Бернард Вербер

Купели из кедра купить по цене производителя Купели от производителя.

 



Бернард Вербер
Дыхание богов

(en: "The Breath of the Gods", fr: "Le Souffle Des Dieux"), 2005

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 |

 


42-я страница> поставить закладку

 

Чем полнее становится виртуальная жизнь Юн Би, тем труднее ей работать в анимационной компании. Однажды режиссер без видимой причины обрушивается на нее: «Это халтура! Вы кое-как сделали эти пейзажи!» Юн Би сражена оскорблениями. Ее коллеги зло ухмыляются. Она разражается рыданиями и выбегает из комнаты под общий хохот.

Вернувшись в слезах домой, Юн Би входит в игру. Ей не хватает духу самой рассказать ему о пережитом унижении, вместо нее это делает ее аватар. К. F. решает создать в пятом мире лабораторию, где виртуальные ученые разработают программу, которая заразит все компьютеры в компании Юн Би. «Они разорят твоего бестактного хозяина, и никто не сможет их найти, ведь это будет порождение виртуальной реальности», - говорит он. Юн Би потрясена. Значит, пятый мир может вмешиваться в дела первого… Это открывает перед ней широкие перспективы. Она решает опять переписать роман «Дельфины», используя пережитый опыт – гнев, любовь, восхищение.

Второй канал. Африка. Куасси-Куасси – будущий вождь племени бауле. Отец посылает его во Францию, чтобы он получил образование у белых. Уже само начало его путешествия удивляет его. Он уезжает из деревне на «Пежо-504», местном маршрутном такси. В него набилось с десяток пассажиров. Пол в дырах, в салоне облако пыли, хотя ветра снаружи нет. На приборной доске объявление: «Доверяйте водителю! Он знает, куда едет, даже если вы другого мнения». Водитель как раз останавливается перед какой-то развалюхой выпить пива с приятелями, а пассажиры тем временем обливаются потом. Ожидание затягивается. В чемодане, в стенках которого просверлено множеством дырочек, заперты куры. Они взламывают изнутри замок и разлетаются по всему салону, кудахча и хлопая крыльями. Путешествие продолжается. Подъезжая к столице, Куасси-Куасси видит в пригородах множество зданий, выстроенных только до второго этажа. Он недоумевает, и попутчик объясняет ему, что подрядчики начинают строительство, а потом скрываются с деньгами будущих жильцов. Это вид мошенничества очень распространен, и люди живут в недостроенных домах, натягивая брезент вместо потолка.

Куасси-Куасси с некоторым опасением садится в самолет. Он не понимает, как такая груда дымящегося железа может соперничать с птицами. Он решает, что это возможно с помощью магии: вера пассажиров удерживает в воздухе летательный аппарат. Колдун дал ему амулет, который должен защитить его в мире белых. Куасси-Куасси кладет амулет в кожаный мешочек и всю дорогу сжимает его влажной рукой. Вид Земли с такой высоты сначала пугает его, потом приводит в восторг. Так вот какая она, его планета: кудрявые острова лесов, берега, море, которое кажется ему бескрайним. Ничего подобного он и вообразить не мог. Самолет садится, и Куасси-Куасси испытывает огромное облегчение. Формальности на таможне кажутся ему загадочным ритуалом, но попутчик помогает ему разобраться с бумагами. Такси, которое Куасси-Куасси берет в Париже, совершенно не похоже на то, в котором он приехал в Абиджан. Мало того, что он единственный пассажир, еще и водитель молчит всю дорогу, лишь изредка произнося несколько слов в трубку мобильного телефона, которую он постоянно прижимает к уху.

Куасси-Куасси наконец в Париже, и, хотя у себя дома он видел французскую столицу по телевизору, он не перестает удивляться. Во-первых, запаху. Все здесь пахнет горелым бензином, выхлопными газами. Далеко не сразу ему удается уловить приятные запахи – аромат деревьев, жареного мяса. Второе впечатление, поразившее Куасси-Куасси, - нигде не видно земли. Все покрыто бетоном или асфальтом. Куасси-Куасси приходит в голову мысль, что белые придумали для земли упаковку – специально, чтобы не видеть и не касаться ее.

Он знакомится с группой студентов с Берега Слоновой Кости, которые уже давно живут в Париже. Новые знакомые объясняют ему правила жизни здесь. С собой всегда нужно носить деньги. Нельзя питаться фруктами, которые валяются на земле. Все кому-нибудь принадлежит. Если ты что-то хочешь, это надо купить. Беседуя с одним лавочником, он узнает, что ананасы с Берега Слоновой Кости попадают в Париж совсем зелеными, спеют в Ренжи, оттуда поступают на парижский рынок, а уж оттуда… на рынки Берега Слоновой Кости.

Соотечественники Куасси-Куасси держат рестораны, ночные клубы. Они собираются в кафе около Восточного вокзала. Друзья много раз предлагали Куасси-Куасси найти для него женщину или даже нескольких, но Куасси-Куасси не хочет жить так же, как жил бы в своей деревне. Ему предлагают поехать на экскурсию.

Так Куасси-Куасси попадает на Эйфелеву башню, напоминающую огромную опору линий электропередачи, которой, кажется, восхищается весь мир. Он попадает в Лувр, где все соблюдают тишину, а картины написаны тусклыми красками.

Поздно вечером он идет по улицам Парижа и видит парня, который на бегу вырывает сумочку у девушки. Он бросается за ним, легко догоняет и отбирает сумку. «Почему ты сделал это? - спрашивает парень – У девчонки денег куры не клюют, что ей эта сумка!» Этот аргумент поражает Куасси-Куасси. Ой возвращает сумку девушке. Она тоже спрашивает: «Почему вы сделали это?» Куасси-Куасси думает: «Очень странно! Похоже, здесь считают, что воровать сумки нормально».

Он продолжает разговор с девушкой. Предлагает поужинать в ресторане, но она отказывается. Странное место, здесь считается нормальным, что тебя обворовали, и ненормальным, если пригласили в ресторан. Однако на прощание девушка просит у него номер мобильного телефона. У Куасси-Куасси нет телефона, и девушка, поколебавшись, предлагает ему встретиться через неделю на этом же месте.

Третий канал. Теотим снова воспитатель в летнем лагере. Так он зарабатывает на жизнь. В его группе есть некий Жак Падуя, который поражает своей невозмутимостью.

- Как тебе удается быть таким спокойным? - спрашивает Теотим.

- Это йога.

- А, йога, да, я знаю.

- Йога, которой я занимаюсь, особенная. Это подлинная йога, ее называют Королевской или Раджа-йогой. Говорят, что некогда человек-рыба научил людей этой йоге.

- Научи меня, - просит Теотим.

И Жак Падуя обучает его некоторым вещам, которые не похожи ни на что из того, что молодой человек до сих пор считал йогой. Жак рисует на листе бумаги маленький черный круг диаметром три сантиметра, вешает листок на стену и говорит, что нужно смотреть на круг как можно дольше не мигая.

- Это упражнение нужно делать каждый день.

Сначала это кажется трудным, но постепенно Теотим начинает справляться. В конце третьего дня исчезает все, что находится за пределами круга. Существует только крут, он пульсирует, как пламя.

Затем Жак Падуя учит Теотима дышать.

- Это нужно делать в три приема. Раз – вдох, которым наполняешь живот и легкие. Два – задерживаешь дыхание. Три – выдыхаешь сначала легкими, потом животом. Все три фазы должны быть равными по времени.

Дальше Жак Падуя учит Теотима слышать биение собственного сердца (легкую вибрацию внутри, которая становится все отчетливее) и управлять его ритмом. Теотим представляет себе свое сердце и мысленно ускоряет и замедляет его биение.

В то же время у Теотима возникают проблемы с другими воспитателями. Над ним смеются, называют последователем «юного гуру», сектантом. Преподаватель дзюдо, крупный мужчина, на голову выше Теотима, как-то вечером бросает ему вызов. Он говорит: «Посмотрим, что круче – твоя йога или мое дзюдо». Теотим не знает, как реагировать. Он старается сохранить спокойствие и не обращать внимания на провокацию. Но противник хватает его и швыряет на землю. Теотим поднимается, собираясь показать все, что еще помнит из боксерских приемов, но дзюдоист заламывает ему руку за спину. Лицо Теотима перекошено, он чувствует сильную боль в спине.

- Видишь, от твоей йоги никакого толка. Займись лучше дзюдо, сможешь постоять за себя.

После столкновения, в котором сильнее всего пострадало его самолюбие, Теотим рассказывает о случившемся Жаку.

- И что говорит по этому поводу твоя йога? спрашивает он.

- Ничего. Не отвечай на насилие, не поддавайся на провокацию.

- Почему они на меня напали?

- Потому что ты еще не достиг мира внутри себя.

- Эта скотина еще не раз разобьет мне лицо.

- Насилие возникает только тогда, когда ты чувствуешь себя в роли жертвы. Он только этого и ждет. Не думай больше об этом.

- А если он не прекратит?

На следующий день Жак и Теотим уходят в лес, и Жак учит Теотима достигать пустоты в голове.

- Нужно правильно выбрать позу. Лучше всего подходит поза лотоса.

Но Теотим пока не достаточно гибкий для этого. Жак предлагает ему просто сесть, скрестив ноги, и закрыть глаза. Затем он тихо говорит ему.

- Каждый раз, когда в твоей голове появится мысль, посмотри на нее, осознай ее, и пусть она плывет мимо, как облако, гонимое ветром. Когда все мысли уйдут далеко, в голове останется только пустота, и тогда ты действительно откроешь в себе новые возможности. Ты остановишь изматывающую тебя мельницу мыслей, заставляющую тебя думать неизвестно что неизвестно о чем. На долю секунды ты получишь доступ к своей истинной сущности, которая ничего не боится и все знает.

Теотим глубоко впечатлен, он старается добиться отсутствия мыслей, но у него ничего не выходит.

- Покажи как, - просит он.

Жак Падуя садится в позу лотоса и застывает. Комар садится ему на глаз, впивается жалом в веко, но йог не отгоняет его.

Через полчаса Жак Падуя открывает глаза.

- Это нужно делать каждый день. Освобождай свой разум и добивайся отсутствия мыслей. Чем дольше этим занимаешься, тем быстрее получается. Дыхание очищает легкие, сосредоточенность открывает глаза, медитация очищает мозг. Когда все успокаивается, душа может наконец засиять. Однажды я научу тебя выходить из тела, чтобы путешествовать в пространстве и времени без всяких ограничений.

На мгновение Теотиму кажется, что перед ним инопланетянин, мессия или сумасшедший.

- Твои желания заставляют тебя страдать, - говорит Жак. - Ты постоянно чего-нибудь хочешь. И, когда ты получаешь желаемое, ты даже не можешь это оценить. Постарайся просто ценить, что ты здесь и сейчас, что ты жив.

- Это не так-то просто, - отвечает ему Теотим.

- Если все, чему я учу, выразить одной фразой, то я бы сказал: «Нет желаний, нет и страданий».

- А разве ты ничего не желаешь?

- Я хотел передать тебе все это, и вот это произошло, - говорит Жак.

Расставаясь с Жаком, Теотим понимает, что тот глубоко повлиял на него.

Вернувшись на Крит, Теотим ищет клуб, где занимаются йогой, чтобы глубже постичь то, чему его научил друг. Он находит курсы Раджа-йоги. Но йога здесь похожа на фитнес для домохозяек, которые к концу занятия начинают делиться рецептами диетических блюд из тофу и пророщенного зерна. Теотим разочарован.

Он продолжает созерцать черный круг на стене. Продолжает контролировать дыхание и биение сердца. Каждое утро он посвящает полчаса изгнанию мыслей из головы.

Но его никто не поддерживает, и он тренируется все меньше и наконец вовсе забрасывает тренировки.

Я выключаю телевизор.

Боже мой! Вот это мысль! Этот смертный подсказзал мне решение. Спокойствие, отказ от желаний, йога, «нет желаний – нет страданий». Шестнадцатилетний мальчишка научил этому не только двадцатидвухлетнего смертного, он научил и бога, которому 2000 лет.

Я надеваю тунику, сую ноги в сандалии.

Дверь в комнату открывается. На пороге Мата Хари.

- Я думал, ты рассердилась, - удивляюсь я.

Она бросается мне на шею, приникает к моим губам и яростно срывает с меня тогу. Сбрасывает одежду с себя, прижимается ко мне.

Кажется, я ничего не понимаю в женщинах.

Через час Мата берет пульт и включает телевизор. Она попадает на третий канал. Теотим пытается медитировать, сидя в позе лотоса.

Вдруг мне приходит в голову одна мысль. Я встаю.

- Куда ты собрался? Сегодня мы отдыхаем. Не пойдешь же ты ЕЕ искать?

- Нет, я иду не за ней.

Мату Хари не подвела интуиция, она преграждает мне путь к двери.

- Ты хочешь сжульничать? Собираешься играть во время перерыва? Ты идешь к Атланту? Это запрещено. Вспомни, из-за этого погиб Эдмонд Уэллс.

- У меня ничего не вышло с Атлантидой, потому что Афродита меня засекла, но ведь в другой раз мне может и повезти.

- Стой.

- По-настоящему ситуацией владеет лишь тот, кто мошенничает.

- Хорошо. Тогда я иду с тобой, - заявляет Мата Хари.

- Слишком рискованно. Если пойдем вдвоем, нас точно поймают. Как ты верно заметила, я уже потерял Эдмонда. И я ни за что не стану рисковать тобой.

Она пристально смотрит на меня, стараясь прочитать мои мысли.

- Я больше не хочу жить по сценарию. Лучший способ предвидеть будущее – это самим создать его.

Мои слова повисают в воздухе.

- Я иду с тобой, - повторяет Мата еще более решительно. - Мы теперь вместе, и мы все будем делать вместе. Я разделяю с тобой жизнь, значит, и риск пополам. И я разделю с тобой будущее, которое ты хочешь создать.

79. ЭНЦИКЛОПЕДИЯ: БОГОМОЛ

Из множества примеров, доказывающих, что наблюдатель оказывает влияние на то, за чем наблюдает, вплоть до полного искажения информации, мы бы хотели привести опыт с самкой богомола.

До сих пор было принято считать, что самка богомола всегда пожирает своего партнера после совокупления. Этот сексуальный каннибализм поразил воображение ученых и породил околонаучные мифы, которые использовались, в том числе, и в психоанализе.

Однако это не что иное, как результат ошибочного толкования увиденного. Самка богомола пожирает своего партнера, только если находится не в естественной среде обитания. После совокупления она испытывает сильный голод и пожирает все, что может найти. В маленьком лабораторном боксе самцу некуда бежать. Утомленной самке необходимо восстановить потери белка, и она набрасывается на то, что находится в досягаемости. Уступающий самке размерами и окруженный стеклянными стенами бокса самец становится ее единственной добычей. Естественно, она пожирает его. В природе самец после совокупления убегает, и самка съедает любое другое насекомое, которое находится поблизости.

Спасшийся бегством самец устраивается на отдых как можно дальше от недавней подруги. Голод самки и сонливость самца после полового акта свойственны представителям многих видов животных.

Эдмонд Уэллс.

«Энциклопедия относительного и абсолютного знания», том V

80. «ПРОСВЕЩЕННЫЙ»

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Дыхание богов":