Бернард Вербер

http://www.samarasatori.ru/ сколько стоит лечение зубов.

 



Бернард Вербер
День Муравья

(en: "The Day of the Ants", fr: "Le Jour Des Fourmis"), 1992

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 |

 


24-я страница> поставить закладку

 

Никто не мог превзойти Эдмона. Его ум не ведал границ. Эдмон, как сейсмограф, регистрировал все интеллектуальные толчки своей эпохи, все стержневые идеи, принимал их, синтезировал… и выдавал уже другими, ставшими его собственными идеями. Муравьи — это только частность. Он мог бы изучать звезды, медицину или сопротивление металлов, он преуспел бы в них точно так же. Он был поистине универсальным умом, авантюристом особого типа, скромным и гениальным одновременно.

Возможно ли, что где-то существует еще один человек с таким же подвижным умом, человек, который будет беспрестанно удивлять ее и никогда не наскучит? Пока ей такие не встречались…

Она представила, как дает объявление: «Ищу авантюриста…» Возможные ответы заранее вызывали отвращение.

Она вынырнула из воды, глубоко вдохнула и снова погрузилась. Течение ее мыслей изменилось. Ее мать, рак…

Внезапно она почувствовала острую нехватку воз духа — она снова вынырнула. Ее сердце сильно стучало. Она вышла из ванны и накинула халат.

В дверь звонили.

Она остановилась — три глубоких вдоха, — успокоилась и пошла открывать.

Это опять Мелье. Похоже, поздние вторжения входят у него в привычку, но на этот раз Летиция с трудом узнала его. Он походил на пчеловода: лицо скрыто надвинутой соломенной шляпой, поверх накинут муслин, на руках резиновые перчатки. Она нахмурилась, заметив позади комиссара троих мужчин в такой же одежде. В одной из фигур она узнала инспектора Каюзака. Она с трудом сдержала смех.

- Комиссар! Это что за маскарад?

Ответа не последовало. Мелье отошел в сторону, две неизвестные маски — разумеется, два легавых — вышли вперед и самый крепкий защелкнул наручник на правой руке. Летиции Уэллс казалось, что это сон. В довершении всего Каюзак произнес изменившимся голосом: «Вы арестованы по подозрению в убийствах и в покушении на убийство. С этого момента все, что вы скажете, может быть использовано против вас. Вы имеете право не отвечать на вопросы без вашего адвоката».

Потом полицейские потащили Летицию к черной двери, ведущей в кабинет. Тут Мелье продемонстрировал свой блестящий талант взломщика: замок не устоял.

- Вы могли бы попросить у меня ключ, а не разносить тут все! — возмутилась арестованная.

Четверо полицейских замерли перед аквариумом с муравьями и целым компьютерным арсеналом.

- Что это?

- Возможно, это убийцы братьев Сальта, Каролины Ногар, Мак-Хариоса и супругов Одержен, — мрачно проговорил Мелье.

Она закричала:

- Вы ошибаетесь! Я не гамельнский флейтист. Вы что, не видите? Это обыкновенный муравейник, неделю назад я принесла его из леса Фонтенбло! Мои муравьи не убийцы. Они даже ни разу не выходили отсюда с тех пор, как я их тут посадила. Ни один муравей никогда никому не подчинится. Их нельзя приручить. Это не собаки и не кошки. Они независимы. Вы слышите меня, Мелье? Они свободны, они поступают только по своему усмотрению, никто не сможет ими манипулировать и влиять на них. Мой отец понимал это. Они свободны. Именно поэтому их всегда стремились уничтожить. Есть только дикие, свободные муравьи! Я не убийца!

Комиссар не обратил никакого внимания на эти протесты и повернулся к Каюзаку:

- Забери компьютер и муравьев. Посмотрим, совпадает ли размер их мандибул с внутренними ранами трупов. Опечатай квартиру и отведи мадемуазель прямо к следователю.

Летиция бурно возмутилась:

- Я не виновна, Мелье! Вы опять ошиблись! Похоже, это ваша особенность.

Он не стал слушать.

- Ребята, — он снова обратился к своим подчиненным, — проследите, чтобы ни один из этих муравьев не сбежал. Они все — вещественные доказательства.

Жака Мелье охватило радостное возбуждение. Он разрешил самую сложную загадку своего поколения. Он нашел свой Грааль — идеальное преступление. Он победил там, где одержать победу не смог бы никто другой. Тем более что у нее был мотив убийства: она дочь самого знаменитого на планете муравьиного фанатика — Эдмона Уэллса.

Он уехал, ни разу не взглянув в сиреневые глаза Летиции.

- Я невиновна. Вы совершаете самую большую ошибку за всю вашу карьеру. Я невиновна.

90. ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

Столкновение цивилизаций. В 53 году до н.э. генерал Марк Лициний Красс, проконсул Сирии, из зависти к успеху Цезаря в Галлии тоже решил отправиться на большие завоевания. Цезарь расширил свое влияние на западе до самой Великобритании, Красс хотел завоевать Восток до самого моря. Поход на восток. Но на его пути лежит Парфянская империя. Его гигантская армия наталкивается на препятствие. Происходит битва при Карах, и парфянский царь Сурена ее выигрывает. С завоеванием востока покончено одним ударом.

Этот поход имел неожиданные последствия. Парфяне взяли в плен много римлян, и те воевали в их армии против королевства кусана. Однако парфяне потерпели поражение, и римляне оказались уже в армии кусана в войне с Китайской империей. Китайцы выигрывают эту войну, и, таким образом, пленники-путешественники оказываются в войске китайского императора.

Поначалу белым людям просто удивляются, но скоро их знания в области конструирования катапульт и прочих осадных орудий вызывают всеобщее восхищение. Римлян освобождают и отдают им во владение город.

Изгнанники женятся на китаянках — рождаются дети. Много лет спустя римские купцы предложили бывшим пленникам вернуться на родину, но те отклонили предложение, говоря, что вполне счастливы в Китае.

Эдмон Уэллс.

«Энциклопедия относительного и абсолютного знания», том II

91. ПИКНИК

Спасаясь от августовской жары, префект Шарль Дюпейрон решил отправиться со всей своей немногочисленной семьей на пикник под сень леса Фонтенбло. Его дети, Жорж и Виржини, припасли для этого случая походные ботинки. А его супруга, Сесиль, приготовила закуски, которые префект нес в огромной сумке-холодильнике под веселыми взглядами домочадцев.

Воскресенье, уже в одиннадцать утра стояла ужасающая жара. Они углубились на запад, под тень деревьев. Дети негромко пели считалочку, которую выучили в детском саду: «Би-боп-а-люла, she is my baby». Сесиль изо всех сил старалась удержаться и не вывихнуть себе лодыжки в выбоинах.

Дюпейрон обливался потом, но эта прогулка по лесу вдали от телохранителей, секретарей, пресс-атташе и прочих куртизанок была ему очень приятна. В прогулке по лесу было свое очарование.

Добравшись до обмелевшего ручья, он с наслаждением вдохнул наполненный цветочными ароматами воздух и предложил расположиться прямо здесь, на траве.

Сесиль тут же возразила:

- Ты что, смеешься? Тут же полно комаров! Ты забыл, что все комары набрасываются только на меня!

- Они обожают мамину кровь, она самая сладкая, — засмеялась Виржини, размахивая сачком, она захватила его в надежде пополнить школьную коллекцию насекомых.

В прошлом году из крыльев восьмисот бабочек они сделали большую картину — самолет в небе. Теперь они хотели изобразить битву при Аустерлице.

Дюпейрон был настроен миролюбиво. Он не собирался портить супруге этот прекрасный день из-за комаров.

- Хорошо, пойдем подальше. Кажется, вон там я вижу полянку.

Квадратная полянка, заросшая клевером, была не больше кухни и потому была щедро затенена. Дюпейрон поставил холодильник на землю, открыл и вынул оттуда красивую белую скатерть.

- Тут просто великолепно. Дети, помогите маме накрыть на стол.

Сам он принялся откупоривать бутылку отменного бордо, и тут же получил язвительное замечание жены:

- Ничего умнее не придумал? Дети уже дерутся, а у тебя одна выпивка на уме! Займись хоть немного отцовскими обязанностями!

Жорж и Виржини бросались комьями земли. Префект со вздохом призвал их к порядку:

- Дети, прекратите! Жорж, ты же мальчик, вот и покажи пример.

Префект поймал сына за штаны и замахнулся на него:

- Видишь эту руку? Если будешь донимать сестру, то от этой руки тебе достанется. Учти это.

- Но, папа, это не я, это она.

- Я не хочу знать, кто из вас, но при малейшей выходке получишь именно ты.

Маленький отряд из двадцати пяти разведчиков двигается далеко впереди большого войска, разведывая все направления. С их помощью армия определяет дорогу: они оставляют специальные феромоны, которые укажут остальным крестоносцам наиболее удобный путь.

Во главе передового отряда шагает 103-й.

Семья Дюпейронов неторопливо жевала под деревьями. Стояла такая жара, что даже дети утихли. Подняв глаза, мадам Дюпейрон нарушила тишину:

- Думаю, здесь тоже есть комары. Ну, или еще какие-нибудь насекомые. Я слышу гул.

- Тебе уже приходилось видеть лес без насекомых?

- По-моему, твоя идея с пикником не самая удачная, — вздохнула она. — Нам было бы куда лучше на нормандском побережье. Ты прекрасно знаешь, у Жоржа аллергия!

- Прошу тебя, перестань носиться с мальчиком. А то из-за тебя он и вправду заболеет!

- Но послушай! Тут везде насекомые.

- Не беспокойся, я прихватил баллончик с инсектицидом.

- А, ну ладно… А, кстати, какой марки?

Сигнал от разведчика:

Сильные неопознанные запахи с севера — северо-запада.

Да уж, чего-чего, а неопознанных запахов везде хватает. Их столько миллиардов во всем мире. Но особенно настойчивая интонация разведчика тут же вызывает волнение во всем отряде. Муравьи замирают, настораживаются. В воздухе витают благоухания с малознакомыми нюансами.

Один воин щелкает челюстями, он убежден, что слышит запах вальдшнепа. Усики входят в контакт, муравьи советуются друг с другом. 103-й считает, что надо идти вперед: возможно, это просто какое-то животное. По его приказу отряд перестраивается.

Двадцать пять муравьев осторожно поднимаются вверх по потоку запаха до самого источника. Они выходят на широкое открытое пространство — совершенно необычное место с белой почвой, усеянной крошечными ямками.

Меры предосторожности прежде всего. Пятеро разведчиков оставляют на траве химический флаг Федерации. Всего нескольких капель т-децилцилацетэта (С6Н2202), и они объявили всей планете, что отныне здесь территория Бел-о-кана.

Это немного успокаивает муравьев. Дать стране имя — значит уже знать ее.

Они начинают исследования.

Перед ними вырисовываются две массивные башни. Четверо исследователей карабкаются наверх. В круглой выпуклой вершине дыра, оттуда выходят соленые и перченые запахи. Им так хочется увидеть эти вещества поближе, но промежутки слишком малы и муравьям не пролезть в них. Разведчики разочарованы, они спускаются.

Ну что же, техникам, которые пойдут вслед за ними, без сомнения, удастся решить эту проблему. Внизу их внимание привлекает другая, еще более странная достопримечательность — это гряда благоухающих, но совершенно явно не природных холмов. Муравьи поднимаются наверх и расходятся по ложбинам и гребням. Ощупывают, зондируют.

Съедобно! - кричит первый, кому удалось проткнуть твердый верхний слой. Под тем, что он принял за камень, вкуснятина! Сплошная протеиновая масса отменного качества! Он с энтузиазмом сообщает новость, набивая рот питательными волоконцами.

- А теперь что съедим?

- Есть мясо на вертеле.

- Какое?

- Ягненок с ломтиками сала и помидорами.

- Неплохо, а если попробовать вот с этим?

Муравьи здесь не задерживаются. Опьяненные первым успехом, они наполняют зобы и разбегаются по белой скатерти. Четыре разведчика попадают в белую коробку с желтым желе. Они долго барахтаются, прежде чем их затягивает эта аморфная масса.

- С чем? С беарнским соусом от кулинара.

103-й потерялся среди огромного скопления желтых структур, их поверхность хрустит и проваливается под ногами. Отваливается целыми кусками. 103-й прыгает из стороны в сторону, чтобы не провалиться но, едва приземлившись, он должен снова перепрыгивать на другое место, чтобы хрупкая прозрачная материя не похоронила его.

- О, здорово! Чипсы!

Неожиданное скольжение по какому-то пропитанному жирами склону наконец вызволяет его из этого кошмара. Проползая мимо вилки, он возобновляет исследование. Он переходит от сюрприза к сюрпризу, от сладкого к кислому, от горького к горячему. Шлепая по зеленому овощу, он осторожно приближается к красному крему.

- Корнишоны по-русски, кетчуп.

Усики разгорячились от стольких экзотических открытий, 103-й идет по широкому бледно-желтому пространству, от которого поднимается сильный запах ферментации. Все усеяно пещерами, идеально круглыми и мягкими. Если ткнуть мандибулой, желтая стена становится прозрачной.

- Швейцарский сыр!

103-й в восторге, но он не успевает поделиться впечатлениями от этой необыкновенной страны, где все можно есть. Сверху на них обрушивается низкий и глухой, громоподобный звук, сильный, как ветер.

«Осторожно, тут муравьи».

Возникший с неба розовый шар методично давит восьмерых исследователей. Шмяк, шмяк, шмяк. Это длится не более трех секунд. Полный эффект неожиданности. Все они благородные воины крепкого телосложения. Однако ни один не успевает оказать сопротивления. Их крепкие медные доспехи разлетаются, плоть и кровь смешиваются в грязную кашу. Жалкие коричневые лепешки на белоснежной скатерти.

Крестоносцы не верят своим чувствам.

Оказывается, розовый шарик продолжает длинная колонна. Как только он заканчивает свое разрушительное дело, к нему медленно присоединяются четыре другие колонны. Теперь их пять.

ПАЛЬЦЫ!

Это Пальцы!!!!! Пальцы!!!!!

103-й в этом уверен. Они здесь! Они здесь! Так быстро, так близко, так сильно. Пальцы здесь! Он бросает самые насыщенные феромоны тревоги.

Осторожно, это Пальцы! Пальцы!

103-й чувствует, как его охватывает волна чистого страха. Все кипит в его мозгах, дрожит в его лапках. Мандибулы самопроизвольно раскрываются и закрываются.

ПАЛЬЦЫ! Это ПАЛЬЦЫ! Все прячьтесь!

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "День Муравья":