Бернард Вербер

Коды купонов на скидку и промокоды iherb.

 



Бернард Вербер
День Муравья

(en: "The Day of the Ants", fr: "Le Jour Des Fourmis"), 1992

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 |

 


34-я страница> поставить закладку

 

- Теперь нам остается только следовать за нашим агентом, — сказал Мелье.

На улице они поймали такси. До шофера не сразу дошло, что его клиенты требуют ехать только на скорости 100 метров в час, и на такой скорости они преследуют шайку убийц. Обычно все люди так торопятся! Возможно, эти двое просто решили пофлиртовать в машине? Он бросил взгляд в зеркало заднего вида. Нет, они что-то увлеченно обсуждали, уставившись на странный предмет.

137. ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

Столкновение цивилизаций. Первые европейцы высадились в Японии в XVI веке, это были португальские путешественники. Они пристали к западному острову, и местное правительство приняло их весьма учтиво. Оно было заинтересовано в новых технологиях этих «длинноносых». Особенно понравились японцам аркебузы, которые они обменяли на шелк и рис.

Потом правитель приказал своему мастеру скопировать это чудесное оружие, но кузнецу не удалось закрыть корпус. Японский аналог аркебузы каждый раз взрывался в руках стрелка. Поэтому, когда португальцы приплыли снова, правитель попросил бортового кузнеца научить мастеров делать затвор, который бы не взрывался в момент выстрела.

Таким образом, японцам удалось освоить производство огнестрельного оружия в большом количестве, и все правила ведения войны в их стране были перевернуты. Ведь до того момента самураи сражались только мечами. Сегун Ода Нобугана создал отряд аркебузников, которые стреляли очередями и обезвреживали вражескую кавалерию.

К материальному взносу в виде аркебуз португальцы присоединили второй подарок, на этот раз духовный — христианство. Папа Римский как раз поделил мир на сферы влияния Португалии и Испании. Япония была в сфере влияния Португалии. Поэтому португальцы спешно направили в Японию своих иезуитов, и поначалу их приняли очень хорошо. Японцы уже вобрали множество религий, и для них христианство было всего лишь еще одной. Но вскоре нетерпимость католиков стала их раздражать. Католическая религия смеет утверждать, будто все остальные религии ложны, будто их предки, которым они поклоняются, сейчас жарятся в аду лишь потому, что были некрещеными?

Такой фанатизм не понравился японцам. Большинство иезуитов были зверски убиты после жестоких пыток. А во время восстания Сима-бара настал черед и самих японцев, обращенных в христианство.

С тех пор японцы отрезали себя от любого западного вмешательства. Пускали только голландских купцов, и тех держали в изоляции на острове близ побережья. Купцы долгое время не имели права ступать на сам архипелаг.

Эдмон Уэллс.

«Энциклопедия относительного и абсолютного знания», том II

138. ВО ИМЯ НАШИХ ДЕТЕЙ

Королева термитов удивленно вращает усиками. Потом останавливается и поворачивается к муравьям, которые заполонили ее ложу.

Я помогу вам, - говорит она. — Я помогу вам не только потому, что вы угрожаете мне выстрелами муравьиной кислоты, а потому, что Пальцы — и наши враги тоже.

Пальцы, объясняет она, не уважают ничего и никого. Они размахивают длинными шестами с шелковой нитью, а на конце нити — дети мух: они насквозь протыкают личинки, подвергая их ужасной пытке. Пальцы бросают их в воду, а потом выдергивают обратно, и так до тех пор, пока их не приканчивают добрые рыбы.

В своих забавах с шелковыми нитями Пальцы осмелились пойти еще дальше. Один их отряд взялся за Моксилуксун, за ее собственный Город. Пальцы разрушили коридоры, разрыли подвалы, разломали королевскую ложу. И что же искали эти варвары? Нимф. Они схватили и унесли их.

Термиты думали уже, что их дети окончательно потеряны, но тут охотники увидели, что они бьются на конце жерди и зовут на помощь всеми своими феромонами.

Как можно было спасти их? Только с помощью плавунцов. Этих водных жесткокрылых термиты используют в качестве кораблей.

Кораблей?

Королева объясняет: ведь смогли же муравьи приручить носорогов и использовать их в качестве летучих боевых коней; термиты же сумели приручить плавунцов, и те переправляют их по воде. Достаточно устроиться на листке незабудки, а плавунцы тебя доставят куда надо. Конечно же, приручить их было нелегко. Да и большую часть челноков съедали лягушки.

Вся водная среда ополчилась на термитов, но потом они научились и стрелять клеем в морды лягушек, и брать на абордаж крупных рыб, пронзая их мандибулами.

К несчастью, термиты, несмотря на свои корабли, так и не смогли спасти своих нимф. Пальцы перекидали их всех на глубину еще до того, как они сумели туда добраться. Но операция позволила им усовершенствовать навигационные технологии и держать под контролем поверхность реки.

Вы правы, - объявляет королева Моксилуксуна, — это не может продолжаться. Пришло время объединиться и урезонить этих Пальцев, ведь они разрушают наши Города, используют огонь и издеваются над нашими детьми.

И во имя древнего союза против всех, кто применяет огонь, королева отдает крестовому походу четыре легиона nasutitermes, два легиона cubitermes и два легиона schedorhinotermes - особенности этих подкаст термитов подходят для разных форм боя.

Забудем исконную ненависть между муравьями и термитами. Главное — положить конец бесчинствам этих монстров.

Для переправы через реку королева предлагает крестовому походу свой флот. Моксилуксунцы построили свой собственный порт в бухте, укрытой от ветров, с пляжем из мелкого песка.

Муравьи отправляются на песчаный берег. Он усеян длинными листьями незабудки. Некоторые с продовольствием для термитов ждут разгрузки. Другие пусты и готовы отправиться в далекие страны. Термиты возвели искусственный рейд из целлюлозы, служащий защитой от волн. Они даже посадили на плотине тростник, чтобы оградить порт от ветров и волн.

Что находится на острове напротив? - спросил 103-й.

Ничего. Только молодая акация корнигера, термиты ее не едят: они не любят этот сорт целлюлозы. Иногда во время бури остров служит им убежищем.

103-й и 24-й со своим коконом устраиваются на одном из листьев незабудки, поверхность листа покрыта прозрачными ворсинками. К ним присоединяются муравьи и термиты. Несколько особей сталкивают корабль на воду, потом быстро прыгают на него, стараясь не намочить лапки.

Один моксилуксунец опускает в воду усики, испускает феромон и под водой вырисовываются два силуэта. Это плавунцы — друзья Города термитов. Плавунцы — это жесткокрылые, которые дышат под водой, удерживая надкрыльями пузырек воздуха. Благодаря этому кислородному баллону они могут очень долго не всплывать. На их передних лапках присоски, обычно их используют при спаривании, но сейчас они цепляются ими за лист и толкают его.

По химическому сигналу, пущенному в поток, плавунцы начинают рассекать воду длинными задними лапами, и корабли термитов заскользили по реке.

И крестовый поход снова идет вперед, и только вперед.

139. ПРИОБЩЕНИЕ

Августа Уэллс и ее товарищи по подземной жизни снова собрались в круг для приобщения. Они по очереди тянут свой звук, а потом соединяются в одной тональности в звуке ОМ. Они тянут звук, он поднимается из легких и начинает вибрировать в головах.

Потом наступает тишина, нарушаемая только их редким дыханием.

Каждый сеанс проходил по-разному. На этот раз всех пронзила энергия, идущая откуда-то сверху. Энергия, идущая издалека, оказалась способна пройти сквозь скалу и наполнить их.

В «Энциклопедии» был отрывок, говорящий о мощных космических энергетических потоках, способных проходить сквозь любую материю, в том числе через воду и песок.

Джейсон Брейгель ощущал в своем теле разные виды энергии, представленные звуками. Сначала была базовая энергия ОУ. Она делилась на две под-энергии — А и ВА. В свою очередь, они разделялись на четыре других звука: УО, УЭ, Э, О, которые разделялись то на восемь, то на два, и заканчивались на тональностях И и УИ. Всего он насчитал семнадцать видов энергии, собранных в форме пирамиды, сконцентрированных на уровне солнечного сплетения.

Эти звуки формировали что-то вроде призмы, которая, получая белый свет — белую звучность ОМ, разлагала его на первичные цвета — первичные звуки.

Концентрация. Расширение.

Они вдыхали цвета и звуки.

Вдох. Выдох.

В эти минуты приобщающиеся становились шестнадцатью неподвижными призмами, наполненными звуками и светом.

Николя с насмешкой взирал на них.

140. РЕКЛАМА

«С наступлением теплых дней наши дома и сады атакуют тараканы, муравьи, комары, пауки. Чтобы избавиться от них, есть одно средство — это порошок КРАК — КРАК.

Крак - крак и можете быть спокойны все лето! Обезвоживающий элемент Крак-Крака иссушит насекомых, и они расколются, как тонкое стекло.

Крак - Крак в порошке. Крак-крак в спрее. Крак-крак в курильнице.

Крак - Крак -это ваше здоровье!»

141. РЕКА

Лист незабудки, на котором плывет 103-й, понемногу набирает скорость. Корабль с насекомыми продвигается вперед, врезаясь в стелющийся туман, рассекая поднятым носом белую пену воды перед собой. Вокруг 103-й различает сотню других кораблей с антеннами и мандибулами. Две тысячи крестоносцев на ста листах незабудки — это мощная флотилия.

От них по гладкой поверхности реки расходятся волны.

Разбуженные моксилуксунскими челноками разлетаются комары, бранясь на своем комарином наречии.

На переднем корабле сидящий на носу назутитермовый термит прокладывает курс. А другой термит передает команды плавунцам, пуская в воду феромоны.

Надо избегать водяных воронок, торчащих из воды камней и водорослей, в которых все застревает.

Хрупкие челноки скользят по спокойной лакированной реке.

Тишину лишь слегка нарушают монотонные звуки работающих лап плавунцов, рассекающих водную гладь. Над крестоносцами тихо переливается всеми своими длинными листьями плакучая ива.

103-й опускает глаза и антенны под воду. Там кишит жизнь. Он замечает забавных водных животных: дафний и циклопов. Эти крошечные красные ракообразные снуют во всех направлениях. Все, кто приближается к плавунцам, тут же заглатываются этими дикарями.

А 9-й замечает, что и над водой жизнь тоже бьет ключом… Подпрыгивая в потоках, прямо на них несется косяк головастиков.

Осторожно, головастики!

Сверкая черной кожей, на большой скорости они несутся к флотилии насекомых.

Головастики, головастики!

Информация передана на все корабли термитов. Плавунцы получают сигнал ускорить движение. Муравьи же ничем не могут помочь, им просто советуют покрепче держаться за ворсинки листьев.

Назютитермы, к бою!

Термиты с грушевидной головой направляют свой рог к потоку.

Один головастик вцепился в листок незабудки, на котором находится 24-й. Корабль отклоняется от курса. Он попадает в воронку.

Другой головастик набрасывается на корабль 103-го.

9-й стреляет в упор. Головастик ранен, но последним рывком это темное липкое животное запрыгивает на лист и начинает биться, раскачивая корабль своим длинным черным хвостом. Все муравьи и термиты сметены в воду.

9 - го и 103-го вовремя вылавливают и поднимают на другой корабль.

Множество листьев незабудки потоплено головастиками. Утонула почти тысяча солдат.

Вот тогда во второй раз в бой вступили «Большой Рог» и его скарабеи. С самого начала перехода они летели над флотилией. Стоило им заметить, что головастики переворачивают листья незабудки и набрасываются на утопающих, они тут же начали пикировать, пронзать насквозь тела мягких молодых земноводных и тут же снова взлетать, стараясь не подмокнуть.

Во время этих опасных маневров несколько скарабеев погибло, но большая часть устояла, на их рога насажены трепещущие головастики, хлопающие по воздуху длинными черными мокрыми хвостами.

Уцелевшие головастики на этот раз убираются восвояси.

Спасает потерпевших крушение. Остается всего пятнадцать кораблей, и они до отказа набиты целой тысячей крестоносцев. 24-й заблудился во время битвы, и теперь его корабль мощными толчками настигает флотилию.

Наконец во всеуслышание раздается феромонный крик.

Земля на горизонте!

142. ЗЕЛЕНАЯ ТОЧКА В НОЧИ

Возбуждение достигло предела.

- Поверните направо. Медленней, еще медленней. Снова направо. Теперь налево. Прямо. Помедленней. Опять прямо, — просит комиссар Мелье.

Летиция Уэллс и Жак Мелье ерзали на заднем сиденье, с нетерпением ожидая развязки. Такси покорно подчинялось.

- Если так и дальше будем ехать, то скоро заглохнем.

- Похоже, они направляются к опушке леса Фонтенбло, — сказала Летиция, нетерпеливо двигая руками.

В белом свете полной луны в конце улицы уже вырисовывалась листва деревьев.

- Еще медленней, ну медленней же!

Сзади сигналили рассерженные водители. Для уличного движения нет ничего ужасней медленной погони! Для ее участников гораздо лучше, чтобы она разворачивалась в стремительном темпе!

- Снова налево!

Шофер философски вздохнул:

- Может, вам лучше пешком? А то налево поворот запрещен.

- Не важно, я из полиции!

- Ну тогда ладно! Как пожелаете.

Но проезд был перекрыт встречным транспортным потоком, идущим в обратном направлении. Муравей, помеченный радиоактивным веществом, уже находился на границе зоны приема. Журналистка и комиссар на ходу выпрыгнули из машины, что при такой скорости было совсем неопасно. Мелье бросил купюру и не стал дожидаться сдачи. Возможно, клиенты были странноваты, но жмотами их никак не назовешь, подумал шофер, понемногу сдавая назад.

Они снова поймали сигнал. Стая уже приближалась к лесу Фонтенбло.

Жак Мелье и Летиция Уэллс оказались в районе невысоких невзрачных домиков, освещенных тусклыми фонарями. На улицах этого бедного квартала не было ни души. Зато было много собак, которые заходились злобным лаем. В основном это были огромного размера немецкие овчарки, выродившиеся из-за многочисленных единокровных скрещиваний, которые вообще-то имели цель защитить качество их породы. Как только собаки замечали кого-то на улице, они начинали лаять и бросаться на решетки.

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "День Муравья":