Бернард Вербер

Цветовая гамма пластиковой мебели.

 



Бернард Вербер
День Муравья

(en: "The Day of the Ants", fr: "Le Jour Des Fourmis"), 1992

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 |

 


18-я страница> поставить закладку

 

Вода лижет им спины. 103683-й и его товарищи неистово вгрызаются в потолок. Тела были покрыть водяной пылью, и тогда — о чудо! — они вдруг добрались до сухой комнаты.

Это спасение.

Они быстро заделывают вход. Выдержит ли песчаная стена? Да, поток огибает ее и устремляется в менее прочные коридоры. Прижавшись друг к другу в маленьком помещении, муравьи чувствуют себя лучше.

Мятежники пересчитываются: выжило не больше полусотни. Кучка деистов бормочет:

Мы недостаточно кормили Пальцев. За это они порвали небо.

Согласно мирмекийской космогонии, планета Земля имеет форму куба, а облака удерживают «верхний океан». Каждый раз, когда вес верхнего океана становится слишком велик, потолок трескается и происходит то, что называется дождем.

Деисты же утверждают, будто трещины в облаках образуются от когтей Пальцев. Как бы там ни было, в данный момент муравьи помогают друг другу прийти в себя. Одни совершают трофоллаксис. Другие растирают друг друга, стараясь сохранить запасы тепла.

103683-й прикладывает свои ротовые присоски к стенке и чувствует, как весь Город сотрясается под атаками воды.

Бел - о-кан парализован, его совершенно оглушил этот полиморфный враг, который простирает свои прозрачные лапы в каждый закоулок. Будь он неладен, этот коварный тихоня дождь, который просачивается в любую щель не хуже муравья. Солдаты по наивности отбиваются от дождя мандибулами-саблями, стуча по наползающим на них каплям. Рассечь одну из них значит бороться с четырьмя другими. Когда бьешь лапкой по дождю, дождь цепляется за лапку. Когда стреляешь в дождь кислотой, дождь становится кислотным. Когда толкаешь дождь, дождь затягивает тебя.

Жертв потопа уже не сосчитать.

Все поры Города широко раскрыты.

Бел-о-кан тонет.

59. ТЕЛЕВИДЕНИЕ

На экране появилось взволнованное лицо мадам Рамирез. За то время, пока она билась над последней загадкой, над этой цифровой последовательностью, зрительская аудитория передачи удвоилась. Что это: садистское удовольствие видеть, как кто-то до сего времени безупречный вдруг начинает сдавать позиции? Или же публике легче отождествить себя не с победителем, а с побежденным?

Ведущий, как всегда в прекрасном настроении, задает вопросы:

- Итак, мадам Рамирез, вы нашли отгадку?

- Нет. Все еще нет.

- Сосредоточьтесь, мадам Рамирез! На какие мысли вас наводит эта последовательность цифр?

Камера остановилась сначала на доске, потом на мадам Рамирез — она задумчиво рассуждала:

- Чем больше я смотрю на эту последовательность, тем больше я теряюсь. Это сложно, очень сложно. Но мне кажется, я заметила некую закономерность… Единица всегда стоит в конце… Группы двоек в середине…

Она подошла к доске, где были написаны цифры, и голосом школьной учительницы прокомментировала:

- Можно предположить, что это экспоненциальная прогрессия. Но это не совсем так. Сначала я подумала, что это последовательность единиц и двоек и вот возникает цифра «три» и тоже присутствует в последовательности… Тогда я подумала, что, может быть, здесь вовсе нет никакого порядка. Мы имеем дело с миром хаоса, с цифрами, расположенными в случайной последовательности. Однако моя женская интуиция подсказывает, что это не так, что они расставлены не случайно.

- Так, на какие же мысли вас наводит эта картина, мадам Рамирез?

Физиономия мадам Рамирез внезапно просияла. — Боюсь, вы будете смеяться, — сказала она. Зал взорвался аплодисментами.

- Дайте мадам Рамирез подумать, — вмешался ведущий. — Она о чем-то думает. О чем же, мадам Рамирез?

- О рождении вселенной, — сказала она, нахмурив лоб. — Я думаю о рождении вселенной. Один — это божья искра, она разгорается, а потом множится. Может, вы предлагаете мне в качестве загадки математическое уравнение, управляющее вселенной? То, что Эйнштейн тщетно искал всю жизнь? Грааль всех физиков мира?

На этот раз ведущий сделал загадочную мину, как нельзя лучше подходящую к теме передачи.

- Кто знает, мадам Рамирез! Ведь это «Ловушка для…

- …мысли»! — дружно подхватила публика.

- …именно для мысли, а мысль не ведает границ. Итак, мадам Рамирез, ответ или джокер?

- Джокер. Мне нужна дополнительная информация.

- Табло! — потребовал ведущий.

Он написал последовательность:

1

11

21

1211

111221

312211

13112221

Потом, не заглядывая в шпаргалку, дописал:

1113213211

- Я напоминаю вам ключевые фразы. Первая: «Чем больше у вас ума, тем меньше у вас шансов найти». Вторая: «Надо забыть все, что знаешь». И вот вам третья для вашей проницательности: «Как и вселенная, эта загадка берет начало в абсолютной простоте».

Аплодисменты.

- Могу я дать вам совет, мадам Рамирез? — спросил ведущий, вновь просияв.

- Прошу вас, — ответила кандидатка.

- Я думаю, мадам Рамирез, вы недостаточно просты, недостаточно глупы, словом, недостаточно пусты. Вам ставит подножки ваш собственный ум. Вернитесь назад, станьте той маленькой наивной девочкой, которая все еще живет в вас. А что до моих дорогих телезрителей, я говорю им: до завтра, если пожелаете!

Летиция Уэллс выключила телевизор:

- Передача становится все интересней, — сказала она.

- Вы нашли отгадку?

- Нет, а вы?

- Тоже нет. Если хотите мое мнение — мы слишком умные. Этот ведущий прав.

Мелье пора было уходить. Он рассовал пробирки по глубоким карманам.

На пороге он еще раз спросил:

- Почему бы нам не помочь друг другу, а не надрываться в одиночку?

- Потому что я привыкла действовать в одиночку, а еще потому, что полиция и пресса никогда не бывают заодно.

- Никаких исключений?

Она тряхнула своими короткими волосами цвета черного дерева.

- Никаких исключений. Ступайте, комиссар, и пусть победит лучший!

- Раз вы так хотите, пусть победит лучший!

Он исчез на лестнице.

60. В ПОХОД

Дождь выдохся и отступает. Отступает по всем фронтам. И на него тоже имеется свой хищник. Имя ему — Солнце. Давний союзник мирмекийской цивилизации заставил себя ждать, но пришел, как всегда, кстати. Он быстро закрыл зияющие раны на небе. Верхний океан больше не льется на мир.

Спасенные от беды белоканцы выходят, чтобы обсохнуть и обогреться. Дождь — это как зимняя спячка, только вместо холода влага. Это намного хуже. Холод усыпляет, а вот влага убивает!

Снаружи восхваляют победоносную звезду. Некоторые затягивают древний победный гимн:

Солнце, войди в наши панцири,

Оживи наши больные мышцы

И объедини наши мысли.

Весь Город подхватывает эту пахучую песню. Бел-о-кан изрядно потрепан. То немногое, что осталось от купола, изрешечено градинами, из пробоин вытекают прозрачные струйки воды с черными сгустками — это утонувшие муравьи.

Переселенцы из других Городов выглядят не лучше. Неужели одного ливня хватило, чтобы разрушить горделивую лесную Федерацию рыжих муравьев? Простого дождя, чтобы положить конец империи?

Сквозь пробоины в куполе виден солярий: мокрыми гранулами плавают коконы в мутной жиже. Сколько кормилиц встретили смерть, спасая расплод на вытянутых лапках? Некоторые коконы удалось сохранить, удерживая их над головой кончиками лапок.

Несколько муравьев-привратников, которые своими головами затыкали входы в Закрытый город, все же выжили. Они потрясены масштабами катастрофы. Сама Шли-пу-ни поражена размером убытков.

Разве можно в таких условиях построить что-то на века? К чему весь ум, если немного воды — и мир отбрасывается к первым дням муравьиной цивилизации?

103683-й вместе с мятежниками выползает из убежища. Солдат тут же подходит к королеве.

После всего, что случилось, придется отказаться от крестового похода против Пальцев.

Шли - пу-ни замирает, обдумывая его слова. Потом спокойно шевелит антеннами, отвечает, что нет, поход -это первостепенная задача, и ничто не сможет его отменить. Она добавляет, что элитные войска, размещенные внутри Закрытого города, целы и в резерве есть жуки-носороги.

Мы должны истребить Пальцы, и мы это сделаем.

Разница только в численности: вместо восьмидесяти тысяч солдат у 103683-го будет только… три тысячи. Конечно, численность уменьшилась, но все они опытные воины и прекрасные бойцы. Правда, вместо планируемых вначале четырех эскадрилий теперь будет только одна, но тридцать скарабеев это лучше чем ничего.

103683-й покорно склоняет усики. Но он с прежним пессимизмом оценивает перспективы этой жалкой экспедиции.

Шли - пу-ни удалилась и продолжила свою инспекцию. Местами стены уцелели, и это спасло целые кварталы. Но потери огромны: в основном погибли коконы и молодняк. Шли-пу-ни решает ускорить темп кладки, надо как можно скорее заселить свой город. В сперматеке есть миллионы активных сперматозоидов.

И раз надо откладывать яйца, она будет их откладывать.

В Бел-о-кане всюду что-то чинят, кормятся, лечат, подсчитывают ущерб, решают проблемы.

Муравьи легко не сдаются.

61. КАМЕННЫЙ СОК

В номере отеля «Боривачи» профессор Максимилиан Мак-Хариос изучал содержимое пробирки. Вещество, которое он получил от Каролины Ногар, превратилось в черную жидкость, похожую на каменный сок.

Зазвонил колокольчик. Этих двух гостей ждали. Супружеская пара эфиопских ученых — Жиль и Сюзанна Одержен.

- Ну как? — с порога спросил мужчина.

- Все прекрасно, все идет по плану, — спокойно ответил профессор Мак-Хариос.

- Вы уверены? Телефон братьев Сальта не отвечает.

- Подумаешь! Они, наверное, уехали в отпуск.

- Каролина Ногар тоже не берет трубку.

- Они так много работали! Вполне естественно, что теперь они хотят немного отдохнуть.

- Отдохнуть? — передразнила Сюзанна Одержен.

Она открыла сумочку и протянула газетные вырезки, в которых сообщалось о смерти братьев Сальта и Каролины Ногар.

- Вы что, газет не читаете, профессор Мак-Хариос? Газеты уже окрестили эти события «триллером лета»! И это у вас называется «все идет по плану»?

Рыжего профессора, казалось, ничуть не обеспокоили эти новости.

- Чего ж вы хотите? Нельзя зажарить омлет, не разбив яйца.

Эфиопов, похоже, это беспокоило гораздо сильнее,

- Будем надеяться, что «омлет» будет зажарен до того, как разобьют все яйца!

Мак - Хариос улыбнулся. Он показал им пробирку на соломенном тюфяке.

- Вот он, наш «омлет».

Все взгляды устремились на черную жидкость с нежно-голубыми отблесками. Профессор Одержен очень бережно спрятал драгоценную пробирку во внутренний карман пиджака.

- Я не знаю, что происходит, Мак-Хариос, но будьте осторожны.

- Не беспокойтесь. Пара моих борзых сумеет защитить меня.

- Ваших борзых! — воскликнула женщина. — Они даже не гавкнули, когда мы пришли. Хороши церберы!

- Как раз сегодня вечером их здесь нет. Ветеринар оставил их у себя для осмотра. Но завтра мои верные стражи снова будут охранять меня.

Эфиопы ушли. Усталый Мак-Хариос улегся спать.

62. МЯТЕЖНИКИ

Выжившие мятежники собрались под цветком земляники неподалеку от Бел-о-кана. Ягодный аромат перебьет запах бесед, если вдруг поблизости окажется ненужный усик. 103683-й присоединился к группе. Он спрашивает, что они собираются делать теперь, когда их осталось так мало.

Старший из них, недеист, отвечает:

Нас осталось мало, но мы не дадим Пальцам умереть. Чтобы прокормить их нам придется работать еще больше.

Одна за другой поднимаются антенны, выражая одобрение. Потоп не смыл их решимости.

Один деист поворачивается к 103683-му и указывает ему на кокон от бабочки:

А ты должен отправиться в путь. Ради этого. Доведи этот поход до края мира. Так надо для миссии Меркурий.

Попробуй привести с собой пару Пальцев, - просит другой, — мы будем ухаживать за ними и посмотрим, смогут ли они размножаться в неволе.

Самый младший в группе, 24-й, просится в поход с 103683-м. Он хочет увидеть Пальцы, понюхать их, может, даже потрогать. Доктора Ливингстона ему мало. Он всего лишь переводчик. А так хочется прямого контакта с богами, пусть даже уничтожая их. Он настаивает, он пригодится 103683-му, например, будет держать кокон во время битв.

Остальных мятежников удивляет такая кандидатура.

Почему, что не так в этом муравье? - спрашивает 103683-й.

Молодой 24-й не дает им ответить и упрашивает солдата взять его с собой в эту новую одиссею.

103683-й принимает это предложение и больше ни о чем не спрашивает. Запахи поблизости сообщают ему, что ничего особо страшного в этом 24-м нет. Он сам узнает во время путешествия, из-за какого «изъяна» над ним подтрунивают товарищи.

Но тут еще один мятежник просится в путешествие. Это 23-й, старший брат 24-го.

103683-й обнюхивает его и одобряет. Эти добровольцы будут для него желанными помощниками.

В поход выступят завтра утром с первыми лучами солнца. Два брата, 23-й и 24-й, просто должны ждать здесь.

63. ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ МАК-ХАРИОСА

Профессор Максимилиан Мак-Хариос уверен: он слышал шум, там, в ногах своей кровати. Что-то разбудило его, он напряженно замер. Потом включил ночник и приподнялся. Сомнений нет: одеяло тряслось мелкой дрожью.

Но ученый такого уровня не позволит себя напугать. Встав на четвереньки, он полез под простыни головой вперед. Сначала он улыбнулся, его развеселило и заинтриговало то, что могло вызвать эти движения. Но когда ОНО напало на него, то, оказавшись в этой тряпичной пещере, он не успел даже защитить лицо.

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "День Муравья":