Бернард Вербер

У нас вы можете ремонт холодильников в любое время дня и ночи.

 



Бернард Вербер
Революция Муравьев

(en: "The Revolution of the Ants", fr: "La Revolution Des Fourmis"), 1996

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 |

 


71-я страница> поставить закладку

 

Максимильен достал из кармана пиджака кофейную ложечку и маленький пузырек.

Чтобы найти муравьиную королеву, достаточно проследить за путем следования расплода и найти его начало. Но здесь не видно расплода. А может быть, королева 103-я бесплодна?

Он вспомнил, как прокурор говорил про желтую отметину на лбу. Очень хорошо, но в домах могли скрываться сотни муравьев с желтыми отметинами на лбу. Значит, надо заставить их всех выйти на открытое место, где крыши не будут их больше прятать.

Он поднялся наверх, поискал и нашел бидон с бензином. Вылить яд на муравейник.

В панике люди раскрывают все свои секреты. Максимильен знал, что, почувствовав запах черной отравы, муравьи бросятся спасать свою королеву. Как бы ни выродились эти насекомые, посвященные в людские тайны, они все же сохранили инстинкт спасения жизни королевы.

Он вылил бензин, начав с правого, наиболее высокого угла. Черная жидкость, вонючая и клейкая, текла медленно, поглощая проспекты, топя дома, заливая сады и заводы. Черный шквал затопил город.

Началась паника. Муравьи выскакивали из домов, залезали в машины и мчались к автострадам. Но автострады уже были покрыты бензином.

Канал был не в лучшем состоянии, светлая вода сделалась маслянистой и темной, колеса параходов застревали в ней.

Муравьи были, несомненно, изумлены тем, что Пальцы, так помогавшие им до этого, допускают эту катастрофу. Возникало впечатление, что они ждут молниеносного вмешательства неба, чтобы спасти их, но вместо этого появилась ложка из нержавеющей стали, которая стала перемешивать черное болото.

Максимильен проверял каждую улицу. И заметил скопление вокруг одного из домов, более высокого, чем остальные.

Комиссар навел лупу. Он был уверен, что королева сейчас появится. И действительно, муравьи появились, неся на концах лапок одного из своих сородичей с желтой отметиной на лбу.

Королева 103-я. Наконец она была у Максимильена в руках!

Он окунул ложку в гущу муравьев, выловил повелительницу и быстро закинул в пластиковый пакетик, который тщательно закрыл.

Затем он вылил остатки бензина на Мирмекополис. Смертоносная жидкость покрыла город целиком.

Машины, катапульты, кирпичи, монгольфьеры, паровые корабли, автомобили с рукоятками, а также всякого сорта промышленные товары плавали на поверхности бывшего Мирмекополиса. Перед тем, как умереть, муравьи этого современного города подумали, что зря они поверили в возможность союза между муравьями и Пальцами.

223. ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

1 + 1 = 3:1 + 1 = 3 может служить девизом нашей утопической группы. Эта формула означает, что союз талантов дает больше, чем просто их сложение. Она означает, что слияние мужского и женского, малого и большого, высокого и низкого, движущее вперед Вселенную, дает рождение чего-то отличного и от первого и от второго, чего-то более значительного, чем исходные составляющие.

1 + 1 = 3.

Вся концепция веры в наших детей, которые обязательно должны быть лучше нас, выражена в этом уравнении. Концепция веры в будущее человечества. Завтрашний человек будет лучше сегодняшнего. Я верю в это и надеюсь на это.

1 + 1 = 3 выражает также и концепцию коллективности и социального сплочения, которая является лучшим способом возвысить наш статус животного.

Многие могут сказать, что принцип 1 + 1 = 3 философски неправилен, поскольку математически неверен. Я могу вам доказать, что он верен математически. Я не собираюсь выводить новый парадокс. Я из могилы потревожу вашу самоуверенность. Я просто докажу вам, что то, что вы принимаете за истину, есть всего лишь одна истина среди многих других.

Вперед. Возьмем уравнение

(а + в) x (а – в) = а2 – ав + ва – в2.

Справа -ав и +ва уничтожают друг друга, то есть:

(а + в) x (а – в) = а2 – в2.

Разделив оба члена с каждой стороны на (а – в) получаем:

((а + в) x (а – в)) / (а – в) = (а2 – в2) / (а – в)

Упростим член слева:

а + в = (а2 – в2) / (а – в)

Предположим, что а = в = 1. Тогда мы получаем:

1 + 1 = (1 – 1) / (1 – 1)

Если один и тот же член находится и вверху, и внизу при делении, мы получаем 1. Значит, уравнение становится:

2 = 1, если добавить 1 к обоим членам, мы получаем: 3 = 2, а если я заменю 2 выражением 1 + 1, я получаю...

3 = 1 + 1.

Эдмонд Уэллс.

«Энциклопедия относительного и абсолютного знания», том III.

224. МИРМЕКИЙСКАЯ СТРАТЕГИЯ

Три удара молоточком из слоновой кости. В первый раз в истории человечества к ответу призвана муравьиная королева.

Чтобы публика не упустила ни мелочи, камеры с макрообъективами будут снимать обвиняемую, чье изображение затем будет транслироваться на белый экран, расположенный над скамьей подсудимых.

– Тишина. Подведите подследственную к машине «Пьер де Розетт».

Щипчиками для бровей с подушечками на концах полицейский положил муравья с желтой отметиной на лбу в пробирку. В ней находились пластиковые антенны, подсоединенные к машине «Пьер де Розетт».

Допрос начался.

– Вас действительно зовут 103-я и вы – королева рыжих муравьев?

Муравей склонился к передаточным антеннам. Он, казалось, был хорошо знаком с этим приспособлением. Он зашевелил усиками и выделил сообщение, немедленно расшифрованное и переведенное синтетическим голосом машины.

– Я не королева, я принцесса. Принцесса 103-я.

Председатель кашлянул, раздосадованный своим упущением. Он приказал секретарю исправить в протоколе титул обвиняемой. Несмотря ни на что, он был под сильным впечатлением от происходящего и очень любезно произнес:

– Ваше... Высочество... 103-я... соблаговолит ответить на наши вопросы?

Волнение и смешки в зале. Но как иначе обратиться к принцессе, пусть даже муравьиной, держась в рамках протокола?

– Почему вы приказали вашим войскам убить троих полицейских, находившихся при исполнении своих обязанностей? – спросил более строго судья.

Вмешался Артур и порекомендовал председателю использовать более простые и понятные муравью слова и посоветовал отказаться от обычной для правосудия терминологии.

– Хорошо. Почему вы, высочество, убить люди?

Артур заметил, что на ломаном языке тоже не стоит говорить. Можно выражаться просто и нормально.

Судья, уже не понимавший, как ему поступать, пробормотал:

– Почему вы убили людей? Муравей выделил:

– Перед тем, как продолжить судебное разбирательство, я хочу заметить, что замечаю снимающие меня камеры. Вы меня видите даже в увеличенном виде, а я вас не вижу вовсе.

Артур подтвердил, что, разговаривая с людьми, 103-я привыкла использовать телевизор. После краткого совещания с заседателями, в целях установления справедливости, председатель согласился предоставить в распоряжение обвиняемой приемное устройство, найденное в пирамиде.

Принцесса 103-я придвинулась к телевизору, который поставили перед пробиркой. Она увидела лицо своего собеседника и заметила, что это был Палец уже в возрасте. Она давно поняла, что Пальцы с белыми волосами в основном уже прошли три четверти жизни. Обычно у Пальцев пожилых людей отправляют на свалку. Она засомневалась, действительно ли она должна отвечать на вопросы этого старого, наряженного в черно-красное одеяние Пальца. Потом, убедившись, что никто не подвергает сомнению его авторитет, приблизила усики к уловителям феромонов.

– Я видела судебный процесс в фильме по телевизору. Обычно свидетелей приглашают поклясться на Библии.

– Вы смотрели слишком много американских фильмов, – воскликнул председатель, которого, несмотря на привычку к этому постоянному заблуждению обвиняемых, оно продолжало раздражать. – У нас не клянутся на Библии. – Во Франции церковь отделена от государства уже более века. Клянутся честью, а не на Библии, которая не для всех в нашей стране является священной книгой.

Принцесса 103-я поняла. Здесь тоже были деисты и недеисты, и между ними тоже было не все гладко. Вообще-то она с удовольствием поклялась бы на Библии... Но раз уж в Фонтенбло обычаи были таковы, она смирилась:

– Я клянусь говорить правду, всю правду и ничего, кроме правды.

Изображение муравья, поднявшегося на четыре лапки, а одну переднюю лапку положившего на стеклянную стенку пробирки, потрясало. Вспышки щелкали. Желая следовать пальцевским традициям, которые она так долго изучала, 103-я, конечно, заработала очки. Разве не советует поговорка: «Среди Пальцев веди себя, как Пальцы».

Судебные исполнители разогнали фотографов. Все присутствующие в зале уже осознали, что переживают исторический момент.

Председатель почувствовал, что инициатива вырвана у него из рук, но изо всех сил делал хорошую мину при плохой игре. Он постарался вести допрос как ни в чем не бывало.

– Я повторяю свой вопрос. Ваше высочество, почему вы приказали вашим войскам убить людей-полицейских?

Муравей приложил усики к принимающим зондам. Компьютер замигал, потом отправил перевод к акустическим колонкам.

– Я ничего не приказывала. Понятия «приказ» у муравьев не существует. Каждый делает то, что хочет.

– Но ваши войска атаковали людей! Хотя бы это вы не будете отрицать!

– У меня нет войск. Насколько я видела, это Пальцы устремились в гущу муравьев. Только во время ходьбы они убили, должно быть, тысячи три муравьев. Вы так невнимательны по отношению к нам. Вы никогда не смотрите, куда ставите ваши конечности.

– Но вам нечего было делать на этом холме! – воскликнул прокурор.

Компьютер передал его фразу.

– Насколько я знаю, лес открыт для всех. Я шла с визитом к моим друзьям Пальцам, с которыми начала завязывать дипломатические отношения.

– Мои друзья «Пальцы»! «Дипломатические отношения»! Эти люди никого не представляют. У них нет никакого официального статуса. Это просто сумасшедшие, закрывшиеся в лесной пирамиде! – кричал прокурор.

Муравей спокойно объяснил:

– Как-то мы попытались установить официальные отношения с официальными руководителями вашего мира, но они отказались от переговоров с нами.

Прокурор угрожающе наставил палец на насекомое.

– Вы только что хотели дать клятву на Библии. Вы хотя бы знаете, что означает для нас Библия?

На скамье подсудимых все затрепетали. Неужели прокурор победит их маленького союзника?

– Библия – это десять заповедей, – выделил муравей, который прекрасно помнил постоянно показываемый фильм Сесила Б. Де Милля с Чарлтоном Хьюстоном.

Артур вздохнул с облегчением. На 103-ю и вправду можно положиться. Артур вспомнил, что Чарлтон Хьюстон, непонятно почему, всегда был любимым актером муравья. 103-я видела не только «Десять заповедей», но также «Бен Гура», «Зеленое солнце» и два фильма, которые заставили ее глубоко задуматься: «Когда марабунта гневается», в котором землю завоевывают муравьи, и особенно «Планету обезьян», доказывавшую, что люди не всесильны и могут быть побеждены другими волосатыми животными.

Как и председатель, прокурор постарался скрыть свое удивление и быстро продолжал:

– Допустим. Тогда вам должно быть известно, что среди десяти заповедей есть такая, которая гласит: «Не убий».

Артур внутренне улыбнулся. Обвинитель и не подозревал, какую тему он поднимал.

– Но вы же сами сделали убийство коров и кур целой индустрией. Я уж не говорю о корриде, где смерть коровы вы делаете спектаклем.

Прокурор потерял терпение:

– Убивать в библейском смысле не значит не убивать животных, это значит не убивать людей.

Принцесса 103-я не дала себя запутать:

– А чем жизнь Пальцев ценнее, чем жизнь кур, коров или муравьев?

Председатель вздохнул. Это дело как ни веди, вместо обсуждения фактов превращается в философскую дискуссию.

Прокурор замучился. Призвав присяжных в свидетели, он указал на экран, где виднелась голова 103-й.

– Шаровидные глаза, черные мандибулы, усики, как безобразен муравей... Самые страшные монстры из фантастических и научно-фантастических фильмов не так отвратительны. И эти существа, в тысячу раз более некрасивые и в тысячу раз более неуклюжие, чем мы, хотят нас еще чему-то учить?

Ответ не заставил себя ждать.

– А вы себя красивым воображаете? С вашим-то жалким клочком волос на черепе, вашей мертвенно-бледной кожей и дырками для носа посередине лица.

Присутствующие расхохотались, в то время как упомянутая бледная кожа стала пунцовой.

– Она держится победительницей, – шепнула Зое на ухо Давиду.

– Я всегда говорил, что 103-я незаменима, – пробормотал Артур, тронутый подвигами своей ученицы.

Прокурор перевел дыхание и еще яростнее ринулся в атаку:

– Есть не только красота, – сказал он в микрофон машины «Пьер де Розетт», – есть еще и интеллект. И он свойствен только человеку. Жизнь муравьев не имеет значения потому, что они не разумны.

– У них своя форма интеллекта, – метко парировала Жюли.

Прокурор возликовал. Попались в ловушку!

– В таком случае докажите мне, что муравьи разумны!

Компьютер машины «Пьер де Розетт» мигал, показывая, что переводит фразу принцессе 103-й. Ее ответ громко прозвучал в зале:

– Докажите мне, что разумен человек.

Аудитория кипела. Каждый встал на чью-то сторону, каждый высказывал свое мнение. Присяжные с трудом сохраняли видимое бесстрастие, председатель без конца стучал своим молоточком из слоновой кости.

– Поскольку ситуация такова, что спокойно продолжать разбирательство не представляется возможным, заседание переносится. Оно возобновится завтра утром, в десять утра.

Вечером, как по радио, так и по телевидению, комментаторы отдавали предпочтение принцессе 103-й. По мнению специалистов, муравей весом в 6,3 миллиграмма, подвергнутый жесткому допросу, показал себя умнее и хитрее прокурора и председателя суда, тянущих вместе килограммов на 160.

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Революция Муравьев":