Бернард Вербер

http://www.gkb-31.ru/articles/3342/ ответы сколько стоит операция на вены.

 



Бернард Вербер
Революция Муравьев

(en: "The Revolution of the Ants", fr: "La Revolution Des Fourmis"), 1996

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 |

 


55-я страница> поставить закладку

 

Через вентиляционные отверстия солдаты регулируют подачу воздуха. На чердаках растут запасы пищи. Рабочие оттаскивают к сточным канавам трупы и мусор после неудавшихся экспериментов инженеров. Особенно вонючие и безобразные отходы – после пиротехников: саранча со скрученными в виде абстрактных скульптур кутикулами, обугленные листья и ветки, дымящиеся камни.

Но сквозь этот общий задор проступает также и недовольство. Запахи его очень тонки. Только недовольство или еще и страх?

На четвертый день новой эры 103-я решает, что деисты нанесли уже достаточный ущерб. Все коридоры испещрены их мистическими кругами и отравлены зловонием бесплодных молитв.

Мирмекийская принцесса видела мир наверху. Она знает, что Пальцы не боги, а просто большие неуклюжие животные с необычными повадками. Она уважает Пальцы, но считает, что те, кто им будет поклоняться, только все испортят. Заручившись поддержкой ученых и военных, она решает раз и навсегда положить конец религиозному засилию.

Если плющ обвивает куст, его надо вырвать, если плющ не вырвать, он задушит куст.

Принцесса 103-я предпочитает выкорчевать религию из муравейника сейчас, пока она не заполонила все. Поддерживать суеверия и культ невидимых богов очень просто. Она знает, что, если продолжать медлить, в этой игре последний феромон останется не за ней. Она зовет двенадцать молодых разведчиков.

Деистов надо убить.

Весь отряд, во главе с 13-м, немедленно приступает к действиям. Маленький мозг каждого полон решимости успешно выполнить приказ.

162. ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

ХИТРОСТЬ ДЕЛЬФИНОВ: дельфин – это млекопитающее, обладающее самым большим объемом мозга по отношению к своему телу. В черепе такого же размера, мозг шимпанзе весит в среднем 375 граммов, мозг человека 1450 грамммов, а мозг дельфина – 1700 граммов. Жизнь дельфинов загадочна.

Подобно людям, дельфины дышат воздухом, их самки рождают и кормят детенышей молоком. Они млекопитающие, так как когда-то жили на суше. Да, вы верно прочли: когда-то у дельфинов были лапы, они ходили и бегали по земле и, наверное, были похожи на тюленей. Они жили на суше, а потом по неизвестным причинам им это надоело, и они вернулись в воду.

Можно легко представить, кем стали бы дельфины, с их мозгом весом в 1700 граммов, если бы они остались на земле: конкурентами. Или даже предшественниками. Почему они вернулись в воду? Конечно, у воды есть преимущества перед сушей. Там действуешь в трех измерениях, а к земле ты прикован. В воде не нужны ни одежда, ни дом, ни отопление.

Осматривая скелет дельфина, замечаешь, что его верхние плавники еще хранят очертания рук с длинными пальцами, последний признак земной жизни. Когда руки дельфина превратились в плавники, он смог, конечно, быстро передвигаться в воде, но потерял способность мастерить орудия. Оттого, может быть, что мы очень плохо приспособлены к своей среде, мы и придумали эту кучу предметов, дополняющих возможности нашего организма. Дельфин, великолепно адаптировавшийся к своим условиям жизни, не нуждается ни в машинах, ни в телевидении, ни в ружьях, ни в компьютерах. А вот свой язык, кажется, дельфины очень хорошо развили. Это система акустической коммуникации, использующая чрезвычайно широкий звуковой спектр. Человеческое слово ограничивается частотами от 100 до 5000 герц. А «слово» дельфинов покрывает диапазон от 7000 до 170 000 герц. Это дает простор для нюансов! Согласно мнению доктора Джона Лилли, директора лаборатории по исследованию способов коммуникации Назарет-Бей, дельфины давно стремятся к общению с нами. Они сами приближаются к людям на пляжах и на кораблях. Они прыгают, двигаются, свистят, как будто хотят нам что-то сообщить. «Иногда даже, кажется, раздражаются из-за того, что их никто не понимает», – замечает исследователь.

Эдмонд Уэллс.

«Энциклопедия относительного и абсолютного знания», том III.

163. АТАКА НА ЛИЦЕЙ ФОНТЕНБЛО

Нападение. Крики. Огонь. Грохот падающих предметов. Топот бегущих по земле ног. Спотыкающиеся люди. Угрозы. Ругательства. Вой. Поднятые вверх кулаки. После «коктейлей Молотова» – слезоточивый газ полиции. После разрушающего огня – ослепляющий и щиплющий дым.

Толпа революционеров бежала кто куда. Полиция наступала.

В вигвамах уже никого не было. Осажденные бежали по коридорам, юноши и девушки вооружались палками, щетками, консервными банками. Распределяли между собой все, что могло служить для обороны. Амазонки, на всякий случай смастерившие нунчаки из кусочков дерева, передавали их по кругу.

После бесплодной погони за Черными Крысами девушки из клуба айкидо, ни одна из которых не была ранена в стычках, стремительно вернулись в лицей, одновременно с шестью, потерявшими седьмого, Нарцисса, Гномами.

Брандспойты использовать уже было невозможно, воду отключили. Ворота ограды были открыты. Маленькая группа полицейских отвлекала внимание у главного входа, основные силы карабкались на крышу. Они залезли туда с помощью кошек и веревок. Идея принадлежала Максимильену: атаковать не в лоб, а сверху.

– Группируйтесь легионами! – крикнул Давид в окно.

Амазонки встали плечом к плечу, пытаясь сдержать натиск полицейских, но что могли поделать несколько девушек, как бы решительно они ни были настроены, против сильных, натренированных и защищенных шлемами мужчин?

После первой атаки полицейские вошли во двор. Защитники лицея почувствовали себя со своими половыми щетками и банками с горошком как единственным оружием совершенно беспомощными. Более эффективными показали себя нунчаки, которыми действовали амазонки. Нунчаки жужжали, как осы, раздражали полицейских, с которых порой удавалось сбивать шлемы. Оказавшись без шлема, полицейский, как правило, предпочитал отступить.

Стоя на балконе дома напротив, Максимильен руководил взятием крепости, словно Сципион у объятого пламенем Карфагена. Помня о предыдущих поражениях, он осторожно продвигал людей вперед. Он не хотел снова ошибиться и недооценить противника.

Полицейские наступали методично, сверху вниз, с крыши во двор, используя тактику пресса для овощей. Они надавливали сверху, и толпа в беспорядке бежала к выходу. Они давили не слишком сильно, чтобы в панике люди не затоптали друг друга, но нажим был непрерывным.

Максимильен приказал срочно подключить воду. В дыму тлевших вигвамов и стендов защитники лицея с трудом удерживали последние стратегические точки.

Жюли искала шестерых Гномов. Двоих из них она нашла в компьютерной лаборатории. Давид и Франсина вынимали из компьютеров жесткие диски.

– Надо спасти память! – крикнул юноша. – Если полицейские доберутся до программ и файлов нашего общества, они получат доступ ко всему сделанному и закроют все наши филиалы и торговые связи.

– А если они нас с дисками поймают? – спросила Жюли. – Еще хуже будет.

– Самым разумным, – сказала Франсина, – будет отправить всю информацию на дружественный компьютер за границу. Так дух «Революции муравьев» найдет себе временное убежище.

Девушка торопливо поставила на место жесткие диски.

– Студенты биологического факультета из Сан-Франциско нас поддерживают, у них есть мощный компьютер, способный запомнить все наши данные, – сообразил Давид.

Они тут же связались по мобильному телефону с американскими студентами и передали им всю информацию. Для начала, «Infra-World». Одна программа была огромной. Она включала список миллиардов жителей, животных и растений, правила управления экологией и алеаторный распределитель генетических свойств. Отослали и список клиентов, просивших протестировать свою продукцию.

Затем отправился в путь «Центр вопросов» и его новенькая, но весьма обширная энциклопедическая память. Следом шли планы «дома в холме» Леопольда, чертежи машины «Пьер де Розетт» Жюли, носовые насадки Зое, платья Нарцисса, а также все замыслы проектов революционеров и присоединившихся. За несколько дней повстанцы собрали тысячи файлов, программ, планов и предложений. Это была их культура. Ее надо было сохранить любой ценой.

Революционеры даже не отдавали себе отчет в том, какую огромную работу они выполнили. Только сейчас, пряча свое сокровище, они поняли, насколько оно было обширным и громоздким.

Одна база данных «Центра вопросов» по объему соответствовала многим сотням обычных энциклопедий.

Грохот сапог раздался в коридоре. Полицейские приближались.

Франсина нажимала на клавиши, модем передавал данные уже не со скоростью 56 000 бит в секунду, а в ускоренном режиме – 112 000 бит в секунду.

Кулаки решительно застучали в дверь.

Франсина металась от одного компьютера к другому, следя за благополучным путешествием духа Революции муравьев. Давид и Жюли забаррикадировали мебелью дверь в компьютерную лабораторию, полицейские начали вышибать ее плечами. Однако мебель стойко сопротивлялась.

Жюли боялась, что кому-нибудь придет в голову перекрыть электрический ток от солнечных батарей или телефонную линию, подключенную к простому мобильному телефону на крыше, и они не успеют завершить работу, но полицейские были заняты борьбой с дверью, мешавшей им войти в помещение.

– Готово! – объявила Франсина. – Все файлы переданы в Сан-Франциско. Наши данные находятся в десяти тысячах километров отсюда. Что бы ни случилось, другие смогут воспользоваться нашими открытиями, извлечь уроки из нашего опыта и продолжить нашу работу, даже если для нас все будет кончено.

Жюли почувствовала облегчение. Она бросила взгляд в окно и увидела, что последнее каре упрямых амазонок еще сопротивляется полицейским.

– А я не думаю, что для нас все кончено. Пока есть сопротивление, есть надежда. Наш труд не пропал, Революция муравьев все еще живет.

Франсина оборвала шторы, сделала их них веревку и прикрепила ее к балкону. Она спустилась первая и прыгнула на землю.

Нападающим наконец удалось отломать доску. Они забросили в помещение слезоточивую бомбу через образовавшийся зазор.

Жюли и Давид закашлялись, но юноша знаком дал Жюли понять, что нужно довести дело до конца: уничтожить информацию на жестких дисках, иначе полицейские ею смогут воспользоваться. Он бросился к компьютерам, давая им команду форматировать жесткие диски. В одно мгновение вся их работа исчезла из машин. Здесь больше ничего не было. Только бы в Сан-Франциско все сохранилось!

Вторая слезоточивая граната взорвалась на полу. Медлить было нельзя. Отверстие в двери расширялось. Жюли и Давид помчались к шторе.

Жюли пожалела, что не была прилежнее на уроках физкультуры, но в спешке страх становится лучшим учителем. Без труда она соскользнула во двор. И тут поняла, что о чем-то забыла. «Энциклопедия относительного и абсолютного знания». Ее пробрал озноб. Неужели она забыла книгу в компьютерной лаборатории, уже занятой полицейскими? Неужели она бросит книгу-друга?

Долю секунды Жюли стояла в сомнениях, готовая подняться обратно. Потом тревога сменилась облегчением. Да нет, она оставила книгу в помещении музыкального клуба, Леопольд хотел ее почитать.

Пока она колебалась, потеряла из виду Франсину и Давида, утонувших в дыму фумаролы. Вокруг нее были только девушки и юноши, бегущие в разные стороны.

Полицейские были повсюду. Как большие черные муравьи, вооруженные дубинками и щитами, они вползали в зияющую рану открытой двери. Максимильен продуманно руководил движением. Ему не нужны были пятьсот арестованных, он хотел показательно задержать только зачинщиков.

Он крикнул в рупор:

– Сдавайтесь! Вам не причинят никакого зла.

Элизабет, лидер девушек из клуба айкидо, схватила пожарный шланг. Она заметила, что воду снова подключили, и теперь что было сил косила окружавших ее полицейских. Но ее подвиг был не долог. Полицейские вырвали шланг из ее рук и попытались надеть на нее наручники. Освободило ее только знание боевых искусств.

– Не теряйте времени на остальных! Жюли Пинсон, нам нужна Жюли Пинсон! – напомнил в рупор комиссар.

У нападавших была фотография девушки со светло-серыми глазами. Спасаясь от преследования, она бросилась к пожарным шлангам. Она успела лишь схватить один и отвинтить предохранитель.

Полицейские уже окружали ее.

Выброс адреналина был таким мощным, что она почувствовала все процессы, происходящие в ее теле. Она присутствовала здесь и сейчас, как никогда раньше. Она придала биению своего сердца боевой ритм и вдруг ее голосовые связки испустили воинственный клич:

– Тиааааа!

Она включила воду и направила ее на полицейских, сбивая их с ног, но те продолжали сжимать кольцо.

Она была боевой машиной и чувствовала себя непобедимой. Она была королевой, в ее власти было все – и внутри нее, и снаружи, она все еще могла изменить мир.

Максимильен не мог ошибиться:

– Это она. Хватайте фурию! – скомандовал он в рупор.

Новый выброс адреналина дал Жюли силы на великолепный удар локтем человеку, попытавшемуся напасть на нее сзади. Хорошо направленный выпад ногой заставил другого согнуться пополам.

Все ее чувства были обострены до предела, она подняла упавший на землю шланг и, словно пулемет, прижала его к животу, все мышцы которого были максимально напряжены. Она скосила ряд полицейских.

Что за чудо с ней происходило? Каждая частица из тысячи ста сорока мышц, составлявших ее тело, из двухсот шести костей ее скелета, из двенадцати миллиардов нервных клеток ее мозга, из восьми миллионов километров нервных окончаний помогала Жюли одержать победу.

Слезоточивая граната разорвалась прямо у ее ног, и она удивилась тому, что ее легкие не позволяют себе устроить астматический приступ во время боя. Может быть, жирок, накопленный за последнее время, давал ей запас сил для борьбы.

Но полицейские были вокруг нее. В противогазовых масках с круглыми глазами и острым клювом, продолженным фильтром, они были похожи на черных ворон.

Жюли, дравшаяся ногами, потеряла сандалии. Десяток рук хватали ее, сжимали шею и груди.

Вторая граната упала рядом с ней, и к смешению тел добавился дым. Слезы не могли уже защитить роговую оболочку глаз.

Неожиданно ситуация изменилась. Вражеские руки отпустили ее, прогоняемые мощными и точными ударами палкой. В гуще ворон чья-то рука нашла ее руку и схватила.

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Революция Муравьев":