Бернард Вербер

Сколько стоит лицензия на торговлю алкоголем.

 



Бернард Вербер
День Муравья

(en: "The Day of the Ants", fr: "Le Jour Des Fourmis"), 1992

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 |

 


14-я страница> поставить закладку

 

Шли - пу-ни велела позвать 103683-го. Стражи искали его повсюду и, наконец, нашли в стойле скарабеев.

Они ведут его в Химическую библиотеку.

Королева ждет его там полусидя. Она, должно быть, считывала феромон: ее антенны еще влажные.

Я много думала о нашем разговоре.

Шли - пу-ни признает, что восьмидесяти тысяч солдат и в самом деле недостаточно, чтобы истребить все Пальцы на Земле. Только что случилось несчастье, ужасная катастрофа, и это наводит на самые серьезные подозрения о силе этих чудовищ. Пальцы только что утащили Город Жю-ли-кан. Они унесли целый город в огромной прозрачной скорлупе.

103683-й с трудом верит в возможность такого.

Как это произошло и почему?

Королева не знает. События разворачивались очень быстро, а единственный выживший до сих пор пребывает в шоке после такого катаклизма. Но случай Жю-ли-кана не единственный. Каждый день ей докладывают о новых злодеяниях Пальцев.

Все выглядит так, будто Пальцы размножаются с невероятной скоростью. Будто они решили заполонить весь лес. С каждым днем их присутствие становится все ощутимее.

Что о них говорят свидетели? Их рассказы противоречивы. Одни рассказывают о черных и плоских животных, другие — о круглых и розовых.

Кажется, эти животные очень странные, какая-то природная аномалия.

103683-й погружается в размышления.

(А вдруг Пальцы и вправду наши боги? А вдруг мы восстаем против своих богов?)

Шли - пу-ни просит солдата следовать за ней. Они поднимаются на вершину купола. Воины приветствуют их и окружают царицу. Единственной плодущей царице опасно выходить на открытый воздух. На главный половой орган Бел-о-кана может напасть птица.

Но артиллеристы уже заняли позиции, они готовы поразить любую тень, которая попадет в их поле зрения.

Обойдя верхушку купола, Шли-пу-ни выходит на открытое место — это взлетная площадка. Здесь мирно пощипывают почки несколько жуков-носорогов. Королева предлагает 103683-му оседлать одного из них, того, чья черная кираса [*] слегка отливает медью.

Это чудо нашего эволюционного движения. Нам удалось приручить этих огромных летающих животных. Попробуй прокатиться на одном из них.

103683-й понятия не имеет, как управлять этими жесткокрылыми.

Шли - пу-ни дает несколько советов:

Постоянно держи свои усики рядом с его усами. Мысленно указывай ему дорогу, думай о ней. Твой скакун очень быстро подчинится тебе, ты сразу это заметишь. А на виражах не пытайся наклоняться в противоположную сторону. Повторяй за скарабеем каждое его движение.

44. КОХ — ЭТО ТО, ЧТО ВАМ НРАВИТСЯ

Символом КОХ был белый орел с тремя головами. Две из них опущены, и кажется, что они вот-вот отомрут. Зато гордо поднятая третья извергала струю серебряной воды.

Глядя на количество труб и дыма, можно было подумать, что все товары в стране производятся на этом заводе. Предприятие являло собой небольшой город, по которому передвигались на электромобиле.

По дороге к зданию Y коммерческий директор рассказывал комиссару Мелье и инспектору Каюзаку, что КОХ производит главным образом химические субстраты, которые служат основой для производства фармацевтической продукции, бытовых товаров и продуктов питания. Двести двадцать пять конкурирующих торговых марок стиральных порошков и моющих средств выпускаются на одной и той же основе мыльного порошка, производимого КОХ. Триста шестьдесят пять различных фирм изготавливают продукты питания на базе сырной пасты КОХ и борются за покупателей в супермаркетах. Синтетические смолы КОХ превращаются в мебель, в игрушки…

КОХ - это транснациональный концерн с юридическим адресом в Швейцарии. Концерн стоит во главе мирового бизнеса в бесчисленных отраслях: производство зубной пасты, гуталина, косметики…

В блоке Y полицейских повели в лабораторию, где работали братья Сальта и Каролина Ногар. Полицейские с удивлением обнаружили, что их рабочие столы находились рядом. Мелье спросил: — Так они были знакомы?

Встретивший их прыщавый химик в белом халате уточнил:

- Иногда они вели совместную работу.

- Не было ли у них в последнее время какого-нибудь совместного проекта?

- Да, но они держали его в тайне. Отказывались обсуждать его с коллегами. Они считали, что это преждевременно.

- Какая у них была специализация?

- У них не было узкой специализации. Они участвовали в исследованиях по многим направлениям. Воски, абразивные пудры, клеи для поделок — их интересовали все отрасли прикладной химии. Они часто объединяли свои усилия, и, кстати, весьма успешно. Но что касается их последних разработок, я повторяю, они никому о них не рассказывали.

Продолжая какую-то свою мысль, вмешался Каюзак:

- А может, они работали над веществом, способным сделать людей прозрачными?

Химик усмехнулся:

- Делать людей невидимыми? Вы шутите?

- Вовсе нет. Я вполне серьезен.

Специалист казался озадаченным.

- Позвольте, я вам объясню: наше тело никогда не сможет стать прозрачным. Мы состоим из слишком сложных клеток, никакой исследователь, пусть даже гениальный, не может сделать их такими же прозрачными, как вода.

Каюзак не углублялся. Наука никогда не была его коньком. И, тем не менее, что-то по-прежнему не давало ему покоя.

Мелье пожал плечами и тоном профессионала спросил:

- Можно взглянуть на те вещества, над которыми они работали?

- Ну, как бы это сказать…

- Есть проблема?

- Да. Кое-кто уже забрал их.

Мелье подобрал обнаруженный на этажерке волос.

- Женщина, — сказал он. Химик удивился.

- Это и правда была женщина. Но… Комиссар уверенно продолжил:

- Ей от двадцати пяти до тридцати лет. Она здорова и свежа. Она евразийка, и у нее полный порядок с кровообращением.

- Это вопрос?

- Нет. Я вижу это по волосу с этажерки, кстати, это единственное место, где нет пыли. Я не прав?

Химик был в замешательстве.

- Вы не ошиблись. Но откуда вы узнали все это?

- Волос блестит, значит, его недавно мыли. Принюхайтесь, он еще надушен. Волос толстый, значит, принадлежит человеку молодому. Покров широкий, что характерно для восточных людей. Сердцевина волоса насыщенного цвета, значит, кровеносная система в прекрасном состоянии. Я даже могу сказать Вам, что эта женщина работает в «Воскресном утре».

- Тут вы блефуете. Это вы тоже определили по одному волосу?

Тут он повторил слова Летиции Уэллс, сказанные во время их первой встречи:

- Нет, это мне мой пальчик сказал.

Каюзаку захотелось показать, что он тоже не лишен проницательности:

- Что украла эта женщина?

- Она ничего не крала, — возразил химик. — Она спросила, можно ли забрать сосуды с собой и исследовать их содержимое на досуге. Мы не усмотрели в этом ничего страшного.

Глядя на мрачное лицо комиссара, он извинился:

- Мы не знали, что потом зайдете вы и тоже будете этим интересоваться. Иначе мы бы, конечно, оставили их для вас.

Мелье повернулся на каблуках, увлекая Каюзака:

- Так, я думаю, эта Летиция Уэллс может много чего рассказать.

45. ИСПЫТАЙТЕ ЖУКА-НОСОРОГА

103683-й забрался на переднегрудь жесткокрылого. Воздушный корабль был размером четыре шага в длину и два в ширину. Со своего места муравей видит перед собой загнутый рог скарабея, похожий на нос корабля. Его функции многочисленны: копье, вспарывающее животы, мушка для стрельбы кислотой, абордажный крюк, разрушительный таран.

Тем не менее, самой животрепещущей проблемой для доблестного солдата остается одно — как завести этот двигатель.

Мыслью, - посоветовала ему Шли-пу-ни.

Сейчас попробуем.

Соединение антенн.

103683-й концентрируется на взлете. Но как это огромное жесткокрылое сможет преодолеть силу притяжения?

Я хочу взлететь. Полетели.

103683-й не успевает удивиться. Это животное выглядит таким неуклюжим и неловким, но вот сзади что-то заскользило с урчанием хорошо смазанного механизма. Пара коричневых надкрыльев поднимается вверх. Два широких прозрачных крыла с коричневатым отливом раскрываются, поворачиваются наискось и оживают мелким нервным биением. Окрестности тут же наполняются оглушительным шумом. Шли-пу-ни забыла предупредить солдата: жесткокрылый сильно шумит в полете. Гудение усиливается. Все вибрирует. Такое развитие событий пугает 103683-го.

Вихри пыли и опилок поднимаются на всем обозримом пространстве. Странный эффект: кажется, что это не скакун поднимается, а Город опускается под землю. Постепенно уменьшаясь, Королева снизу машет ему усиками. Когда она скрылась из виду, 103683-й замечает, что находится на высоте доброй тысячи шагов.

Я хочу лететь прямо.

Скарабей тут же направляется вперед и мчится, грохоча крыльями.

Летит! Он летит!

Это мечта всех бесполых, и вот сегодня она у него осуществляется. Победить силу тяготения, завоевать воздушное пространство, подобно самцам и самкам в день свадебного полета!

Неясно 103683-й различает летающих вокруг него стрекоз, мух, ос. Спереди он улавливает запах птичьих гнезд. Опасность. Он отдает приказ срочно уходить на вираж. Но наверху все не так, как на земле: нельзя повернуть, не наклонив плоскость крыльев, по крайней мере, на 45°. И когда скарабей исполняет приказ, все опрокидывается.

Муравей соскальзывает, он пытается зацепиться когтями за хитин своего скакуна, но хватка слабеет, и он процарапывает полосы на черном лаке — оттуда летят мелкие стружки. Он теряет точку опоры и неумолимо скатывается по боку летящего животного.

Он падает в пустоту.

Он падает бесконечно. А скарабей ничего даже не заметил. 103683-й видит, как тот завершает свой вираж и решительно отправляется в неведомые воздушные дали.

Муравей все падает, падает, падает. На него надвигается земля с растениями и острыми камнями. Он летит, кувыркаясь, его антенны беспорядочно подпрыгивают.

И вот — удар!

Он падает на лапки, подскакивает, падает снова, снова подскакивает. Подстилка из мха своевременно смягчает последний кульбит.

Муравей — настолько легкое и прочное насекомое, что свободное падение не может его убить. Даже упав с очень высокого дерева, он снова берется за дело, как будто ничего не случилось.

103683-й всего лишь немного взбудоражен головокружительным полетом. Он выставляет усики вперед, быстро чистит их и снова направляется к Городу.

Шли - пу-ни никуда не уходила. Когда 103683-й поднялся на купол, он увидел ее на прежнем месте.

Не отчаивайся. Попробуй еще раз.

Королева провожает солдата на взлетную площадку.

Кроме восьмидесяти тысяч солдат, ты можешь взять шестьдесят семь ручных носорогов-наемников. Это отличное подкрепление. Ты должен научиться пилотировать на них.

103683-й взлетает на другом жуке. Первый опыт не увенчался успехом, может быть, с новым боевым конем они лучше поймут друг друга.

Одновременно справа взлетает еще один артиллерист. Они летят рядом, и тот делает ему знаки. На такой скорости феромоны практически не передаются. Первооткрыватели изобрели язык жестов, основывающийся на движениях усиков, чтобы не замедлять полет. В зависимости от того, подняты они или опущены, это своего рода азбука Морзе, она понятна на расстоянии.

Артиллерист демонстрирует, как можно передвигаться по спине скакуна. Для этого надо цепляться когтями за зернение кирасы. Сам солдат, кажется, прекрасно освоил эту технику. Потом артиллерист показывает, как можно спуститься по лапкам скарабея. Оттуда можно даже управлять своим брюшком и стрелять по всему, что двигается внизу.

103683 - му трудновато выполнять все эти акробатические трюки, но вскоре он забывает, что летит на высоте двух тысяч шагов. Он начинает привыкать к своему скакуну. Когда тот спикировал, у самой травы ему удается произвести выстрел и срезать цветок.

Точное попадание вселяет в него надежду. Он думает, что с этими шестьюдесятью семью боевыми машинами можно будет разгромить хотя бы несколько этих… несколько этих Пальцев!

Подъем углом, потом спуск в пике, - приказывает он своему скарабею.

Солдату начинает нравиться это ощущение скорости в усиках. Ну и сила, а какой прогресс для мирмекийской цивилизации! И он из первого поколения тех, кто освоил это чудо — полет на скакуне-скарабее!

Скорость опьяняет его. Недавнее падение не имело никаких серьезных последствий и теперь ему кажется, что на этом воздушном корабле ему ничего не угрожает. Он приказывает выполнять фигуры высшего пилотажа: спирали, мертвые петли… 103683-й переполняется неведомыми ощущениями. В его Джонстоновом органе как будто произошло короткое замыкание. Теперь он не знает, где верх, где низ, перед, зад. Однако он не забывает, что когда прямо перед ним вырисовывается дерево, надо быстро уйти в вираж и уклониться от него.

Поглощенный игрой со своим летательным аппаратом, он не заметил, как небо угрожающе потемнело. Он не сразу понял, что его скакун занервничал. И что он больше не подчиняется ему и не исполняет с полуслова приказов набрать высоту. И даже постепенно снижается.

46. ГИМН

Феромон памяти № 85.

Тема: Эволюционный гимн.

Автор: Королева Шли-пу-ни.

Я — великая перемена курса.

Я выбиваю муравьев из привычной колеи, и это наполняет их страхом.

Я произношу странные истины и делаю прогнозы, полные парадоксов.

Я — отклонение в системе, но система должна отклоняться, чтобы эволюционировать.

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "День Муравья":