

Сегодня рано утром произошла катастрофа. Небо вдруг потемнело. Пальцы плотно окружили федеральный Город Жю-ли-кан. На защиту сразу же ступили элитные легионы и тяжелая артиллерии

Все было пущено в ход. Тщетно. Вскоре после явления Пальцев гигантская структура, плоская и твердая, глубоко вонзилась в землю прямо рядом Городом, рассекая залы, разбивая яйца, разрушая коридоры. Потом эта плоская структура встряхнула и подняла весь Город. Да-да, я утверждаю именно это: подняла целый Город! Одним махом!

Все произошло молниеносно. Нас поместили во что-то вроде прозрачной и твердой скорлупы. Весь наш муравейник перевернуло с ног на голову. Брачные залы обвалились, запасы зерна погибли. Повсюду были разбросаны яйца. Нашу королеву ранили и взяли в плен. Своим собственным спасением я обязан только сильным толчкам, они позволили мне вовремя перепрыгнуть через край этой большой прозрачной скорлупы.

Отовсюду воняло Пальцами.

41. ЭДМОНПОЛИС

Летиция Уэллс уложила муравейник, выкопанный в лесу Фонтенбло, в большой аквариум. Она приблизилась к теплому стеклу.

Те, за кем она наблюдала, явно не замечали ее. Эти рыжие муравьи (Formica rufa) оказались на редкость шустрыми. Уже много раз Летиция приносила домой этих туповатых насекомых. Красные муравьи (pheidoles), как, впрочем, и черные муравьи (Lazius niger) все время чего-то боялись. Они не прикасались ни к какой еде и разбегались, стоило молодой женщине протянуть руку. В результате эти насекомые погибли через несколько недель. Не надо думать, будто все муравьи умные — вовсе нет. Встречаются и, мягко говоря, незатейливые особи. Малейшее отклонение от привычной рутины — и они впадают в дурацкое отчаяние!

Зато эти рыжие муравьи радовали ее. Они постоянно чем-то занимались, таскали веточки, тыкали друг друга усиками или дрались. В них было гораздо больше жизни, чем в других муравьях, которых она знала до этого времени. Когда Летиция предлагала им новые блюда, они их пробовали. Когда она опускала руку в аквариум, муравьи пытались укусить Палец или же вскарабкаться на него.

Чтобы сохранять влагу, Летиция сделала в их жилище гипсовый пол. Муравьи проложили в гипсе свои коридоры. Слева — маленький купол из веточек. Посередине — песчаный пляж. Справа — заросли мха, служившие садом. Летиция поставила пластиковую бутылку со сладкой водой, горлышко заткнула ватным тампоном, чтобы муравьи утоляли жажду у этой цистерны. В центре пляжа она поставила пепельницу, это было своего рода амфитеатром, наполненным тонко нарезанными, как тарама, яблочными дольками.

Похоже, эта тарама пришлась весьма по вкусу насекомым…

В то время как некоторые жаловались на нашествие муравьев, Летиция Уэллс потратила немало сил, чтобы у нее они прижились. Основная проблема с муравейником-гостиницей в том, что земля там сохнет. Так же регулярно, как обычно меняют воду у золотых рыбок, она должна была каждые две недели обновлять землю у муравьев. Но чтобы сменить рыбкам воду, достаточно выловить их сачком, а с землей у муравьев — совсем другое дело. Помимо старого аквариума с сухой землей, требовался второй аквариум с увлажненной почвой. Между ними Летиция устанавливала трубу. По ней муравьи переползали в более влажную землю. Такая миграция могла занять целый день.

С прежними муравьями у Летиции были связаны и другие неприятные воспоминания. Однажды утром она обнаружила всех обитателей своего аквариума, то есть террариума, с проколотыми брюшками. За мрачным стеклом громоздился холм из дохлых муравьев. Они как будто хотели доказать, что предпочитают смерть заточению.

Бывали и такие невольные гости, которые все время норовили сбежать. Молодая женщина не раз просыпалась с муравьем на лице. А если шляется один, это значит, что сейчас квартиру изучает минимум сотня. Тогда с чайной ложкой и пробиркой она отправлялась на отлов муравьев, чтобы вернуть их в стеклянную тюрьму.

Стремясь улучшить условия жизни своих пленников, а следовательно, и их настроение, Летиция поместила в аквариум растения бонсаи и цветы. Стараясь разнообразить пейзаж, она оборудовала для них угол с галькой, угол со щепками, угол с галетами. Чтобы они не утратили вкуса к охоте, она даже запускала в их Город, который назвала Эдмонполисом, маленьких живых сверчков. Солдаты с удовольствием гонялись за ними, пока те не умирали среди бонсаи.

Рыжие муравьи преподнесли ей самый удивительный сюрприз. Когда она впервые подняла крышку террариума, все нацелили на нее свои животы и мощным ансамблем выпустили кислоту. Нечаянно она вдохнула это желтое облачко. Ее глаза тут же затуманились. У нее появились галлюцинации, окрашенные в красные и зеленые тона. Вот это новость! Оказывается, можно было «получить кайф» от муравьиного тумана.

Об этом она сделала запись в своем блокноте. Ей было известно о существовании некой редкой болезни: ее жертв, как магнитом, тянуло к муравейникам. Часами лежали они на муравейниках и пожирали этих насекомых, — считалось, что таким образом они компенсируют дефицит муравьиной кислоты в организме. Теперь-то она точно знала, что на самом деле эти люди искали психоделические эффекты от муравьиной кислоты.

Придя в себя, она отложила инструменты, необходимые для поддержания жизни Города (пипетку, пинцет, пробирку и прочее), и как-то сразу остыла к этому своему хобби, она вновь погрузилась в журналистику. Ее следующая статья, как и предыдущая, будет посвящена загадочному делу братьев Сальта, ей не терпелось пролить на это свет.

42. ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

Сила слов: Слова обладают великой силой!

Вот я, говорящий с вами, уже давно мертв, однако, я все еще силен, благодаря этому собранию букв, которые и составляют книгу. Я жив, поскольку существует эта книга. Конечно, она отжимает у меня силы, но зато я навсегда останусь в ней. Вам нужны доказательства? Ну что же, я — мертвец, труп, скелет, однако я могу отдавать приказы вам — читателю, живому человеку. Да, хоть и мертвый, я все-таки могу управлять вами. Где бы вы ни были, на любом континенте, в любое время, я могу заставить вас слушаться меня. При помощи этой «Энциклопедии относительного и абсолютного знания». И я вам это докажу прямо сейчас. Вот мой приказ:

ПЕРЕВЕРНИТЕ СТРАНИЦУ!

Видите? Вы меня послушались. Я покойник, а вы все-таки меня послушались. Я здесь, в этой книге. Я живу в этой книге! И эта книга никогда не употребит во зло силу своих слов, потому что эта книга — ваш помощник. Ответ на любой вопрос вы всегда найдете в какой либо из ее строк или между строк.

Эдмон Уэллс.

«Энциклопедия относительного и абсолютного знания», том II

43. ЭТОТ ФЕРОМОН НАДО ЗНАТЬ

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "День Муравья":