Бернард Вербер

Мне друг подсказал, где просто заказать эвакуатор Лихославль по самым приемлемым ценам по городу.

 



Бернард Вербер
Революция Муравьев

(en: "The Revolution of the Ants", fr: "La Revolution Des Fourmis"), 1996

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 |

 


24-я страница> поставить закладку

 

Он больше не может держаться на ногах и валится на землю.

103-й видит себя как будто со стороны.

Снова появляются картины из прошлого. Сначала недавнего, потом отдаленного. Он видит, как сражается со скорпионихой, и свой серфинг по морю из спин саранчи, и себя, бредущего по пустыне.

Он видит свой побег из мира Пальцев, видит свой первый с ними разговор. Слова составляются из запахов, и они оглушают его.

Изображение проносится перед ним, как запущенная наоборот пленка на киноэкране.

Он видит своего боевого друга, 24-го, создавшего свободный город на острове Корнигеры, посредине реки. Он видит себя, летящего на спине скарабея-носорога в головокружительном слаломе между твердыми и опасными, как хрустальные колонны, струями дождя.

Он видит свой первый поход в страну Пальцев и открытие края мира смертных, дорогу, где машины уничтожают любую форму жизни.

Он видит бой с ящерицей, битву с птицей, борьбу с братьями, пахнущими камнем и плетущими заговор в муравейнике.

Он видит принца 327-го и принцессу 56-ю, в первый раз рассказывающих о Тайне. Тогда началось расследование, поиск другого измерения, измерения Пальцев.

Память его раскручивается, и он не может ее остановить.

Он видит себя во время войны Маков, когда убивал для того, чтобы не быть убитым. Он видит себя раздающим удары мандибулами по латам врага. Он видит себя в гуще миллионов солдат, отсекающих друг другу лапки, головы и усики в битве, исход которой он забыл.

Он видит себя бегущим по тропинке из запахов, цветущей запахами его братьев.

Он видит себя совсем молодым солдатом в коридорах Бел-о-кана во время потасовок с более взрослыми муравьями.

103-й забирается все дальше в свое прошлое. Он видит себя куколкой, личинкой! Он – личинка, подсыхающая в солярии под куполом из веточек. Он не может передвигаться сам и кричит феромонами, чтобы предупредительные кормилицы занялись им, а не соседними личинками.

– Поесть! Кормилицы, дайте скорее поесть, я хочу есть, чтобы вырасти, – кричит он.

А ведь правда, тогда он больше всего на свете хотел скорее постареть...

Он видит себя в своем коконе, который постепенно уменьшается в размерах.

Он видит себя одним из яиц, рядами сложенных в помещении для их хранения.

Как странно видеть себя в виде маленького перламутрового шара, наполненного светлой жидкостью. Это уже он. Он был таким.

«До того, как стать муравьем, я был белым шаром».

Мысль идет по кругу.

Идти вспять по своему прошлому дальше, до появления яйца, нельзя. Да нет! В его разгоряченной памяти продолжают возникать картины.

Он видит момент кладки. Он поднимается в материнское брюшко и видит себя яйцеклеткой. Только что оплодотворенной.

«До того, как я стал белой сферой, я был желтой сферой».

Дальше. Еще дальше, все дальше и дальше.

Он видит встречу гаметы самца и гаметы самки в яйцеклетке. 103-й присутствует при том неуловимом мгновении, когда происходит выбор: пол мужской, женский или бесполость.

Яйцеклетка содрогается.

Самец, самка, бесполое существо? Все вибрирует в сердцевине яйцеклетки. Самец, самка, бесполое существо?

Яйцеклетка танцует. Жидкости перемешиваются, перераспределяются внутри ее, образуя нежные смеси с переливами. Хромосомы переплетаются, как длинные лапки. X, Y, XY, XX? В конце концов побеждает женская хромосома.

Есть! Маточное молочко изменило течение его личной эволюции на самом первом клеточном этапе, определившем его пол.

103-й теперь самка. 103-й теперь принцесса.

В его голове начинается фейерверк, как будто мозг открыл все свои дверцы и впустил в себя свет.

Все клапаны открылись. Все чувства обострились раз в десять. Все воспринимается болезненнее, острее, глубже. Тело превратилось в сверхчувствительный орган, трепещущий при малейшем внешнем воздействии. Перед глазами плывут разноцветные пятна, усики покалывает, словно их протерли чистым спиртом, даже страшно, вдруг они не выдержат.

Ощущения не такие уж приятные, но очень сильные.

103-го обуревают столь мощные впечатления, что хочется зарыться в землю и спрятаться там от массы звуковой, обонятельной и световой информации, отовсюду поступающей в мозг. Он испытывает незнакомые ощущения, абстрактные чувства, в которых запахи выражаются цветом, цвет – музыкой, музыка –, осязанием, осязание – идеями.

Идеи плывут в его мозгу, как подземная река, готовая прорваться на поверхность фонтаном воды. Каждая капля – это мгновение его прошлого, оживленного новыми чувствами и новой способностью воспринимать абстрактное и реальное.

Все освещается по-новому. Все становится другим, более разграниченным, тонким, сложным, все содержит больше смысла, чем ему казалось раньше.

103-й понимает, что до сих пор жил лишь в полсилы. Мозг его словно вырастает. Муравей использовал его мощность лишь на 10%, а теперь, с этим гормональным препаратом, дойдет, быть может, до 30%.

Как чудесно воспринимать все с удесятеренной силой! Как чудесно муравью, столь долго не имевшему пола, вдруг, под волшебным воздействием молочка, стать самкой с обостренными чувствами!

К ней постепенно возвращается способность контактировать с миром. Она среди ос. В искусственном тепле бумажного серого гнезда она не может даже определить время суток. Наверное, уже ночь. А может быть, утро.

Сколько часов, дней, недель прошло с тех пор, как она выпила маточное молочко? Она не заметила. Ей страшно.

Королева говорит ей что-то.

68. УРОК ФИЗКУЛЬТУРЫ

– Так, надевайте шорты и начнем с легкой пробежки.

Все вокруг кипело. Кто-то разминался, кто-то суетился и занимал место у линии старта. День начинался с урока физкультуры.

– Я сказала в линию. Я хочу видеть только одну голову. По моему сигналу оттуда, где стоите, как можно быстрее, ноги поднимаем, восемь кругов, я слежу по хронометру, – сказала учительница. – Вас двадцать человек, по месту получите оценку: у первого будет двадцать баллов, у последнего – один.

Пронзительный свисток, старт.

Жюли и Семь Гномов повиновались без большой охоты. Они мечтали, чтобы уроки поскорее закончились, а они вернулись в репетиционный зал сочинять новые песни.

Они прибежали, отстав от всех.

– Ну что, бегать не любим, Жюли?

Жюли пожала плечами и не дала себе труда ответить. Учительница физкультуры была очень крепкой женщиной. Некогда пловчиха, избранная для Олимпийских игр, она была в свое время накачана мужскими гормонами для наращивания мышц и мощи.

Она объявила, что следующим упражнением будет залезание вверх по канату. Жюли обхватила канат, покачалась взад-вперед, сделала вид, что старается, даже погримасничала якобы от напряжения, но поднялась всего на один метр.

– Жюли, давай, побольше рвения!

Девушка спрыгнула на землю.

– В жизни умение залезать вверх по канату не нужно. Мы уже не в джунглях, везде лифты и лестницы.

Учительница физкультуры в замешательстве предпочла отвернуться и заняться более обеспокоенными своей мускулатурой учениками.

За переменой последовал урок немецкого языка, на котором класс всегда шумел, заглушая учительницу. В нее бросали яйца, вонючие шарики, обстреливали жеваной бумагой из трубочек. Жюли ненавидела эту травлю, но храбрости выступить против всего класса ей не хватило.

Во время уроков легче было пререкаться с учителями, чем с учениками. Жюли стыдилась своей трусости, она сочувствовала бедной женщине.

Звонок. За уроком немецкого – философия. Учитель вошел в класс и особенно учтиво приветствовал свою несчастную коллегу. Он являл собой ее полную противоположность. Всегда раскованный, с шуткой наготове, он был очень популярен в лицее. Создавалось впечатление, что он знает все и беззаботно прогуливается по жизни. Многие ученицы были в него более или менее влюблены. Некоторые даже доверяли ему свои подростковые тайны, и в этих случаях он прекрасно справлялся с ролью доверенного лица.

Тема: «Бунт». Он написал на доске магическое слово, выдержал паузу и заговорил:

– В жизни быстро понимаешь, что легче всего сказать «да». «Да» прекрасно позволяет интегрироваться в общество. Отвечайте требованиям окружающих, и они охотно вас примут. Но наступает время, когда это «да», до того открывавшее вам все двери, вдруг закроет их перед вами. Это, наверное, и есть начало отрочества: время, когда вы начинаете отвечать «нет».

Ему снова удалось захватить внимание аудитории.

– «Нет» имеет столько же силы, что и «да». «Нет» – это возможность мыслить по-другому. «Нет» утверждает характер. «Нет» пугает тех, кто говорит «да».

Учитель философии предпочитал ходить по классу, а не сидеть за столом. Иногда он останавливался, присаживался на край парты и брал ученика в свидетели. Он продолжал:

– Но так же, как и у «да», у «нет» есть свои границы. Скажете «нет» всем, и вы окажетесь в тупике, в изоляции, в безвыходном положении. Переход во взрослое состояние характеризуется появлением умения чередовать «да» и «нет», не соглашаясь на все, но и не отвергая все разом. Речь уже не об интеграции в общество любой ценой и не о полном отречении от него. Выбор между «да» и «нет» должен опираться: 1) на анализ возможных последствий в непосредственном и отдаленном будущем; 2) на собственную интуицию. Распределение осознанных «да» и «нет» требует большего ума, чем научные изыскания. Тот, кто умеет правильно сказать «да» или «нет», управляет в конце концов не только своим окружением, но, что гораздо важнее, самим собой.

Девушки в первом ряду впитывали его речь, слушая скорее его голос, чем произносимые им слова. Учитель философии засунул руки в карманы джинсов и присел на парту Зое.

– Как итог напомню вам старую известную поговорку: «Глупо не быть анархистом в двадцать лет, но... но верх глупости – оставаться им после тридцати».

Он написал фразу на доске.

Жадные, торопливые ручки, стремясь ничего не упустить, скребли по бумаге тетрадей. Некоторые ученики беззвучно повторяли поговорку, чтобы хорошенько запомнить каждое слово на тот случай, если ее спросят на устном экзамене.

– А сколько вам лет, месье? – спросила Жюли. Учитель философии обернулся.

– Мне двадцать девять лет, – ответил он с лукавой улыбкой.

Он подошел к девушке со светло-серыми глазами.

– ...То есть я еще пока анархист. Пользуйтесь этим.

– А что это значит – быть анархистом? – спросила Франсина.

– Не иметь ни Бога, ни господина, чувствовать себя свободным. Я чувствую себя свободным человеком и очень хочу научить вас стать такими же.

– Ни Бога, ни господина, легко сказать, – вступила Зое. – Но здесь-то для нас вы – хозяин, и мы обязаны вас слушать.

Философ не успел ответить. Дверь распахнулась, и директор вбежал в класс. Он стремительно подошел к учительскому столу.

– Сидите, – сказал он ученикам. – Я пришел с важной новостью. По лицею бродит пироман. Несколько дней назад подожгли мусорные баки, а консьерж нашел «коктейль Молотова» у двери заднего входа, она деревянная. Само здание из бетона, но навесные потолки набиты стекловатой, пластик легко воспламеняется и быстро сгорает, выделяя чрезвычайно токсичный дым. Поэтому я решил оснастить здание эффективной противопожарной системой. Теперь у нас будет восемь огнетушителей с брандспойтами, разматывающимися в несколько секунд и достающими до любого участка с возможным очагом возгорания.

Завыла сирена, но директор спокойно продолжал:

– ...Кроме того, я укрепил заднюю дверь, отныне она пожароустойчива и, я вас уверяю, неприступна. Сирена, которую вы слышите, это сигнал тревоги, возвещающий о начале пожара. Как только вы его услышите, встанете парами, не толкаясь, быстро покинете класс и построитесь во дворе перед входом. Давайте по-репетируем.

Сирена становилась оглушительной.

Ученики с удовольствием занялись упражнениями по эвакуации, радуясь развлечению. Внизу пожарные показали им, как открывать огнетушители, доставать шланги, соединять стыки, рассказали о приемах спасения жизни: нужно подтыкать двери влажными тряпками, ложиться на пол, так как там остается больше кислорода при задымлении. Перекрикивая шум, директор обратился к Жи-вунгу:

– Ну что, к концерту как следует готовитесь? Послезавтра, не забывайте.

– У нас времени не хватает.

Директор помолчал несколько секунд, потом объявил:

– Ладно, в виде исключения, я освобождаю вас от занятий. Пропускайте все, но уж окажитесь достойными такой привилегии.

Сирена наконец замолчала. Жюли и Семь Гномов кинулись в свою репетиционную. Во второй половине дня они придумали еще несколько песен. Теперь у них их было три, и две – на доработке. Слова они брали из «Энциклопедии», а затем старались положить на музыку, передающую их смысл.

69. ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

БОЕВОЙ ИНСТИНКТ: люби своих врагов. Это лучший способ действовать им на нервы.

Эдмонд Уэллс.

«Энциклопедия относительного и абсолютного знания», том III.

70. МЫ ПОКИДАЕМ ДУБОВУЮ БАШНЮ

– Вы должны уйти.

Королева ос подкрепляет слова движениями усиков. Одним усиком она нетерпеливо похлопывает муравья по голове, другим указывает за горизонт. Вот уж знаки, понятные всем. Надо уходить.

В Бел-о-кане старые кормилицы говорили: «Каждое существо должно испытать метаморфозу. Если оно упустит эту возможность, то проживет лишь полжизни».

И вот 103-я начинает вторую часть своей жизни. У нее теперь двенадцать дополнительных лет в запасе, и она их использует полностью.

Теперь у 103-й есть пол. Она – принцесса и знает о том, что, встретив самца, сможет произвести на свет потомство.

Двенадцать муравьев спрашивают новую принцессу, в каком направлении нужно идти. Земля по-прежнему кишит саранчой, и принцесса 103-я решает, что лучше всего, продолжая перепрыгивать с ветки на ветку, двигаться на юго-запад.

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Революция Муравьев":