Бернард Вербер

http://onlinebrands.ru/ работа в Лама Голд раша.

 



Бернард Вербер
Древо возможного и другие истории

(en: "The Tree of Possibles", fr: "L'Arbre des possibles"), 2002

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 |

 


9-я страница> поставить закладку

 

Цифра 5 обозначает соединенные, для того чтобы сжаться в кулак, пальцы руки; пять пальцев ступни, которые держат тело вертикально.

Так рос прилежный ученик, монах-солдат Винсент. Он постепенно, год за годом, следуя за эволюцией цифр, познавал эволюцию мира. Он познал магию цифры 6, на которой покоится равновесие здания, познал коварство 7 - цифры, царящей в любой легенде. Он открыл могущество

8, цифры совершенной геометрии. Он полюбил 9,цифру периода беременности.

Большинство школьников учатся считать до

9, но он, ребенок-вундеркинд, был посвящен в тайну 10. он ПОКИНУЛ мир цифр и вошел в мир чисел. Винсент открыл число 11, читающееся справа налево и слева направо, потом 12, число судей. Он просто обожал 12, делящуюся на 1, на 2, на 3, на 4, на 6! Он был допущен к 13, числу Зла, потом к числам 14, 15, 16. Не говоря уже о 17, числе, которое узнаешь, спасая жизнь старикам в тавернах.

Естественно, это совершенное умение считать продвинуло его на самый верх церковной иерархии, в круги, руководившие страной. Теперь он был священником-рыцарем. Шестнадцати лет он поступил в монастырь, где овладел мастерством шпиона-универсала.

Когда в следующий раз Винсент склонился перед архиепископом-бароном Эгалемом Седью, вид у того был усталый, хотя взгляд старика был по-прежнему пронзительным. Он не скрывал радости от встречи со своим молодым учеником. Архиепископ играл длинной трубкой, которую то зажигал, то гасил.

– Миссия, которую я тебе доверю, деликатного свойства. Многим она стоила жизни. Но ты умеешь считать до 17, стало быть, ты достаточно смышлен для того, чтобы преуспеть.

– Я в вашем распоряжении.

Старый монах подвел Винсента к возвышению, с которого открывался изумительный вид на сады из цикламенов и бугенвиллий.

– Произошло несчастье. Четыре священника-рыцаря впали в ересь. Сейчас они в бегах, но их видели в городе Пармиль.

Священники-рыцари? Какого уровня? - Ты хочешь знать, умеют ли они считать лучше тебя, не так ли? Да, их знания обширнее твоих: они прекрасно осведомлены, сколько будет9 + 9.

Винсент был удивлен тем, что люди, знающие сумму сложения 9 и 9, могут пасть настолько низко и избрать ересь!

Он высказал это. Мудрец обнял его за плечи.

– Винсент, когда знаешь слишком много, можно потерять рассудок. По этой причине к знаниям чисел допускают не всех. Детей учат цифрам до десяти. Каждая цифра, каждое число обладает мощной силой, которую трудно контролировать. Она подобна сгустку энергии, способному метать молнии. Энергию надо уметь направлять, иначе она обернется против тебя самого и испепелит.

– Я знаю это, учитель.

– Чем больше цифра, тем опаснее она может стать для того, кто неправильно с ней обращается.

Разговор заставил Винсента задуматься. Ведь действительно, совсем не все могут понять, как нужно оперировать цифрами больше десяти. Его собственные родители не в состоянии вообразить себе 11 или 12. К счастью, они избавлены от подобной ответственности. А вот он, Винсент, отныне обречен числовой науке. И скоро узнает, сколько будет 9 + 9.

Все выше, все дальше. Он чувствовал, как знание цифр, больших чисел опьяняло его с каждым днем больше и больше, но не понимал еще опасности этой мудрости. Одно воспоминание вдруг пришло ему на ум. Он видел, как люди убивали друг друга, потому что обращались с числами меньше 15 не по правилам.

– Эти монахи-еретики тоже убивали. И убийц этих надо найти, - сказал архиепископ-барон.

Эгалем Седью показал ему портреты преступных священников-рыцарей. Они не были похожи на убийц, но кто знает, на кого похожи убийцы? Потом Винсент увидел изображение их жертв. Возможно ли, чтобы люди, знающие, сколько будет 9 + 9, опускались до подобных зверств?

– Внешность обманчива. Уничтожь их. Не знай пощады к этим негодяям. А главное, не разговаривай с ними.

Несколько часов спустя Винсент, в одеянии священника-рыцаря, с луком за спиной, скакал в направлении города Пармиль, где видели убийц.

Путешествие было долгим и утомительным.

Наконец город с высокими башнями вырос перед ним. Пармиль.

Лишь только он вступил в город, как был подхвачен вихрем карнавала. Он знал, конечно, что сегодня везде отмечают праздник умножения, но никак не ожидал такого ликования.

То, что 3x2 = 6, было открыто уже давно, но народ до сих пор продолжал отмечать это событие. Праздник умножения называли, кстати, и праздником любви, так как, занимаясь любовью, мужчины и женщины тоже умножаются.

Вдруг Винсент заметил в толпе лицо. Это был один из четверых священников-рыцарей, чьи портреты он видел. Хорошее начало. Едва приступив к поискам, он уже нашел одного. Винсент поднял лук и, не колеблясь, выпустил стрелу - стрела лишь слегка задела цель. Человек со всех ног бросился бежать. Винсент следовал за ним. Он выпустил еще одну стрелу - она вонзилась в деревянную маску.

Убийца воспользовался передышкой и присоединился к процессии девиц, выходивших на сцену для участия в конкурсе "Королева умножения".

Преступника со всех сторон окружали люди, и Винсент не мог прицелиться, пока не закончится это глупое соревнование.

Девицы одна за другой подходили к миловидным юношам. Тем, кто выбирал кавалера не слишком быстро, приходилось довольствоваться молодыми людьми, которых их подруги отвергли, - своего рода выбраковкой.

Когда конкурс завершился, Винсент натянул тетиву и на этот раз не промахнулся. Стрела вонзилась человеку в спину и прошила его насквозь.

Винсент выполнил задачу. Он подошел к своей жертве, распростертой на земле.

Умирая, человек жестом попросил Винсента нагнуться. Он приблизил губы к его уху и с трудом произнес:

– Числа... числа идут дальше... числа идут дальше, чем...

Он забился в агонии, дернулся и застыл неподвижно.

Винсент вытащил стрелу и обтер ее. Гуляки, собравшиеся было вокруг, по знакам отличия узнали священника-рыцаря и почтительно расступились.

Тело унесли. Карнавал продолжался.

Винсент снова взглянул на фотографии.

Еще трое убийц, и Седью откроет ему, сколько будет 9 + 9.

Но вот вдалеке показался еще один из разыскиваемых. Человек беспечно осыпал конфетти женщин, переодетых птицами. Винсент выпустил стрелу и опять промахнулся. Как и первый, второй бросился бежать.

Священник-рыцарь устремился следом, но человек свернул в тупик. Винсент - за ним, чтобы завершить начатое, но, прежде чем успел натянуть тетиву, упал на землю, оглушенный ударом.

Придя в себя, он увидел, что связан. Перед ним стояли трое оставшихся в живых священников.

– Он убил Октава, - проговорил один из них, - этот тип не знает жалости.

– Осторожно, - предупредил второй третьего. - Он, должно быть, отлично умеет драться и с оружием, и на кулаках.

Третий порылся в карманах его монашеского плаща и достал каллиграфически выписанные документы.

– Его зовут Винсент, это священник-рыцарь 17-го уровня.

– М-да, архиепископ-барон действительно хочет нашей смерти, если посылает людей такого рода, - заметили двое других.

Винсент приподнялся на локте.

– Я знаю, что вы более опытны, чем я, - сказал он спокойно. - Вам известно, сколько будет 9 + 9. Все трое дружно рассмеялись.

– Что это вас так забавляет? Преступники продолжали хохотать.

– 9+9. Да, нам известно, сколько будет 9 + 9. Ха-ха-ха!

– Ну и чего в этом такого смешного?

Один из убийц, маленький толстяк с румяным лицом, улыбаясь, наклонился к Винсенту.

– Мы знаем гораздо больше, чем это!

– Вы хотите сказать, что вам известно, сколько будет 10 + 9?

Самый высокий уже держался от смеха за бока.

– Конечно, и поэтому Эгалем Седью велел тебе нас убить. Мы поняли смысл цифр и чисел.

– Мы знаем столько, что напугали его этим.

– Вы - убийцы, и я знаю, что вы убили монахов.

Они вдруг притихли и посмотрели на него с состраданием.

– Это официальная версия. Архиепископ-барон убедил тебя в этом, чтобы натравить на нас, - объяснил высокий. - А мы никого и пальцем не трогали. Наше преступление намного серьезнее. Мы зашли слишком далеко в понимании вещей.

Они представились. Маленького толстяка звали Сикстен, высокого и худого - Дузен, а кудрявого - Труаен. Они рассказали Винсенту, как, по их мнению, было дело.

Однажды Эгалем Седью послал их изучить некое животное. Группа археологов обнаружила на одном предмете, относящемся к древнейшей по сравнению с нашей цивилизации, изображение странного животного, похожего на газель.

Сикстен достал из кармана деревянную продолговатую коробочку и открыл ее. Внутри находилась железная пластинка с нарисованным на ней животным. На голове его были рога, у него было четыре лапы и хвост.

– Мы долго изучали это животное, искали его по всему земному шару. Эгалем Седью считал, что это какой-то монстр.

– Но это было не так.

– Это...

– Нет, не говори ему, - удержал Сикстена Труаен.

– Но если ему не объяснить, он будет преследовать нас.

Труаен смирился.

– Это не изображение диковинного зверя, а число, которое превосходит все, что было нам известно до сих пор.

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Древо возможного и другие истории":