Бернард Вербер

Подробности эвакуатор севастополь у нас.

 



Бернард Вербер
День Муравья

(en: "The Day of the Ants", fr: "Le Jour Des Fourmis"), 1992

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 |

 


19-я страница> поставить закладку

 

Если бы в этот момент кто-то оказался в номере, он решил бы, что поверхность кровати так оживленно шевелится в ночь любви.

Но то была не ночь любви. То была ночь смерти.

64. ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

Мутация. После аннексирования Тибета туда переселились китайские семьи, чтобы показать, что эта страна также населена китайцами. Но в Тибете трудно переносить атмосферное давление. С непривычки оно вызывает головокружения и отеки. Возникла психологическая загадка: китайские женщины оказались не способны там рожать, тогда как тибетские женщины, без осложнений рожали в самых высокогорных деревнях. Все происходило так, будто тибетская земля отторгала пришельцев, органически непригодных для проживания на ней.

Эдмон Уэллс.

«Энциклопедия относителъного и абсолютного знания», том II

65. ДЛИННЫЙ ПЕРЕХОД

На рассвете солдаты начинают собираться там, где когда-то были ворота номер 2, теперь от них осталась лишь куча раздавленных мокрых веточек.

Те, кому холодно, делают небольшую разминку. Другие точат мандибулы или вспоминают боевые приемы и военные хитрости.

Наконец над увеличивающейся численно армией поднимается солнце, сверкают кирасы. Все ликуют. Все понимают: наступает великий момент.

Появляется 103683-й. Многие узнают его и приветствуют. Рядом с ним два брата-мятежника. 24-й несет кокон бабочки, сквозь который смутно виднеется что-то темное.

Что в этом коконе? - спрашивает один воин.

Еда всего-навсего, - отвечает 24-й.

Появляются жуки-носороги. Пусть их осталось всего тридцать, они все равно производят впечатление! Все сгрудились и любуются ими вблизи. Все хотят увидеть, как те взлетают, но они объясняют, что делают это только тогда, когда это действительно необходимо. А пока они, как и все, будут передвигаться по земле.

Пересчитываются, подбадривают друг друга, поздравляют, подкрепляются. Распределяют медвяную росу и лапки утонувшей тли, собранные среди мусора. У муравьев ничего не пропадает. Поедают даже яйца мертвых нимф. Намокшие, как губки, куски мяса ходят по рядам, просушиваются, потом жадно поглощаются.

Как только покончили с этой холодной говядиной, настойчивый сигнал приказывает армии подравняться для марша. Вперед, в поход против Пальцев!

Отправление.

Муравьи продвигаются длинной процессией. Бел-о-кан направляет свою вооруженную руку на запад. Солнце лучится приятным теплом. Солдаты запевают древний пахучий гимн:

Солнце, наполни наши панцири, оживи нами на труженные мышцы. И объедини наши разрозненные мысли.

Вокруг подхватывают:

Мы все — пылинки солнца. Пусть искры осветят наши умы, и наши умы однажды тоже станут искрами света. Мы все — это теплота. Мы все — солнечные песчинки. Пусть Земля укажет нам путь! Мы пройдем ее вдоль и поперек и дойдем до самого края. Мы все — солнечные песчинки.

Наемные муравьи ponurines не знают слов. Они поддерживают пение, поскрипывая черешками листьев. Чтобы музыка звучала лучше, хитиновым кончиком груди они проводят по рифленому поясу, расположенному внизу колец на их брюшке. Таким образом получается звук, напоминающий стрекотание сверчка, но только более резкий и не такой звонкий.

Военная песня допета, дальше муравьи продвигаются молча. Они шагают не в ногу, но сердца их бьются в унисон.

Каждый думает о Пальцах, вспоминает ужасные легенды об этих чудовищах. Объединенные в войско, они радостно продвигаются вперед и чувствуют себя всемогущими. Поднимается ветер: кажется, он тоже решил поторопить большой поход и облегчить ему задачу.

103683-й шагает во главе и вдыхает запах трав, листьев и веток, проплывающих над его антеннами

Повсюду обилие запахов. Мелкие животные страхе разбегаются, пестрые цветы завлекают опьяняющими ароматами, темные стволы, конечно же, укрывают вражеские отряды, папоротники-орлы кишат diables-cherche-midi…

Да, все на месте. Как и тогда, в первый раз. Все пропитано этим чудесным запахом — запахом большого приключения, которое начинается еще раз!

66. ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

Закон Паркинсона. Согласно закону Паркинсона (ничего общего с одноименной болезнью), чем интенсивней развивается предприятие, тем больше на нем посредственных работников, которым, тем не менее, довольно прилично платят. Почему? Просто потому, что начальники боятся, что на их место придут конкуренты. Лучший способ не создавать опасных соперников — нанимать малокомпетентных людей. Лучший способ подавить в них любые поползновения к инициативе — это переплачивать им. Таким образом, начальники обеспечивают себе стабильный покой.

Эдмон Уэллс.

«Энциклопедия относительного и абсолютного знания», том II

67. НОВОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ

- Профессор Максимилиан Мак-Хариос был светилом химического университета в Арканзасе. Неделю назад он приехал во Францию и остановился в этом отеле, — докладывал инспектор Каюзак, заглядывая в папку.

Жак Мелье осматривал комнату и делал заметки. Дежурный полицейский просунул голову в дверь:

- Журналистка из «Воскресного эха» хочет видеть вас, комиссар. Впустить ее?

- Да.

Летиция Уэллс, как всегда, была неотразима в одном из своих черных шелковых костюмов.

- Добрый день, комиссар.

- Добрый день, мадемуазель Уэллс! Каким ветром вас занесло? Я думал, мы должны работать каждый сам по себе, пока не победит сильнейший.

- Это не мешает нам одновременно находиться на месте загадок. В конце концов, когда мы смотрим «Головоломку для ума», то каждый по-своему решает одну и ту же задачу… Вы провели экспертизу с пробирками из КОХ?

- Да. По лабораторным данным это мог быть яд. Там куча всего, названия я не запомнил. Одно токсичней другого. Уверяют, что там есть из чего наделать инсектицидов.

- Ну что же, комиссар, теперь вы знаете столько же, сколько я. А что дало вскрытие Каролины Ногар?

- Остановка сердца. Многочисленные внутренние кровоизлияния. Старая песня.

- Хммм… А как насчет этого? Опять все тот же ужас?

Рыжеволосый ученый лежал на животе, голова была повернута в сторону собравшихся: на лице безумный страх, он будто призывал их в свидетели. Глаза вылезли из орбит, отвратительные слизистые выделения изо рта заливали широкую бороду, из ушей еще сочилась кровь… Странный клок седых волос спадал ему на лоб, и надо было выяснить, была ли у него эта седина до наступления смерти. Мелье еще раз обратил внимание на то, что руки были сцеплены на животе.

- Вы знаете, кто он? — спросил он.

- Наша новая жертва является, или точнее являлась, Максимилианом Мак-Хариосом, профессором мировым именем в области создания инсектицидов

- Ну да, инсектицидов… Кто может быть заинтересован в убийствах авторитетных создателей инсектицидов?

Вместе они приступили к осмотру тела знамени того химика.

- Может, это Лига защитников природы? — предположила Летиция.

- Ну да, а может, и сами насекомые? — усмехнулся Мелье.

Летиция покачала черной челкой.

- Почему бы и нет. Но газеты читают только люди!

Она протянула газетную вырезку, где сообщалось о прибытии в Париж профессора Максимилиана Мак Хариоса на семинар по проблемам борьбы с насекомыми в мире. Там было даже указано, что он остановился в отеле «Бельвю».

Жак Мелье прочел заметку и передал ее Каюзаку, тот приобщил ее к делу. Потом он продолжил внимательно изучать комнату. В присутствии Летиции он очень хотел блеснуть своим профессионализмом. По-прежнему никакого орудия, нет следов взлома, отпечатков на стеклах, никаких видимых ран. Как у братьев Сальта, как у Каролины Ногар — никаких улик.

И здесь тоже не проходила первая когорта мух. Значит, убийца оставался на месте не менее пяти минут после наступления смерти, как будто для того, чтобы понаблюдать за трупом или замести следы.

- Вы обнаружили что-нибудь? — спросил Каюзак.

- Мух снова спугнули.

Инспектор был потрясен. Летиция спросила:

- Мухи? При чем тут мухи?

Комиссар обрадовался тому, что настал его час, и прочел ей небольшую лекцию о мухах:

- Идея раскрывать уголовные дела с помощью мух досталась нам от некоего профессора Бруареля.

В 1890 году в каминной трубе одной парижской квартиры был обнаружен мумифицированный труп младенца. В той квартире за предыдущие несколько месяцев сменилось много жильцов: кто из них спрятал маленький трупик? Бруарель разгадал загадку. Он взял на анализ яйца мух изо рта жертвы, определил время их созревания и таким образом смог с точностью до недели определить время, когда младенца запихнули в эту трубу. Виновных арестовали.

Красивая журналистка была не в состоянии скрыть своего отвращения, а Мелье вдохновенно продолжал:

- Я сам однажды воспользовался этим методом и с его помощью раскрыл преступление: учитель начальных классов был найден мертвым в школе, а убили его в лесу, и уже потом перенесли в класс, чтобы выглядело как месть ученика. Это засвидетельствовали мухи. На теле убитого были личинки лесных мух.

Летиция подумала, что при случае эта теория могла бы стать темой для ее статьи.

Довольный своим выступлением, Мелье вернулся к кровати. Всматриваясь в светящуюся лупу, он наконец заметил крошечную дырочку идеальной квадратной формы снизу на пижамных брюках погибшего. Журналистка подошла к нему. Он подумал, потом все-таки сказал ей:

- Видите эту маленькую дырочку? Я видел такую же на пиджаке одного из братьев Сальта. И точно такой же формы…

ЗЗЗЗЗзззззз…

Этот характерный звук отозвался в ушах комиссара. Он поднял голову и на потолке заметил муху.

Она немного проползла, взлетела и сделала виток на их головами. Раздраженный полицейский хотел ее прогнать, но комиссар остановил его. Он следил за полетом и хотел увидеть, куда она сядет.

- Смотрите!

Ее бесконечные круги истощили терпение все: полицейских и журналистки, но наконец муха опустилась на шею трупа. Потом скользнула под подбородок. И исчезла под телом Мак-Хариоса.

Заинтригованный, Жак Мелье подошел и перевернул тело, чтобы посмотреть, куда уползла муха.

Вот тогда он и увидел надпись.

Профессор Мак-Хариос нашел в себе силы обмакнуть палец в кровь, вытекавшую из ушей, и написать на простыне одно-единственное слово. Затем он рухнул вниз, возможно, чтобы заслонить эту надпись о' убийцы, а возможно, потому что уже был мертв…

Все присутствующие подошли и прочли семь букв

Муха высасывала своим хоботком кровь из первой буквы — «М». Потом, покончив с этим, она принялась за «У», «Р», «А», «В», «Ь» и «И».

68. ПИСЬМО К ЛЕТИЦИИ

«Летиция, моя дорогая доченька,

Не суди меня строго.

Оставаться с тобой после смерти твоей матери я не мог: я смотрел на тебя, а видел ее, и это было подобно ударам раскаленного добела ножа по сердцу.

Я не из тех крепких мужчин, которые, стиснув зубы, могут выстоять в любых обстоятельствах. В такой ситуации я не в силах сопротивляться, и я покорно плыву по течению.

Я избрал бегство — такое поведение принято считать трусостью. Но ничто другое не спасет ни тебя, ни меня

Ты вырастешь совсем одна, одна выучишься, тебе придется найти в себе силы и идти вперед. Когда многого не хватает — это не самая плохая школа. В жизни мы всегда одиноки, и чем раньше это осознаем, тем лучше будет для нас.

Ищи свою дорогу.

Никто из моей родни не знает о твоем существовании. Я всегда умел хранить в тайне то, что мне дороже всего. В тот момент, когда ты получишь это письмо, я буду уже мертв. Поэтому не стоит меня разыскивать. Свою квартиру я завещал моему племяннику Джонатану. Ты туда не ходи, с ним не разговаривай и ничего не требуй.

Наследство, которое я тебе оставляю, совсем другое. Большинству людей мой подарок мог бы показаться бессмысленным. Но для пытливого и предприимчивого ума он бесценен. И вот что я тебе доверяю.

Это чертежи машины, которая позволит расшифровывать пахучий язык муравьев. Я назвал ее «Пьер де Розетт«, потому что она дает уникальную возможность построить мост между двумя видами, двумя высокоразвитыми цивилизациями.

Это машина-переводчик. С ее помощью можно не только понимать язык муравьев, но и говорить с ними. Вести диалог с муравьями! Ты представляешь себе?

Я начал использовать ее сравнительно недавно, но она уже открыла мне столько чудесных перспектив, что осуществить их остатка жизни не хватит.

Продолжи мое дело. Прими эстафету. Потом ты передашь ее другому избранному тобой человеку, — главное, чтобы это устройство никогда не было забыто. Но действовать надо в строжайшей секретности: еще не настало то время, когда интеллект муравьев мог бы явиться людям при свете дня. Расскажи об этом только тем, кто будет полезен для развития этого контакта.

Может быть, в этот день моему племяннику Джонатану удалось использовать прототип, который я оставил в пещере. Вообще-то я сомневаюсь в этом, но это не важно.

Если этот путь тебя волнует и зовет, думаю, он подарит тебе много потрясающих сюрпризов.

Дочь моя, я люблю тебя.

Эдмон Уэллс

P.S. 1. Приложены чертежи аппарата «Пьер де Розетт«.

P.S. 2. Также приложен второй том моей «Энциклопедии относительного и абсолютного знания«. В глубине подвала под моей квартирой существует ее копия. Это произведение охватывает все области знаний, но предпочтение отдано энтомологии. В «Энциклопедии относительного и абсолютного знания« каждый находит то, что имеет у себя внутри, каждый находит то, что ему требуется. Эту книгу прочитываешь каждый раз по-разному, так как она входит в резонанс с жизнью читателя и гармонизируется с его собственным мировоззрением.

Считай, что это проводник и друг, которого я тебе посылаю.

P.S. 3. Помнишь, когда ты была маленькая, я загадал тебе одну загадку (ты уже тогда любила загадки)? Я спросил, как построить четыре равнобедренных треугольника из шести спичек. Тебе в помощь я дал фразу: «Надо думать по-другому«, не сразу, но ты все-таки нашла решение. Здесь речь идет о третьем измерении. Думать надо было не только в плоскости. Построить рельефную пирамиду. Это был первый шаг. У меня есть для тебя еще одна загадка — загадка для второго шага. Сумеешь ли ты из тех же шести спичек построить уже не четыре, а шесть равнобедренных треугольников? Фраза, которая тебе поможет, на первый взгляд может показаться полной противоположностью предыдущей. Вот она: «Надо думать так же, как другой«.

69. ДВАДЦАТЬ ТЫСЯЧ ЛЬЕ ПО ЗЕМЛЕ

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "День Муравья":