Бернард Вербер

http://matreshkatm.ru/ тональный крем с пудровым финишем relouis complimenti.

 



Бернард Вербер
Мы, боги

(en: "Us, Gods", fr: "Nous Les Dieux"), 2004

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 |

 


40-я страница> поставить закладку

 

Затем, после скромного упрека своему богу, она осознала, что могло быть еще хуже.

Бог спас их в последнюю минуту от людей-крыс, дав им идею строительства судна, он спас их от кораблекрушения, ведя с помощью дельфинов к острову, он устроил их на волшебном острове и дал им развитую духовность.

В следующие дни медиум и рассказчик действовали совместно. Первая получала информацию свыше, второй распространял ее внизу. Рассказчик улучшал свою космогонию. Паре основателей, пытавшихся найти потерянный рай, бог дал идею двух богов-близнецов, враждующих между собой. Он представил борьбу между поклонниками Луны и Солнца. Первые находятся во власти лжи и иллюзий (поскольку Луна лишь отражает свет Солнца), а вторые привержены истине (поскольку Солнце является настоящим источником всех энергий). Он рассказал о битве сил тьмы с силами света, хороших с плохими, простой, но всегда действующей двойственности.

Королева дельфинов запомнила все, что говорил ей бог, но когда пересказывала это, добавляла собственные интерпретации. Поэтому, когда окружавшие ее трупы начали издавать невыносимую вонь, королева придумала ритуал, согласно которому останки нужно было освобождать от внутренностей и плотно оборачивать тканью, чтобы воздух не проникал внутрь.

Идея двух богов-близнецов распространилась среди людей-скарабеев, которые адаптировали ее к собственным легендам, добавили множество духов и местных обычаев. Через некоторое время уже существовала прочная и сложная религия скарабеев. Рассказчик умер, и люди-скарабеи забыли его и считали, что их религия всегда была такой. Но в то время как люди-скарабеи увеличивали свой пантеон, люди-дельфины шли в противоположном направлении, упрощая свою религию, чтобы прийти к концепции единого общего бога. Параллельно появились первые проявления расизма в их отношении.

Детей-дельфинов безо всякой причины колотили дети-скарабеи, и нередко просто из зависти скарабеи грабили лавки людей-дельфинов.

Однако влияние людей-дельфинов принесло свои плоды. Кроме создания пирамид и изобретения религии, они подсказали идею строительства портового города, куда стали приплывать все больше иностранных кораблей. Они также подтолкнули их на строительство библиотеки, где в книгах резюмировали свои знания. После библиотеки появились школы, где детей учили писать, читать и считать с самого раннего возраста. Потом появились учебные заведения для взрослых, в которых преподавали географию, астрономию и историю.

Наконец, люди-дельфины подтолкнули людей-скарабеев к морским и наземным экспедициям.

Идея была не без тайного умысла: они надеялись таким образом найти уцелевших с девяти кораблей, которые поплыли другим путем. Действительно, в ходе поисков в пустыне обнаружились бродячие племена людей-дельфинов, которые уже долго ходили от оазиса к оазису. Они снова воссоединились, и «пустынники» пришли в восторг от того, что спасшимся с острова Спокойствия удалось построить свои города на побережье. Как бы ни расходилась их судьба, все представители племени хранили в памяти два события, отметивших их народ: бегство от людей-крыс и великий потоп, заставивший покинуть остров.

Однако люди-скарабеи требовали от дельфинов все больше и больше. Они завидовали их знаниям и чем больше узнавали, тем больше казалось им, люди-дельфины от них что-то скрывают. Узнав о существовании медиума, они захотели приобщиться к тайнам пирамиды и потребовали, чтобы каста священников людей-скарабеев тоже участвовала в общении с богом. Затем они потребовали от людей-дельфинов передачи самых сложных знаний. И эту просьбу удовлетворили. Так появилась не каста, а группа эрудированных людей-скарабеев, которая постепенно возвысилась над священниками, крестьянами и военными старого поколения. Чтобы усилить свою власть над остальными, они придумали новую концепцию: монархию. Опираясь на себе подобных и с помощью людей-дельфинов, их начальник провозгласил себя царем — сыном Солнца. Он ввел налог для финансирования армии, создал запасы продуктов для царских нужд, начал строительство серии крупных монументов.

В царстве было уже свыше двадцати больших городов.

Сильная страна, постоянный прогресс, расцвет культуры, государственная религия, все это сделало обиталище людей-скарабеев политической и экономической сверхдержавой.

Крысы

Ведомые молнией разведчики людей-крыс сделали однажды удивительное открытие: деревня женщин, только женщин. Они долго наблюдали за элегантными амазонками, такими красивыми и спортивными. Некоторые резвились голыми в реке, натирая друг друга мыльными травами и со смехом брызгаясь. Другие верхом на лошадях тренировались в преодолении препятствий или стрельбе из лука. Обойдя деревню, разведчики в конце концов нашли несколько мужчин, которые готовили пищу, вязали, шили или музицировали.

Они все еще были потрясены, когда пришли на базу. Рассказ удивил начальника, высокого мужчину с украшением из шкуры черной крысы.

- Эти женщины относятся к категории «менее сильных» или «более сильных», чем мы? - спросил он.

Разведчики были единодушны:

- Менее сильных.

Тогда вождь объявил, что видел во сне, как они нападут на женщин.

Люди-крысы распределили оружие. Их войска пришли в движение, чтобы расположиться на вершинах холмов, окружающих деревню женщин.

Первый сигнал, имитирующий птичий свист, предупредил всех о готовности. После второго копья полетели через защитную стену городка женщин-ос.

Острия ударились где попало. Крики, кровь, тела, волосы плавали среди разорванной одежды в покрасневшем внутреннем озере. На лицах было непонимание, когда упала вторая волна копий.

Амазонки собрались и побежали к хранилищу, где были сложены луки. Женщина с длинными светлыми волосами отдавала команды. Воительницы собрались вокруг начальницы, а потом, прячась за стеной, начали стрелять в нападающих. Благодаря новым лукам с двойной тетивой они убили несколько десятков врагов, но люди-крысы собрались для очередной атаки.

Новый град копий. Когда «фрукт показался созревшим», вождь крыс подал третий сигнал. Люди-крысы бросились вперед, чтобы выбить тараном входные ворота. Их остановили точные выстрелы из луков. Другие воины заняли места погибших и, укрывшись за щитами, наконец вышибли городские ворота.

Новый сигнал, и сотня всадников выскочила из оврага и с криками понеслась вперед. Но амазонки уже были на конях, и две кавалерии столкнулись перед входом в город. Бой быстро показал преимущество женщин-ос. Они были не сильнее, но быстрее. Их искусство верховой езды и обращение с лошадью помогало наездницам избежать ударов сабель и копий. После стлкновения лоб в лоб люди-крысы побежали врассыпную. Амазонки преследовали их. Страх теперь оказался в другом лагере. Люди-крысы отступили перед удивительными женщинами.

Тогда вождь крыс решает сам возглавить новую атаку. Кавалеристы садятся на лошадей и выстраиваются в боевые порядки. Многие всадники убиты рядом с первой линией обороны. Женщины стреляют в упор. Потом начинается рукопашная, и снова амазонки берут верх. Они визжат, кусаются, вырывают клочья волос, бьют между ног. У них маленькие отравленные кинжалы в ножнах, прикрепленных на икрах. Удивленные таким неожиданным отпором и решительностью этих фурий, люди-крысы дерутся в этот раз хуже, чем обычно. Привыкшие к тому, что их женщины остаются на земле в глубине пещер, они с трудом представляли себе, что это отродье может так сопротивляться. В глубине души вождь крыс проклинал разведчиков, которые недооценили противника.

Обнажив меч, он бросился на группу амазонок и начал рубить их. Вождь женщин-ос дала ему отпор и рассекла лоб стрелой, от чего тот потерял сознание.

Амазонки издали победный клич, а мужчины унесли своего вождя с крысиным украшением на голове.

Женщины-осы похоронили убитых, помогли раненым, а потом устроили праздник.

В лагере крыс бешенство взяло верх над разочарованием от поражения. Путая амазонок со своими подругами в общем отвращении к женскому полу, поверженные мужчины избили последних безо всякой причины.

Придя в себя, вождь людей-крыс оказался чрезвычайно мстительным. Он решил, что его войска не только проявили недостаток отваги, но и оказались трусливыми, отступив перед женщинами. Чтобы подбодрить их, он придумал «уничтожение каждого десятого». При всяком поражении он будет казнить каждого десятого случайно выбранного солдата. Так они поймут, что лучше с честью погибнуть от рук врага, чем быть казненным, как трусу. Так и было сделано. Затем он приказал бросить на свалку останки несчастных казненных.

Инстинктивно вождь восстановил таким образом принцип отвлечения насилием, придуманный его знаменитым предком.

- Страх побеждается страхом. Забудьте вашу боязнь амазонок, вы должны бояться только меня, - заявил он своему народу.

Действительно, после стольких беспричинных жестокостей женщины-осы показались солдатам не такими страшными, как их вождь. Чтобы придать воинам веры в себя, вождь бросил их на завоевание других народов, гораздо более слабые. Пленных не убили, а привели с собой, как скот, чтобы они стали живым щитом перед стрелами амазонок.

Начальник людей-крыс хотел отомстить за вызов, брошенный ему. Он приказал столярам сделать такие же луки с двойными тетивами и усилил касты военных, дав им новые привилегии.

Он провозгласил себя царем. И во время пышной церемонии объявил, что отныне вводит налог для финансирования технически более современной армии.

Война с женщинами-осами грозила затянуться, и король крыс решил построить временный город, защищенный частоколом. Теперь здесь будет их штаб, и люди-крысы будут устраивать отсюда набеги.

Как ни парадоксально, но власть царя крыс никогда не была так велика, как после этого поражения, и никогда его так не уважали.

Затем царь придумал понятия мученика и героя, чтобы прославлять погибших в борьбе с ужасными женщинами, и оказался пионером пропаганды, без конца описывая эту битву, чтобы доказать гнусность противника.

Слово «оса» стало ругательством, и они с удовольствием сжигали гнезда этих насекомых, когда находили их.

Царь не торопился. Он хотел, чтобы победа над женщинами-осами стала блистательной. Во снах он видел, как их начальница волочит свою длинную шевелюру к его ногам и умоляет пощадить ее.

100. ЭНЦИКЛОПЕДИЯ: АМАЗОНКИ

Согласно историкуДиодору Сицилийскому, племя женщин, жившее на западе Северной Африки, устраивало набеги, доходившие до Египта и Малой Азии. В греческой мифологии также упоминается племя женщин (а-мазос означает лишенная одной груди, поскольку они ампутировали правую грудь, чтобы лучше стрелять из лука), жившее на берегах реки Фермодонт на территории современного Кавказа. Они поддерживали с мужчинами лишь случайные отношения с целью продолжения рода. По словам историка, у этих женщин не было ни стыда, ни чувства справедливости. Преемственность у них осуществлялась по женской линии. Если они рожали мальчиков, то обращали их в рабство. Они были вооружены луками и стрелами с бронзовыми наконечниками, а также небольшими щитами в форме месяца. Их царица Лисип-па нападала на все народы, жившие на землях до реки Таис. Она настолько ненавидела брак и так любила войну, что Афродита приняла брошенный ей вызов и заставила ее сына влюбиться в мать. Не желая совершить инцест, юноша бросился в реку и утонул. Чтобы избежать упреков его призрака, Лисиппа привела своих дочерей на берег Черного моря, где каждая основала свой город — Эфес, Смирну, Сирену и Ширину. Их потомки, царицы Марпесса, Лампада и Ипполита, расширили свое влияние до Фракии и Фригии. Когда одна из сестер, Антиопа, была похищена Тесеем, амазонки напали на Грецию и осадили Афины. Царь Тесей не мог победить их и был вынужден призвать на помощь Геракла. Битва с амазонками является одним из двенадцати подвигов Геракла…

Во время Троянской войны по призыву их царицы Пенфесилеи амазонки пришли на помощь троянцам в борьбе против греческих захватчиков. Пенфесилея была в конце концов убита в поединке с Ахиллом, но ее последний взгляд заставил его навсегда влюбиться в свою жертву.

Обнаружены следы чисто женских формирований в элитных частях армий киммерийцев и скифов. Римляне также впоследствии сталкивались с женскими поселениями — Намний и Самний, - расположенными недалеко от Везувия.

До наших дней на севере Ирана существуют деревни, населенные преимущественно женщинами, которые считают себя потомками амазонок.

Эдмонд Уэллс.

«Энциклопедия относительного и абсолютного знания», том 5

101. ЖЕСТОКОЕ РАЗОЧАРОВАНИЕ

Зажигается свет, и мы хлопаем глазами как ошалевшие, оторванные от наших народов.

Я не отрываю глаз от богини любви. Меня душит бешенство. Я чувствую себя, как оскорбленная ученицами Юн Би, только здесь я оскорблен профессором.

Ах, я предпочел бы быть убитым с самого начала, как Жюль Берн. Лучше бы меня поймали сирены, как Франсиса Разорбака, или убил Атлант, как Эдмонда Уэллса. По крайней мере, им не нужно терпеть то, что приходится мне. К чему так стараться, создавая сокровище, чтобы увидеть, как его уничтожают? Или в этом заключается цинизм жизни богов, полюбить народ, чтобы лучше рассмотреть его гибель?

Был ли я неправ, пытаясь спасти суда с беженцами, несущими ценности, которые казались мне важными? Или я настолько противоречил мировому порядку, стремясь помочь эволюционировать небольшой группе людей вдали от варварских нашествий?

Я до сих пор не знаю, что лучше, чем Бог, но я знаю, что хуже, чем дьявол: А-фро-дита. Она соблазнила меня Раем, а предлагает ад. С очаровательной улыбкой она разрушает все, что я построил, бросив, что хуже всего, «мне жаль» для успокоения. В эту минуту я ее ненавижу, я ее проклинаю, я ее знать не хочу. Если это и есть богиня любви… я без колебаний предпочту ей богиню ненависти. Я чувствую себя чудовищно подавленным. Но потом я беру себя в руки. Слишком просто было бы сейчас сдаться.

Сперва нужно спасти то, что можно. Бороться до конца. «Пока есть жизнь, есть надежда», - говорится в пословице.

Пока будет жить хоть один человек-дельфин, он будет передавать свои ценности, воспоминания, символы. По крайней мере, я попытался внушить это королеве-медиуму.

Нужно успокоиться. Нужно быть эффективным. Спасти людей, чего бы это ни стоило. Бороться моими средствами бога-ученика. Они не заслужили такого конца. Как бог, их бог, я должен им помочь.

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Мы, боги":