Бернард Вербер

Приказ о проведении аттестации рабочих мест kubts.ru.

 



Бернард Вербер
Последний секрет

(en: "The Ultimate Secret", fr: "L'Ultime Secret"), 2001

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 |

 


18-я страница> поставить закладку

 

Жан-Луи Мартен рассказал историю Филиппа Пенэля Самюэлю Феншэ и предложил ему продолжить дело этого реформатора.

– А что случилось потом?

«Большинство освобожденных Пенэлем потребовали, чтобы их снова поместили в больницу».

– Значит, эксперимент провалился.

«Филипп Пенэль недалеко зашел. Сумасшедшим все равно, где быть, снаружи или внутри, это ничего не меняет, важно то, что они делают. Пенэль отстаивал мнение, что сумасшедшие – нормальные люди. Нет, они не нормальные, они другие. Значит, их надо не приравнять к нормальным, а убедить в их специфичности. Я уверен, что недостатки больных можно превратить в преимущества. Да, они опасны, да, некоторые предрасположены к самоубийству, они нетерпимы, раздражительны, они разрушители, но как раз эту отрицательную энергию и надо направить в нужное русло, чтобы она превратилась в положительную. Неисчерпаемую энергию безумия».

44

Исидор залпом выпивает свой стакан.

– И что бы доставило вам удовольствие?

– Сигарета!

Лукреция Немро встает, направляется к одному из гостей и возвращается с ментоловой сигаретой «ультралайт». Она с наслаждением затягивается.

– Лукреция, вы курите?

– Все эти эпикурейцы в конце концов убедили меня в справедливости лозунга: «Сагре diem». Как вы это переводили? «Пользуйся каждым моментом, словно он последний». Кроме того, что-нибудь ужасное с нами может произойти в любой момент. Если в эту секунду в меня ударит молния, я скажу себе: «Какая жалость, что я так больше и не покурила».

Она медленно вдыхает и держит дым в легких как можно дольше, прежде чем выпустить его через ноздри.

– Давно вы бросили?

– Три месяца назад. Ровно три месяца. Но это ничего не значит. Я выбрала очень напряженную профессию, при которой так или иначе буду вынуждена падать снова и снова, так же, как здесь, в храме распущенности.

Исидор вытаскивает свой карманный компьютер и что-то записывает. Лукреция нечаянно выпускает немного дыма ему в лицо, и он кашляет.

– Растения изменили наше общество. Табак, а также утренний кофе, который нас будит, шоколад, от которого некоторые люди полностью впадают в зависимость; чай, виноград и забродивший хмель, позволяющие нам достигнуть опьянения; затем конопля, марихуана, производные макового сока, из которых получают наркотики. Растения берут свой реванш. Восьмая потребность…

Лукреция закрывает глаза и отключается, чтобы испытать полное удовольствие от каждой дозы никотина. Дым касается ее нёба, проходит через горло, оставляет тонкую пленку раздражающей пыли на чистой слизистой оболочке, затем спускается в трахею. Наконец он попадает в альвеолы ее легких. Там все еще содержится смола трехмесячной давности, которая с восторгом встречает неожиданно явившийся токсичный пар. Никотин быстро поступает в кровь и поднимается к мозгу.

– Ради этой секунды стоило отказываться от курения. Ах, если бы вы знали, как мне дорога каждая затяжка, думаю, я докурю эту сигарету до фильтра. Ничего мне не говорите. И не отрывайте меня, дайте посмаковать момент.

Исидор пожимает плечами.

А что, собственно, я могу ей сказать. Что, кури она постоянно, это разрушит систему регуляции сна, настроения и вес? Что отныне она будет рабыней никотина и смолы, рискуя потерять нормальный сон и стать сварливой ? Что она полностью засорит свои легочные альвеолы, вены и клетки ? В любом случае курильщики никого не слушают, они считают, что удовольствие дает им полное право.

Он пытается избавиться от этих мыслей и смотрит по карточке, что дальше в программе празднеств. Слева от них полный пожилой мужчина целует взасос очень тонкую девушку. Видимо, они не нашли темы для разговора, но отсутствие диалога их особо не стесняет.

Лукреция как будто насытилась своей сигаретой. Она тушит ее.

После табака у меня остается привкус грязи и горечи. Почему я курю?

45

В последующие недели Жан-Луи Мартен погрузился в историю психиатрии, анализируя собственное положение. Он занялся составлением схем, таблиц, диаграмм. Приняв в расчет силу сопротивления администрации, он включил в уравнение вялость больных. Поскольку общество возвело их в ранг неполноценных, они сами имели о себе ничтожное представление. Мартен, таким образом, осознал, что надо восстановить их самоуважение, придать им значимость и предложить стать активными участниками своей судьбы. Он учел, что никто так просто не станет играть в эту игру, но для начала ему была необходима небольшая группка активистов. Он знал, что потом это расплывется, как капля масла.

Мы всячески уважаем свободную волю больных. Надо, чтобы из них выходила энергия.

Жан-Луи Мартен поделился размышлениями с доктором.

Возможно, он разрешил мою задачу, подумал про себя восхищенный Феншэ. Он прав, сумасшествие – созидательная энергия, как и другие. И как при других видах энергии, достаточно придать ей направление, чтобы двигатели заработали.

Им удалось воскресить идею Филиппа Пенэля. Спустя несколько недель они дошли до практического применения. Самюэль Феншэ дал указания позволить больным работать. Первый толчок был дан. Они сумели убедить зарубежных партнеров. За несколько месяцев деньги стали прибывать. Больница давала прибыль.

Теперь Самюэль Феншэ должен был сделать то, что обещал Жану-Луи Мартену. Он связался с американской бригадой медицинского центра университета Эмори в Атланте. Американские ученые следили через Интернет за последовательными этапами операции, которую Самюэль Феншэ доверил лучшему нейрохирургу больницы. Согласно инструкции с помощью своих ассистентов он отсканировал мозг Мартена, чтобы определить наиболее активные зоны коры, когда пациент думал. Затем, не открывая череп полностью, лишь просверлив в нем две маленькие дырочки, в мозг ввели два двухмиллиметровых полых стеклянных конуса, каждый в одну из областей, отраженных на сканере. В конусах был электрод, покрытый нейротрофическим веществом, взятым из тела Мартена, – оно помогало ткани регенерироваться и привлечь нейроны.

Итак, нейроны, протягивая свои окончания в мозгу, вступали в контакт с обоими электродами. На руку сыграло то, что нейроны походят на ползучий плющ, ищущий, к чему бы прицепиться, с чем соединиться и где восстановиться. Спустя несколько дней произошла встреча. Дендриты нейронов, обнаружив электроды, соединились с ними, и вскоре нейроны вросли в тонкую медную нить. Вокруг стеклянных конусов вырос настоящий куст нейронов-ежевик. Удивительное слияние органики и электроники!

Сами электроды были соединены с передатчиком, помещенным между черепной костью и кожей, под волосяным покровом. Предварительно надо было вживить под кожу плоскую батарею для питания передатчика.

Снаружи хирург поместил электромагнит, поддерживающий батарею, и радиоприемник; принимающий испускаемые мозгом сигналы. Последние усиливались и переводились в понятные компьютеру данные. Самым трудным была калибровка. Каждый вид мысли надо было перевести в соответствующее движение на экране компьютера. Через несколько дней Жан-Луи Мартен, приковав глаз к экрану, сумел достичь мыслью той же скорости движения курсора, что и глазом посредством камеры. Но превзойти ее ему не удалось.

Самюэль Феншэ спросил об этом американскую бригаду, которая объяснила, что надо просто добавить электродов. Чем большее количество активных зон коры головного мозга можно было определить и чем больше электродов вживляли в них, тем выше становилась скорость выражения мысли. У Каннингема их было четыре. Несколькими днями позже хирург опять вскрыл череп своего пациента и добавил два новых электрода, а чуть позже – еще два. Теперь мозг Жана-Луи Мартена был начинен шестью маленькими стеклянными конусами. Мысли текли все более и более плавно.

«Работает! – написал больной. – Надо бы изобрести новый глагол, чтобы описать то, что я делаю. Все, что я думаю, автоматически записывается на экране по моему желанию. Как бы это назвать: мыслепись?»

Я мыслепишу, ты мыслепишешь, он мыслепишет?

«Да. Красивый неологизм».

За словами последовали фразы – как будто постепенно открывали кран, из которого текли мысли.

Самюэль Феншэ первым подивился успеху эксперимента.

У Жана-Луи Мартена было такое ощущение, словно во время первого подключения к компьютеру его разум вышел из черепа, затем – при подключении к Интернету – вышел из больницы, а теперь, благодаря имплантатам, достиг Мировой информационной сети.

Глаз, переставший выписывать кренделя в поисках букв, мог, наконец, сосредоточиться на экране. Мартен выдал фразу: «Маленький шаг в моем мозгу – большой шаг для человечества, не так ли, доктор?»

– Да, несомненно… – ответил Самюэль Феншэ.

И в то же мгновение, покоренный скоростью выражения мыслей своего пациента, он спросил себя, не превратился ли он в подобие доктора Франкенштейна и сохраняет ли по-прежнему превосходство над этим изумительным неподвижным больным, чья мысль оказалась столь творческой.

«Полагаю, электроника усилит могущество мозга так же, как инструмент сделал руку сильнее».

Когда он это писал, дендриты нейронов под его черепом продолжали накапливаться на конце конусов электродов, подобно ползучим растениям, обнаружившим источник воды.

46

В огромном зале НЕБА приглашенные танцуют вальс Штрауса. Развеваются шелковые и муслиновые платья, безупречно выглядят мужчины в своих черных смокингах. Люди смеются и улыбаются. Никакого стресса. Приятная беззаботность эпикурейства.

А что, если бы реализация общественной деятельности была такой: изысканная еда, молодые и красивые женщины в модных платьях, веселая музыка? Зачем все время грустить? Зачем страдать?

Исидор рассматривает удивительно спокойного человека. У него нет ни одной морщинки. Эпикурейство как будто идет ему на пользу. И с ним столь же безмятежная женщина… Пара без лжи, без волнений, которая предпочитает ценить момент, не думая о других и о будущем.

Как это, должно быть, приятно не принимать все близко к сердцу и жить только для того, чтобы пользоваться хорошими вещами и лишь для самого себя, забывая об остальных. Но вот способен ли на это я ?

Пара танцует. А Исидор думает, что они породят детей, на плечи которых тоже не будет давить тяжесть мира. Поколения спокойных людей.

К ним присоединяется Жером Бержерак с бутылкой шампанского в руке. Он наливает нектар в узорчатые фужеры.

Вдруг зал сотрясается от сильного грохота.

Входная дверь выбита, неожиданно вваливаются десятка два молодых людей, одетых в черную кожу, с черными мотоциклетными касками на голове, с черными щитами и дубинками.

– Это что, аттракцион? – спрашивает Исидор. Жером Бержерак морщит бровь.

– Нет. Это Стражники добродетели…

47

Благодаря новому сверхскоростному интерфейсу Жан-Луи Мартен мог видеть, чем занимаются его жена и дети. Стоило только подключиться к камерам наблюдения, установленным в школе и в кабинете его жены. Несмотря на то что они оставили его, он продолжал думать о них. «Замечательный человек», он простил и по-прежнему любил свою семью. Он чувствовал себя ободренным, как будто вновь держал свою судьбу в своих руках.

Изабелла, его супруга, говорила об агентстве, где была взята напрокат машина, сбившая его. Будучи в прошлом опытным серфером в Интернете, Жан-Луи Мартен отыскал сайт агентства по аренде и обнаружил номер водительских прав, а затем и настоящее имя убийцы: Умберто Росси, бывший врач Святой Маргариты. Оказывается, мир тесен и некоторые встречи, возможно, тому доказательство. Но Росси уволили. Он поискал адрес и обнаружил, что у того больше нет дома.

Наконец он нашел его в полицейской картотеке, в списке людей без определенного места жительства. Оставив больницу, Умберто Росси опустился на самое дно. Теперь он был жалким нищим, отсыпающимся после попоек на каннском пляже, пока полиция не забирала его, чтобы вычесать вшей или отправить на принудительную дезинтоксикацию. В полицейском досье отмечалось, что Росси хранил свои вещи под третьей скамьей на Круазет. Благодаря городской видеокамере, коими Канны были хорошо обеспечены, Мартен мог увидеть его. Экс-нейрохирург, бородатый и вшивый, шел нетвердой походкой с бутылкой дешевого розового вина в руке.

Мартен внимательно всматривался в этого нищего. Так, значит, из-за этого несчастного он больше не может пользоваться своим телом… Его охватило желание уничтожить бродягу.

Благодаря могуществу своего разума, глазами которого были тысячи цифровых камер во всем мире, а руками – механизмы жестких дисков, связанные с роботами, он знал, что теперь может это сделать. Он мог раздробить его в автоматической двери. Он мог составить полицейское досье, в котором Росси был бы выставлен как опаснейший извращенец. Его палач был доступен его разрушительной воле.

Но тут Мартена посетила одна мысль.

Мой разум слишком велик, и мне нужен столь же великий моральный дух.

Он долго беседовал с Феншэ. В результате этого диалога было решено, что, возможно, было бы разумно обогатить мозг Мартена программой искусственного интеллекта, которая позволила бы ему не только думать быстрее и вместе с тем глубже, но также и помогла бы выработать «новую мораль» для человека будущего.

Больной LIS выбрал программу искусственного интеллекта, которой пользуются авиадиспетчеры, чтобы избежать перекрещивания траекторий полета самолетов. Это была самая совершенная на сегодняшний день программа. Затем Феншэ и Мартен вместе перепрограммировали компьютер, снабдив его системой, включающей «человеческие ценности». Они начали с того, что ввели в основную память десять заповедей Ветхого Завета: не убий, не укради, не завидуй и т.д.

«Странно, – заметил Самюэль Феншэ, – это не императив. Как если бы Ветхий Завет возвещал пророчество: однажды, когда ты станешь умнее, ты больше не захочешь убивать, воровать или завидовать».

Однако они исключили заповеди, связанные с повиновением Богу. Понятие «Бог» пока было за пределами компетентности компьютеров. Они заменили его человеческими ценностями.

К заповедям Ветхого Завета они добавили заповеди Нового: возлюбите друг друга. Затем, чтобы усилить систему, они переписали 7дм Цзы-цюань: согнутый выпрямится, пустой наполнится, изнуренный восстановится. Внесли также поэму Редьярда Киплинга «Если»:

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Последний секрет":