Бернард Вербер

Фильтр пресс осадок: установки обезвоживания осадка фильтр пресс kwe.ru.

 



Бернард Вербер
Революция Муравьев

(en: "The Revolution of the Ants", fr: "La Revolution Des Fourmis"), 1996

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 |

 


33-я страница> поставить закладку

 

Ослепительный белый свет залил Жюли, которая, подобная великолепному насекомому, подняла вверх руки и расправила рукава в виде крыльев бабочки.

Поль вентилятором направил на нее поток воздуха, взметнувший по ветру крылья и волосы Жюли. А по залу поплыл аромат жасмина.

К концу этой первой песни зал был покорен.

Поль усилил мощь прожекторов. Теперь ясно были видны напоминавшие насекомых костюмы музыкантов.

Продолжил выступление группы Эгрегор. Им хотелось показать все лучшее и сразу. Жюли закрыла глаза и издала первый звук, к которому присоединились остальные. Они вместе наращивали силу. Инструменты были оставлены, музыканты восьмером стояли кругом в центре сцены, глаза их были закрыты, руки подняты над головами так, словно у них выросли усики.

Их лица одновременно запрокинулись вверх, чтобы дать подняться облаку их голосов.

Произошло чудо. Они стали одним мелодичным колебанием воздуха. Над ними плыл воздушный шар их пения.

Они пели, опустив веки, улыбаясь, как будто голос у них был на всех один, и он перемещался то в одном, то в другом направлении, как шелковый ковер, распростертый над сценой и зрительным залом.

Они бесконечно длили волшебство полифонии, поочередно разворачивая шелковый звуковой полог и придавая ему гораздо более широкое звучание, чем звучание просто песни.

Зал затаил дыхание. Даже те, кто вообще не знал, что такое Эгрегор, были зачарованы подобной смелостью.

Жюли, как прежде, почувствовала счастье и наслаждение от самого процесса пения, возникавшего от работы такой простой трубки, как гортань, и двух банальных влажных голосовых связок. Ее горло, еще умащенное медом, просыпалось.

Зал зааплодировал. Музыканты умолкли, минуту помолчали. Жюли поняла, что тишину до и после выступления выдерживать так же важно, как и само пение.

Она запела следующие отрывки: «Будущее принадлежит актерам», «Искусство фуги», «Цензура», «Ноосфера».

Жи-вунг следил за ритмом, опираясь на науку. Он знал, что музыкальный темп выше ста двадцати ударов в минуту возбуждал зрителей, а ниже – успокаивал. Он менял ритм так, чтобы постоянно удивлять зал.

Давид знаком показал, что пора вернуться к классике в современной аранжировке. Он заиграл на своей супероснащенной электроарфе «Токкату» Баха в ритме тяжелого рока.

Плененная публика захлопала в ладоши.

Музыканты подошли наконец к «Революции муравьев». Поль наполнил воздух запахом влажной земли с едва уловимыми оттенками чабреца, лавра и шалфея.

Жюли развертывала текст уверенно, задавая музыкальный тон. К концу третьего куплета вступил новый инструмент, чья музыка была необычной, удивительной, звучала как будто надтреснутая виолончель.

Тонкий лучик света открыл всем левый угол сцены, где на красной сатиновой подушечке восседал полевой сверчок.

Крошечный микрофон лежал у него на надкрыльях, а его пение, усиленное аппаратурой, напоминало нечто среднее между игрой на электрогитаре и скрежетом ложки по терке для сыра.

Сверчок в крохотном галстуке-«бабочке», который смастерил для него Нарцисс, начал свою сольную партию. Его бешеная жига наращивала темп, басы Зое и ударные Жи-вунга едва за ней поспевали. 150, 160, 170, 180 ударов в минуту. Сверчок сметал все на своем пути.

Все гитаристы рока могли отправляться отдыхать на скамьи любой из консерваторий, такие невероятные ритмические фигуры выделывал сверчок. Звучала музыка не человеческая, а «насекомая». Усиленная современной электроникой, она производила ошеломляющее впечатление. Никогда еще людской слух не воспринимал таких звуков.

Пораженная публика сначала притихла, потом послышался восторженный ропот, нараставший одновременно с восхищением.

Давид вздохнул с облегчением – сработало. Момент был исторический: Давид изобрел новый инструмент – сверчок полевой электрический.

Чтобы зрители могли в деталях увидеть выступление сверчка, Поль подключил видеокамеру и проектор, который стал передавать на страницы гигантской энциклопедии изображение солиста.

Жюли вторила вибрато насекомого. Нарцисс с гитарой тоже вступил в диалог со сверчком. Группа как будто хотела посоревноваться с этим сопранино. Сверчок расходился все больше.

Зал ликовал.

Поль наполнил воздух ароматом сосновой смолы и сандалового дерева. Два запаха не только не вступили в противоречие, а даже дополнили друг друга.

Легкие аудитории глубоко дышали. Ладони сами тянулись вверх и хлопали. В глубине зала и в проходах люди танцевали под соло сверчка. Было невозможно оставаться неподвижным, слыша такой бешеный темп музыки.

Зрители дошли до исступления.

В первом ряду были девушки из клуба айкидо. Свои прежние майки спортсменки сменили на новые, на которых, еще не имея возможности найти ничего подобного в продаже, сами написали фломастерами красивыми буквами: «Революция муравьев», то есть название второго концерта группы, которая уже стала их идолом.

Но сверчок, чье выступление на публике было все-таки первым, уже выдыхался, изнемогая от жара прожектора, в сиянии которого надкрылья насекомого сверкали, а слизистая пересыхала. Он мог сколько угодно петь при солнечном свете, но не под софитами. Такое освещение было для него грубым. Он утомленно умолк на «до» верхней октавы.

А певица спокойно перешла к следующему куплету, как будто прозвучало банальное соло на электрогитаре. Она знаком показала на тон понизить звук, подошла к краю сцены и напела:  

Нет под солнцем ничего нового.

Мы смотрим на тот же мир все теми же глазами.

Нет больше изобретений,

Нет больше пророков...

И тут произошло неожиданное: зал мгновенно отреагировал, и зрители, присутствовавшие на первом выступлении, эхом ответили:

– Мы – новые пророки!

Она не ждала такого отклика, такого единения. Для всех тех, кто был на первом концерте, песня стала гимном, как будто вечер возобновляется с того самого места, на котором он в прошлый раз так рано оборвался. Жюли воодушевилась:

– Кто мы?

– Мы – новые изобретатели!

Без ее сигнала зал подхватил «Революцию муравьев». Зрители слышали песню лишь один раз, но слова помнили наизусть. Жюли не могла прийти в себя от изумления. Жи-вунг сделал ей знак не бросать: залом надо было управлять. Она подняла вверх кулак.

– Вы хотите покончить со старым миром?

В это мгновение Жюли поняла, что дороги назад уже не будет. Повсюду скрипели сиденья, люди вставали, поднимая вверх кулаки.

– Вы хотите революцию здесь и сейчас?

Волны адреналина, в которых были и ее страх, и ее желание, и ее любопытство, бушевали в ее мозгу. Главное – не медлить, не взвешивать. Ее рот заговорил помимо ее воли.

– Вперед! – крикнула она. Все взорвалось.

Раздался единодушный рев. Чудовищный Эгрегор. Лес воздетых кулаков разодрал покрывало музыки. По залу пробежал порыв разрушительного ветра. Все встали.

Директор культурного центра попытался было разрядить обстановку. Он выскочил из-за кулис и схватил микрофон.

– Прошу вас занять свои места. Успокойтесь. Еще рано, всего только четверть десятого, концерт только начинается!

Шесть здоровяков из службы общественного порядка тщетно пытались сдержать толпу.

– Что делать будем? – шепнула Зое на ухо Жюли.

– Попробуем построить... утопию, – ответила девушка, с воинственным выражением лица откинув назад густую черную гриву волос.

97. ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

УТОПИЯ ТОМАСА МОРА: слово «утопия» было придумано в 1516 году англичанином Томасом Мором. По-гречески «у» – отрицательная приставка, «топос» – место; следовательно, слово «утопия» означает «место, которого нигде нет». (Некоторые, правда, полагают, что здесь использована приставка «эу», означающая «хороший», в таком случае, слово «утопия» значит «хорошее место».) Томас Мор был дипломатом, гуманистом, другом Эразма Роттердамского, а еще канцлером английского королевства. В своей книге, озаглавленной «Утопия», он описывает чудесный остров, который как раз и называется Утопия, на котором процветает идеальное общество, не ведающее ни налогов, ни нищеты, ни воровства. Мор считал, что «утопическое» общество, прежде всего, общество «свободы».

Вот как он описывает свой идеальный мир: сто тысяч человек живут на острове, разделившись на семьи. Каждые пятьдесят семей составляют группу, которая избирает вождя, Сифогранта. Сифогранты образуют совет, который из сорока кандидатур избирает принца. Принц избирается пожизненно, но, если он проявляет склонность к тирании, его смещают. Для ведения войн остров Утопия призывает наемников, Заполетов. Эти солдаты должны погибнуть одновременно с врагами во время битв. Таким образом, орудие уничтожает себя само в процессе использования. И нет ни малейшего риска военного путча.

На Утопии нет денег, каждый берет себе на рынке то, что ему нужно. Все дома на острове одинаковые. На дверях нет замков. Каждый житель обязан сменить обиталище один раз в десять лет для того, чтобы не закоснеть в своих привычках. Праздность запрещена. Нет ни домашних хозяек, ни священников, ни слуг, ни нищих. Это позволяет сводить рабочий день к шести часам.

Все должны отслужить двухлетнюю сельскохозяйственную повинность для обеспечения острова бесплатным продовольствием.

В случае супружеской измены или попытки бегства с острова гражданин Утопии теряет права свободного человека и становится рабом. Теперь он должен надрываться на непосильной работе и повиноваться своим бывшим согражданам.

В 1532 году Томас Мор осудил развод короля Генриха VIII, впал в немилость и в 1535 году был обезглавлен.

Эдмонд Уэллс.

«Энциклопедия относительного и абсолютного знания», том III.

98. РАЗГРАБЛЕННЫЙ ОСТРОВ

Несмотря на поздний час, еще светло и тепло. Принцесса 103-я и двенадцать молодых муравьев спускаются вниз по реке. Ни одна рыба не решается атаковать их плавучую крепость. Порой разведчики останавливаются, чтобы подстрелить кислотой нескольких стрекоз, которых затем съедают на своем броненосце.

Они по очереди несут вахту на носу, наблюдая за происходящим впереди. Принцесса 103-я, сидя на голове черепахи, замечает водяного паука, спускающегося под воду с шелковой сумкой с пузырьком воздуха в ней. Паук использует сумку как батискаф.

Чтобы восхищаться, надо просто наблюдать.

Немногие насекомые медлят, завидев корабль-призрак. Вот появляется водяной жук вертячка. Это жесткокрылое насекомое, плавающее по поверхности воды, снабжено четырьмя глазами. Два глаза видят под водой, два – над водой. Он может сравнить вид странного судна под водой и над водой. Вертячка никак не может понять, почему сверху на этой морской черепахе сидят муравьи, а снизу – плавунцы, но в конце концов предпочитает не приближаться и съесть пару морских блох.

Движение корабля тормозят водоросли. Муравьи высвобождают судно баграми. Спуск по серебряной реке продолжается.

Туман редеет.

– Земля на горизонте! – объявляет 12-й, несущий вахту.

Сквозь стелящуюся по воде мглу принцесса 103-я узнает вдали акацию Корнигера.

Вот так река принесла ее к 24-му.

24-й.

Принцесса вспоминает его, такого застенчивого и сдержанного. Когда они шли Крестовым походом на Пальцев, он всегда был сзади и имел дурную привычку вечно отставать, что не раз задерживало их отряд. Свойство теряться было второй натурой этого маленького бесполого солдата. Когда они нашли остров Корнигеры, 24-й сказал:

– Я всю жизнь плутал. Этот остров мне кажется отличным местом, чтобы основать на нем новое общество муравьев доброй воли, прямо здесь и сейчас.

Надо отметить, что у острова была одна особенность: он весь был занят большой акацией Корнигера. А эти деревья живут в полном единении с муравьями. Акациям необходимы муравьи для защиты от гусениц, тли и других сокососущих тварей. Чтобы привлечь муравьев, растение создало под своей корой полые ниши и коридоры. Более того, в некоторых нишах собиралась питательная жидкость, идеально подходящая для кормления расплода. Как только сумело растение так органично подстроиться под муравьев?

103-я всегда говорила, что между акацией и муравьем больше разницы, чем между муравьем и Пальцем. Почему же тогда муравьям не прийти к сотрудничеству с Пальцами, если им удается это даже с деревьями?

Для 24-го остров был раем. В спасительной тени гигантской акации он надеялся создать утопическое общество, сплоченное одним знаменателем: любовью к прекрасным историям. Ибо оставшиеся на острове муравьи развили в себе новый порок: придумывать сказки для услаждения усиков. Так они и зажили, охотясь только для пропитания, проводя все светлое время за едой и выдумыванием несбыточных рассказов.

Принцесса 103-я очень довольна, что течение принесло ее к старому другу. Интересно, думает она, что же произошло с утопическим обществом за то время, что они не виделись? Дружественное дерево царит посреди острова как символ спокойствия и безопасности.

Тем не менее чем ближе мирмекийские навигаторы подплывают к острову, чем больше рассеивается туман, тем сильнее мучает принцессу странное чувство тревоги.

Нос броненосца натыкается на темные круглые предметы: это трупы муравьев. Их тела изрешечены выстрелами кислотой. Это не предвещает ничего хорошего...

Все мертво. Корнигеру в отсутствие муравьев пожирает тля. Принцесса приказывает плавунцам пристать к берегу. Муравьи затаскивают корабль-черепаху на песок. Уничтожены даже жившие здесь тритоны и саламандры. Они видят одного-единственного муравья, у которого отрезаны шесть лапок и брюшко. Он извивается на земле, словно червяк.

Навигаторы торопят последнего выжившего с рассказом. Островитяне подверглись неожиданной атаке карликов, говорит он. Армия карликов идет крестовым походом на восток. Их новая королева Ши-га-пу приказала его покорить.

– Так вот почему мы встретили разведчиков-карликов,— замечает 5-й.

Принцесса 103-я просит выжившего муравья рассказать еще что-нибудь.

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Революция Муравьев":