Бернард Вербер

Как крепить термопанели видео ROYAL FASADE. ; http://helenseward.shop/ politik seward - главная helen seward.

 



Бернард Вербер
Революция Муравьев

(en: "The Revolution of the Ants", fr: "La Revolution Des Fourmis"), 1996

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 |

 


72-я страница> поставить закладку

 

У друзей первого, второго и третьего томов «Энциклопедии» снова появилась надежда. Если в этом подлом мире есть правосудие, ничего еще не потеряно.

А Максимильен от ярости изо всех сил ударил кулаком в стену.

225. ФЕРОМОН ПАМЯТИ: ПАЛЬЦЕВСКАЯ ЛОГИКА

Логика – очень интересное палъцевское понятие.

Логические события – это события, происходящие удовлетворяющим общество Пальцев образом.

Пример: для Пальца логично то, что некоторое количество жителей города, набитого едой, умирают от голода безо всякой помощи от сограждан.

Напротив, нелогично отказать в еде тем, кто болен от обжорства.

У Пальцев логично выбрасывать хорошую, совершенно не испорченную пищу в мусорные баки.

Напротив, нелогично перераспределить ее между теми, кто хотел бы ее съесть. Кстати, для того, чтобы быть уверенными, что никто не съест их мусора, Пальцы его сжигают.

226. СТРАХ ВЫСОТЫ

Суд покидал зал заседаний, когда полицейский догнал заседателя. Он держал в руках пробирку с принцессой 103-й.

– А с этой обвиняемой что делать? Не могу же я ее вместе с людьми в тюрьму в «воронке» везти.

Заседатель поднял глаза к небу.

– Посадите ее к другим муравьям, – наобум сказал он. – Ее все равно легко узнать по желтой отметине на лбу.

Полицейский приоткрыл крышку аквариума, опрокинул туда пробирку-тюрьму, и 103-я упала с небес в гущу товарищей по неволе.

Муравьи-пленники были очень рады снова обрести свою героиню. Они облизали ее, сделали трофоллаксис, а потом собрались все вместе, чтобы поговорить.

Среди заключенных были 10-й и 5-й. Они объяснили, что, увидев, как Пальцы собирают муравьев в сумки, сами поспешили туда забраться, решив, что это приглашение посетить другой мир.

– В любом случае, как бы то ни было, они решили нас убить, – сказал солдат, потерявший две задние лапки, когда полицейские без церемоний распихивали их по большим сумкам.

– Ну и пусть. По крайней мере хоть один раз в их измерении мы смогли представить аргументы для защиты нашего образа жизни, – заявила принцесса 103-я.

Маленький муравей выскочил из угла, чтобы обнять ее.

Принц 24-й!

Вечный растяпа наконец-то потерялся в нужном направлении. Забыв о том, при каких трагических обстоятельствах происходит их встреча, принцесса 103-я прижалась к принцу 24-му.

Как хорошо снова найти друг друга! Принцесса 103-я уже поняла, что такое искусство, теперь она смутно начинала представлять, что такое любовь.

«Любовь – это когда любишь кого-то и теряешь его. А потом находишь», – подумала она.

Принц 24-й приник к ней. Он хотел АК.

227. ИНТЕЛЛЕКТ

Председатель постучал по столу молоточком.

– Мы требуем объективных доказательств их интеллекта.

– Они способны разрешить все свои проблемы, – ответила Жюли.

Прокурор пожал плечами:

– Они не знают и половины наших технологий. Им даже огонь неизвестен.

Для этого заседания смастерили маленькую сцену из плексигласа, телевизор и антенны находились прямо в аквариуме.

Принцесса 103-я поднялась на четыре лапки, чтобы ее хорошо поняли. Она выделила длинную фразу. Компьютер перевел ее.

– Давным-давно муравьи открыли огонь и применяли его как оружие во время войн. Однажды они не сумели справиться с пожаром, который разросся и уничтожал все. Тогда насекомые сообща решили не прикасаться больше к огню и изгонять тех, кто станет использовать это слишком разрушительное оружие...

– Вот, вы видите... слишком глупы, чтобы контролировать огонь, – иронически произнес прокурор, но колонка уже потрескивала, оповещая о продолжении предыдущего послания.

– ..Во время мирного шествия к вашему миру я объяснила братьям, что правильно используемый огонь может открыть пути к совершенствованию технологий.

– Это не доказывает вашего интеллекта, вы можете просто иногда имитировать достижения нашего.

Муравей, видимо, вдруг вышел из себя. Его усики быстро двигались и прямо хлестали пластиковые зонды, так он рассердился.

– ДА ВЫ-ТО КАК ДОКАЖЕТЕ, ЧТО ВЫ, ПАЛЬЦЫ, ИМЕЕТЕ ИНТЕЛЛЕКТ?!

Шум в зале. Несколько сдержанных смешков. Муравей теперь просто строчил феромониыми очередями.

– Для вас, я это уже поняла, критерий разумности животного состоит в том, похоже ли оно на... вас!

Никто больше не смотрел на аквариум! Все глаза были прикованы к экрану, а оператор забыл, что перед ним насекомое, и снимал его как человека, итальянским планом, то есть лицо, плечи, грудь.

Со временем на экране все начали различать выражение ее лица. Лицо было неподвижно, взгляд тоже, но было столько движений усиками, подбородком и мандибулами, что они постепенно стали понятными.

Поднятые усики выражали удивление, полуопущенные – решимость победить. Правый усик, вытянутый вперед, а левый – назад – внимание к аргументам противника. Усики, повисшие вдоль щек, – разочарование. Усик, закушенный мандибулой – отдых.

Сейчас усики принцессы были полуопущены.

– А для нас вы – животные, а мы – разумны. Чтобы рассудить нас, надо бы спросить не Пальца, не муравья, а представителя какого-нибудь третьего вида.

Все, включая суд, понимали, что вопрос был коренной. Если муравьи разумны, они отвечают за свои поступки. В противном случае они, как душевнобольные и несовершеннолетние, никакой ответственности ни за что не несут.

– Как доказать разумность или неразумность муравьев? – громко спросил председатель, поглаживая бородку.

– В данном случае нам важно определить, какой вид умнее, люди или муравьи, – возразил заседатель.

Суд присяжных всегда в большей или меньшей степени напоминает театр. Отправление правосудия обставлялось как спектакль, но никогда судья так не чувствовал себя режиссером. Он должен, чтобы не утомлять публику, выступления подчинять определенному ритму, он должен распределить роли между свидетелями, обвиняемыми, присяжными. Чем дольше он будет оттягивать вынесение вердикта, чем дольше продержит в напряжении публику и телезрителей, следящих за процессом каждый вечер по маленькому экрану, тем большим будет его успех.

Вдруг присяжный поднимает руку, что редко случается на слушаниях.

– Если мне будет позволительно высказаться... Я большой любитель логических загадок, – сказал отставной почтовый служащий. – Шахматы, кроссворды, шарады, игра слов, бридж, крестики. Мне кажется, что лучший способ рассудить, чей разум тоньше, это столкнуть их в поединке, в интеллектуальном состязании.

Слово «поединок», казалось, восхитило судью.

Он помнил, что в Средние века поединок решал исход спора. Противники облачались в латы и дрались не на жизнь, а на смерть, предоставляя Богу указать победителя. Тогда все было проще: оставшийся в живых всегда оставался и правым. Судьи не боялись ошибиться, не испытывали угрызений совести.

Но организовать дуэль «человек – муравей» было, конечно, нельзя. Чтобы убить насекомое, человеку было достаточно щелкнуть его пальцем.

Судья напомнил об этом. Но присяжный не сдался.

– Надо просто придумать такое испытание, где у муравья будет столько же шансов победить, что и у человека, – сказал он настоятельно.

Идея вдохновила присутствующих. Судья спросил:

– Какого типа поединок вы предлагаете?

228. ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

СТРАТЕГИЯ ЛОШАДИ: в 1904 году международное научное сообщество кипело. Казалось, появилось животное, столь же разумное, что и человек. Животным этим была восьмилетняя лошадь, воспитанная австрийским ученым, профессором фон Остеном. К живейшему изумлению посетителей, конь Ганс, казалось, прекрасно освоил современную математику. Он решал предлагаемые ему уравнения, мог ответить, сколько теперь времени, узнавал по фотографиям людей, которых видел несколькими днями раньше, решал логические задачи.

Ганс показывал предметы копытом, а числа обозначал стуком об пол. Буквы он выбивал одну за другой, составляя слова. Один удар – а, два удара – б, три удара – ей так далее.

Над Гансом производили всяческого рода эксперименты, и конь постоянно демонстрировал свои таланты. Зоологи, биологи, физики, психологи и психиатры, наконец, ехали со всего мира, чтобы увидеть Ганса. Они приезжали в скептическом настроении, а уезжали в замешательстве. Они не могли понять, в чем заключается мошенничество, и в конце концов допускали, что это животное действительно разумно.

12 сентября 1904 года группа из тринадцати экспертов опубликовала отчет, отметавший возможность обмана. История получилась шумной, и научный мир начал привыкать к мысли, что эта лошадь на самом деле так же разумна, как человек.

Оскар Пфунгст, один из ассистентов фон Остена, приоткрыл наконец завесу тайны. Он заметил, что Ганс каждый раз ошибался в ответе на предлагаемый ему вопрос, если этот ответ не знали присутствующие люди. Также, когда Гансу надевали шоры, мешавшие ему видеть присутствующих, он тоже постоянно ошибался. Единственным объяснением могло быть то, что Ганс был чрезвычайно внимательным животным. Топая копытом, он замечал изменения в поведении окружающих. Он чувствовал их восхищение, когда приближался к верному ответу.

Его сосредоточенность была мотивирована надеждой на поощрение угощением.

Когда тайна была открыта, научному сообществу стало чрезвычайно обидно, что оно обманулось так просто, и оно скептически стало относиться ко всем опытам, изучающим разумность животных. До сих пор во многих университетах изучают случай с конем Гансом как пример смешной научной ошибки. А бедный Ганс между тем не заслуживал ни такой славы, ни такого осуждения. Ведь, в конце концов, лошадь умела так чутко подмечать настроение людей, что временно прослыла равной человеку.

Может быть, одна из причин столь сильной обиды на Ганса таилась несколько глубже. Людям неприятно осознавать тот факт, что животное видит их насквозь.

Эдмонд Уэллс.

«Энциклопедия относительного и абсолютного знания», том III.

229. ВСТРЕЧА НА СТУПЕНЬКАХ

Присяжный, специалист по загадкам, вызвался найти испытание, которое, по зрелому размышлению, суд и защита признали бы подходящим.

Для проведения состязания надо было выбрать представителей рода человеческого и муравьиного. Прокурор предложил кандидатуру комиссара Максимильена Линара с одной стороны, а Жюли – кандидатуру 103-й – с другой. Судья официально отклонил обоих. Линар, преподаватель полицейской школы и опытный сыщик, был далеко не обычным представителем своего вида. Точно так же и 103-я, видевшая столько фильмов по человеческому телевидению, не имела ничего общего с нормальным муравьем.

Судья считал необходимым, чтобы соперники, как человек, так и муравей, были выбраны каждый из своего народа случайно. Судья понимал, что создает новую юриспруденцию, и относился к своей роли очень серьезно.

Полицейский и судебный исполнитель срочно отправились на улицу, чтобы привести в суд первого случайного прохожего с приличной внешностью. Они остановили «среднего человека» – сорокалетнего брюнета с маленькими усиками, разведенного, с двумя детьми. Ему объяснили, что от него требуется.

Человек оробел при мысли, что он должен представлять человечество, и испугался показаться смешным. Полицейский даже подумал, не привести ли его в суд силой, но судебному исполнителю пришла в голову счастливая идея сообщить их подопытному о том, что его в этот же вечер покажут по телевидению. Человек соблазнился возможностью произвести впечатление на соседей, оставил сомнения и последовал за ними.

У муравья, которого те же чиновники подобрали в саду Дворца правосудия, мнения не спрашивали. Это было первое увиденное ими насекомое весом в 3,2 мг, 1,8 см в длину, с маленькими мандибулами и черным хитином. Положив муравья на листок бумаги, команда проверила, все ли лапки у него на месте и шевелятся ли его усики.

Оборудование для проверки степени разумности, изобретенное присяжным, уже дожидалось их в зале суда. Это были двенадцать кусочков дерева, которые надо было составить вместе, чтобы сделать возвышение, позволяющее достать до красной электрической груши, подвешенной над ними.

Первый из двух противников, доставший до груши, включит электрический звонок и будет объявлен победителем.

Кусочки дерева были совершенно идентичны для обоих соперников, только по размеру, естественно, они отличались. После сборки сооружение для человека должно быть до трех метров в высоту, у муравья – до трех сантиметров.

Чтобы заинтересовать муравья, судья обмазал его красную грушу медом. Рядом с каждым противником установили камеры, и председатель дал сигнал начинать.

Человек с самого нежного возраста привыкает играть в конструктор. Он тут же принялся методично складывать куски дерева, довольный тем, что ему предложили столь простое испытание.

Муравей же, со своей стороны, метался, обезумев от того, что очутился в незнакомом месте, среди новых запахов и огней, вдали от привычного окружения. Он встал под грушей, вдохнул нежный армат меда и возбудился. Усики его вертелись. Он поднялся на четыре задние лапки, попытался достать до груши и не сумел.

Прокурор без комментариев позволил судебному исполнителю пододвинуть кусочки дерева к насекомому, чтобы оно поняло, что, только собрав их, сможет дотянуться до груши. Муравей посмотрел на деревянные планочки и, ко всеобщему веселью, впился в них мандибулами, решив их съесть, потому что от них тоже шел легкий аромат меда.

Муравей двигался, ворошил кусочки дерева, стоял под красной грушей, но не совершал ни одного движения, которое позволило бы ему до нее дотянуться.

Человек же, напротив, подбадриваемый своими собратьями, уже заканчивал постройку. Муравей еще ничего не сделал, он лишь обгрыз дерево и все время пытался достать до груши, вставая на задние лапки и размахивая в воздухе передними. Он щелкал мандибулами, подпрыгивал на месте и никак не приближался к цели.

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Революция Муравьев":