Бернард Вербер

http://kvadrorush.ru/catalog/snegokhody/buran_a/ переделки буран снегоход.

 



Бернард Вербер
Революция Муравьев

(en: "The Revolution of the Ants", fr: "La Revolution Des Fourmis"), 1996

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 |

 


69-я страница> поставить закладку

 

Жюли поднялась с адвокатской скамьи.

– То есть вы признаете, господин прокурор, что муравьям совершенно не нужно покорять еще что бы то ни было?

– Так оно и есть. Кстати, если инопланетяне вдруг высадятся на нашей планете, у них будет больше шансов встретить муравья, чем человека.

– ...И, следовательно, вступить в контакт с ним, как с представителем земного населения, – закончила Жюли.

В зале послышался смех.

Председатель суда был озабочен оборотом, который принимало судебное разбирательство. С самого начала слушаний разговор шел лишь о муравьях и их сообществе. Судья предпочел бы перевести допрос обвиняемых в более конкретную плоскость: вандализм в лицее, бунт и особенно гибель полицейских. Но прокурор попался на удочку юнцов с экстравагантными идеями, да и присяжные, казалось, пребывали в восторге от этого странного судебного процесса.

Мало того, его коллега по обвинению явно взял на себя труд подобрать специальные материалы и теперь собирался изложить свежеприобретенные знания.

– Муравьи повсеместно противостоят нам, – говорил прокурор запальчиво. – У меня есть документы, подтверждающие, что сейчас происходит объединение мирмекийских городов. Секретарь, раздайте копии присяжным и представителям прессы. Причина явления еще не ясна, но очевидно, что коалиция лишь усилит их фактическое господство. Муравьиные города растут везде, словно грибы. Муравьи проникают всюду. Им удается выгрызать гнезда в бетоне. Ни одна кухня не защищена от них.

Жюли потребовала слова:

– Содержимое наших кухонь вышло из земли. Земля никогда не уточняла, какому из своих детей она завещает свои богатства. Нет никаких причин на то, чтобы она предпочла муравьям людей.

– Это какой-то бред! – воскликнул прокурор. – Мадемуазель Пинсон теперь хочет дать право собственности животным... Почему не растениям и минералам, раз уж так дело пошло... Как бы там ни было, но муравьиные города завоевывают все! – сказал он, выигрывая время.

Жюли сухо опровергла:

– Города у них великолепные. Пробок нет, хотя нет и правил дорожного движения. Каждый понимает цели остальных и старается мешать им как можно меньше. Если это не получается, они выкапывают новый туннель. Нет социальной незащищенности, так как взаимовыручка абсолютна. Нет обездоленных пригородов, так как нет обездоленных. Никто не владеет ничем, но бедности нет. Нет загрязнения окружающей среды, так как треть населения занята чисткой и повторной обработкой. Нет перенаселения, так как королева регулирует качество и количество кладки в соответствии с нуждами города.

Прокурор бросил вызов:

– Насекомые ничего не изобрели! Запишите это, секретарь.

– Позволю заметить, что господин секретарь сможет записать это благодаря насекомым. Бумагу изобрели насекомые. Если хотите, я могу вам объяснить как. В первом веке нашей эры в Китае дворцовый евнух Чуэн заметил, что осы пережевывают маленькие кусочки дерева и пропитывают их слюной. Ему пришло в голову скопировать ос.

Председатель больше совершенно не хотел продолжать в этом же духе.

– Я напоминаю о том, что ваши муравьи убили трех полицейских.

– Они их не убивали, уверяю вас, господин председатель. Я наблюдала всю эту сцену по монитору компьютера пирамиды. Полицейские умерли от страха, когда увидели, что сплошь покрыты копошащейся массой насекомых. Их убило их собственное воображение.

– Покрыть человека муравьями вам не кажется жестокостью?

– Жестокость – исключительное свойство человека. Люди – единственные из животных, кто может причинить бессмысленные страдания другим, просто для удовольствия понаблюдать за ними.

Присяжные были согласны с Жюли. Они инстинктивно понимали, что муравьи убивают не для развлечения, а по необходимости. Но на всякий случай своих чувств они никак не показали. Председатель должным образом предупредил их об этом. Своих эмоций они проявлять не должны: лишнее слово, демонстрация сочувствия или настроения – и процесс может быть прерван. Присяжные постарались придать лицам бесстрастное выражение,

Председатель ударом локтя разбудил начинавших дремать заседателей и секунду с ними посовещался. Затем вызвал комиссара Максимильена Линара.

– Комиссар, вы возглавляли силы правопорядка и при осаде лицея Фонтенбло, и при взятии пирамиды.

– Да, господин председатель.

– Вы присутствовали при гибели трех полицейских. Можете вы нам описать подробности их смерти?

– Мои люди были захлестнуты морем враждебно настроенных муравьев. Конечно, их убили именно они. Я очень сожалею, что не все виновные сейчас предстали перед судом.

– Вы говорите о Нарциссе Арепо? Но бедный мальчик еще в больнице.

Комиссар странно посмотрел на судью.

– Нет, я говорю о настоящих убийцах, о настоящих зачинщиках пресловутой революции. Я говорю о... муравьях.

Публика зашумела. Председатель нахмурил брови, затем при помощи молоточка восстановил тишину.

– Поясните вашу мысль, комиссар.

– После капитуляции пирамиды мы заполнили целые сумки муравьями, находившимися на месте преступления. Это они убили полицейских. Было бы логично, если бы они тоже предстали перед судом и понесли наказание.

Теперь заседатели совещались между собой, видимо имея разные мнения по поводу процедуры заседания. Судья наклонился вперед и спросил в полголоса:

– И вы до сих пор держите этих муравьев в заключении?

– Конечно, господин председатель.

– А разве французское право распространяется на животных? – спросила Жюли.

Комиссар гримасой отмел ее возражение.

– Есть определенные прецеденты. Процессы над животными были. Я принес документы на тот случай, если у суда появятся сомнения.

И он положил тяжелую папку на стол председателя. Судьи посмотрели на толстую пачку бумаги, потом долго шептались. Наконец председатель стукнул молоточком.

– Заседание откладывается. Заявление комиссара Линара принято к рассмотрению. Заседание продолжится завтра. В присутствии муравьев.

217. ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

ПРОЦЕСС НАД ЖИВОТНЫМИ: во все времена животные считались достойными быть судимыми человеческим судом. Во Франции с десятого века под различными предлогами истязают, вешают и отлучают от церкви ослов, лошадей или свиней. В 1120 году в наказание за нанесенный полям ущерб епископ Лаона и великий викарий Валенса отлучали от церкви гусениц и лесных мышей. Судебные архивы Савинъи содержат сведения о процессе над свиньей, повинной в смерти ребенка пяти лет. Свинья была обнаружена на месте преступления в компании шести поросят, с еще выпачканными в крови рылами. Были ли они сообщниками? Свинья была повешена за задние ноги на площади и оставалась в таком положении до воспоследовавшей смерти. Что касается ее детей, то они были заключены под стражу под строгим наблюдением одного из крестьян. Поскольку поведение их не было агрессивным, им дали возможность вырасти для того, чтобы потом «нормально» съесть их. В 1474 году в Бале в Швейцарии состоялся процесс над курицей, снесшей яйцо без желтка и поэтому обвинявшейся в колдовстве. Курице дали право на адвоката, который говорил о невольном упущении. Тщетно. Курица была приговорена к сожжению. Только в 1710 году один ученый обнаружил, что снесение яиц без желтка является следствием болезни. Из-за такой малости процесс пересматривать не стали.

В Италии в 1519 году один крестьянин подал в суд на банду кротов-разорителей. Их адвокат, чрезвычайно красноречивый малый, сумел доказать, что кроты были очень молоды, следовательно, за свои поступки еще не отвечали, а кроме того, они приносили крестьянину пользу тем, что питались уничтожавшими урожай насекомыми. Смертная казнь была заменена пожизненным изгнанием с поля истца.

В Англии в 1662 году Джеймс Поттер, обвиненный в неоднократных актах содомии со своими домашними животными, был приговорен к обезглавливанию, и судьи, решив, что жертвы его являются одновременно и соучастниками преступления, применили ту же меру наказания к корове, двум свиньям, двум телкам и трем овцам.

Наконец, в 1924 году в Пенсильвании самец Лабрадора по имени Пеп был приговорен к пожизненному заключению за убийство кошки губернатора. Он был заключен под стражу под матрикулярным номером в исправительное учреждение, где и умер шесть лет спустя от старости.

Эдмонд Уэллс.

«Энциклопедия относительного и абсолютного знания», том III.

218. УРОК ДИАЛЕКТИКИ

Второе заседание. Рядом с подсудимыми полицейские установили аквариум, заполненный доброй сотней муравьев – отныне это также сообвиняемые.

Присяжные по одному подошли осмотреть освещенный прожекторами стеклянный сосуд. Они морщили нос от душка, напоминающего гниющее яблоко, думая, что это свойственный муравьям запах.

– Я могу заверить суд, что все эти муравьи участвовали в атаке на моих людей, – заявил комиссар Максимильен Линар, очень довольный тем, что его просьбу удовлетворили.

Жюли поднялась. Она уже уверенно справлялась с ролью адвоката и брала слово каждый раз, когда ей казалось, что ситуация того требует.

– Этим муравьям не хватает воздуха. Запотевшее стекло говорит о том, что они задыхаются. Если вы не хотите, чтобы они умерли до конца слушаний, надо просверлить отверстия в пластиковой крышке.

– Но они могут убежать! – воскликнул Максимильен, который, по всей видимости, уже преодолел немало трудностей, чтобы удержать виновных в заключении, а потом доставить их сюда.

– Долг суда – поддерживать в добром здравии тех, кто предстает перед ним, это касается и муравьев, – поучительно заявил судья.

Он поручил судебному исполнителю проделать дополнительные дырочки. Чтобы проткнуть плексиглас, исполнитель взял иглу, щипцы и зажигалку. Он нагрел иглу докрасна, а потом воткнул ее в пластик, распространяя запах гари.

Жюли снова попросила слова.

– Считается, что муравьи не испытывают страданий потому, что не кричат, когда им причиняют боль. Это не так. Так же, как и мы, они имеют нервную систему, то есть страдают. Это еще одно заблуждение, проистекающее от нашего этноцентризма. Мы привыкли испытывать сострадание только к тем, кто кричит, когда ему больно. Мы не знаем пощады к рыбам, насекомым и всем беспозвоночным, лишенным возможности издавать звуки.

Прокурор понимал, как Жюли может заворожить толпу. Ее красноречие и пыл были очень убедительны. Он попросил присяжных не обращать внимания на ее речи, которые продолжали быть пропагандой пресловутой Революции муравьев.

Раздалось несколько протестов, и председатель потребовал тишины, чтобы снова дать слово свидетелю Максимильену Линару. Но Жюли еще не закончила. Она заявила, что муравьи прекрасно могут говорить и было бы незаконно судить их, не дав им слова для ответа на возводимые на них обвинения.

Прокурор усмехнулся. Судья потребовал объяснений.

Жюли рассказала о существовании машины «Пьер де Розетт» и объяснила принцип ее действия. Комиссар подтвердил, что в пирамиде была найден прибор, похожий на машину, описываемую девушкой. Судья приказал привезти ее. Заседание было снова отложено, пока Артур среди вспышек репортеров-фотографов устанавливал в середине зала громоздкую конструкцию из компьютеров, трубочек, колб с ароматами, а также хроматографа и спектрометра массы.

Жюли помогла Артуру сделать последнюю настройку. Попытка сконструировать машину в лицее сделала ее прекрасным ассистентом.

Все было готово. Суду, присяжным, журналистам и даже полицейским было очень интересно посмотреть, как эта поделка работает и действительно ли они будут присутствовать при разговоре между человеком и муравьем.

Председатель попросил приступить к первому слушанию. Артур приглушил свет в зале и включил машину – новую звезду этого процесса с лихо закрученной интригой.

Исполнитель взял наугад одного муравья из стеклянной емкости, Артур положил его в пробирку, потом ввел в нее зонд с двумя антеннами. Он повернул еще несколько ручек и сделал знак, что можно начинать.

Вскоре в громкоговорителе раздался синтетический дребезжащий голос. Это говорил муравей.

– НА ПОМОЩЬ!!!

Артур еще подрегулировал звук.

– На помощь! Освободите меня! Я задыхаюсь! – повторял муравей.

Жюли положила перед ним крошку хлеба, которую он жадно сгрыз. Артур спросил его, готов ли он отвечать на вопросы.

– А что происходит? – спросил муравей через машину.

– Вас судят, – ответил Артур.

– Как это судят?

– Судят в суде.

– Что такое «суд»?

– Место, где решают кто прав, а кто виноват.

– Что такое «прав» – «виноват»?

– Прав – это когда делаешь хорошо. Виноват – это когда наоборот.

– Что такое «делать хорошо» ?

Артур вздохнул. Еще в пирамиде было трудно разговаривать с муравьями, приходилось без конца объяснять значение слов.

– Проблема в том, – сказала Жюли, – что у муравьев нет морали, они не знают, что такое добро и зло, институт суда им неизвестен. Поскольку они лишены понятия о морали, то не могут нести ответственности за свои поступки. Значит, надо отпустить их.

Перешептывание между судьей и заседателями. Судебная ответственность животных явно была предметом их дискуссии. У них было сильное искушение избавиться от муравьев, отправив их обратно в лес, с другой стороны, в их жизни было не так много развлечений, журналисты редко упоминали о заседаниях и о главных действующих лицах судебных процессов. Первый раз их имена будут в прессе...

Прокурор встал:

– Животные не так безнравственны, как вы утверждаете, – заявил он. – Известно, например, что у львов есть запрет: нельзя есть обезьян. Лев, съевший обезьяну, изгоняется из стаи. Как это объяснить, если не наличием у львов морали?

Максимильен вспомнил, что видел в своем аквариуме рыбок-мамаш, которые производили на свет детенышей и тут же догоняли их, чтобы съесть. Кроме того, он вспомнил о щенках, пытавшихся заняться любовью со своей матерью. Каннибализм, инцест, убийство собственных детей... «Первый раз Жюли права, а прокурор не прав, – подумал он. – У животных нет морали. Они не нравственны, не безнравственны, у них просто нет морали. Они не понимают, когда творят зло. Потому, кстати, их и надо уничтожать».

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Революция Муравьев":