Бернард Вербер

http://tvoedetstvo.ru/ планета игрушек купить детские игрушки. ; Металлические входные двери волгоград veotab.ru.

 



Бернард Вербер
Танатонавты

(en: "The Thanatonauts", fr: "Les Thanatonautes"), 1994

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 |

 


22-я страница> поставить закладку

 

Ребенок потребовал автограф и нас немедленно обступила толпа обожателей, наперебой уверявших, что в жизни Феликс оказался еще красивее, чем по телевизору.

Я поспешно оплатил счет и мы подали сигнал к отступлению.

Что до Феликса, он добровольно остался позади. Он купался в комплиментах, подписывал меню, бумажные салфетки, ресторанные карточки, его глаза сверкали счастливыми искрами. Наконец-то его любили.

99 — МИФОЛОГИЯ КЕНИИ

"Как считают банту, с самого начала предполагалось, что человек будет бессмертен. Это ему должен был сказать хамелеон, которого отправил на землю Бог. Потом, по зрелом размышлении, Бог изменил свою точку зрения и приказал второму посланнику, на этот раз птичке, сообщить человеку, что, дескать, ничего подобного, человек смертен.

Хамелеон намного опередил птичку. Увы, он так сильно заикался, что до сих пор не передал свое сообщение человеку. У птички же не было таких затруднений и люди узнали, что они смертны и никогда не вернутся обратно на землю в форме, позаимствованной из их предыдущей жизни".

Отрывок из работы Френсиса Разорбака, «Эта неизвестная смерть»

100 — ФЕЛИКС ЗАХОДИТ СЛИШКОМ ДАЛЕКО

Месяц спустя открытия танатодрома «Соломенные Горки» Амандина торжественно объявила о своей помолвке с Феликсом. Я — жалкий, несчастный, слабоумный я — ничего не подозревал и не замечал. Или, пожалуй, ничего не хотел замечать.

Хотя мы с Раулем и говорили об Амандине. Мы оба соглашались с тем, что единственное средство понравиться этой девушке — это самому умереть. Ее мог заинтересовать только танатонавт. Однако же, что такое она могла найти в этом грубом верзиле Феликсе? Ладно, допустим, он знаменит, а еще? В любом случае, наша таинственная Амандина ускользнула от меня еще раз.

Когда парочка съехалась вместе, у меня защемило сердце. Я пытался не дать ревности одержать верх над нашей дружбой.

Что до работы, то хотя Феликс и заявлял повсюду в прессе, что скоро преодолеет Мох 1, этого он так и не смог сделать. Хуже того, он все чаще и чаще колебался перед пуском. Сейчас, когда он обладал Амандиной и стал кумиром Парижа, он что-то не испытывал особого желания погружаться в опасную искусственную кому.

Мы больше не могли допускать, чтобы наши надежды опирались на этого единственного и капризного танатонавта. Пора, причем как можно скорее, завести у себя целый табун скаковых лошадок. В этом больше всех был убежден именно Феликс. На всякий случай мы дали крошечное объявление в газетах: "Парижский танатодром приглашает добровольцев ".

Мы полагали, что кандидатов на великий прыжок можно будет по пальцам перечесть. Сюрприз-сюрприз: более тысячи горячих голов предстало перед нами. Отбор проводился драконовскими методами. Рауль, Амандина, Феликс и я буквально просеивали их через мелкое сито. Из всех нас Феликс был самым жестоким экзаменатором. Естественно, он лучше всех знал весь риск и предпочитал охлаждать их энтузиазм, вместо того, чтобы поощрять призывными воплями: «Вперед, ребята! По машинам! Там вас ждет такое!»

Оказалось, что лучше всех наши отборочные испытания проходят бойцы из числа высококлассных спортсменов и каскадеров. Эти парни отлично владели своим телом и, разумеется, знали, каков он, риск пощекотать холку смерти. Сорвиголовы, но в меру!

В качестве второго официального танатонавта мы выбрали Жана Брессона. В пробном запуске этот каскадер взлетел и вернулся без затруднений. Он не подошел к Моху 1, это все-таки пока слишком далеко, но, выслушав его описания, даже Феликс признал успех.

Брессон достиг «комы плюс восемнадцать минут». Затем трое других танатонавтов остановились на отметке «кома плюс семнадцать». Мы все еще не отодвинули границу Терры инкогнита , проходившую по рубежу «К+21», но сейчас мы отлично знали, что там находится: гигантский газообразный коридор, многоцветный и турбулентный.

За эти четыре относительно удачные попытки мы заплатили двадцатью тремя поражениями. Мы усилили меры предосторожности, но все же молодые и самые нетерпеливые горячие головы проскакивали сквозь нашу предохранительную сетку. Мы еще больше усовершенствовали свой комплекс отборочных испытаний. Важно оставить только зрелых и обладающих сильным характером людей, могущих сопротивляться притяжению смертного света.

Прочь всех хвастунов, ищущих только возможность пустить пыль в глаза своим дружкам вкупе с вертихвостками, записавшись в наше благородное братство! Долой всех отчаявшихся, считавших танатонавтику последним писком моды на самоубийство! К черту непоседливых, хотевших только узнать, не будет ли на том свете лучше, чем здесь! Талантливый танатонавт, успешный танатонавт — это человек в первую очередь счастливый, здравый телом и рассудком, который потерял бы все в случае своей смерти.

Мы окончательно остановились на отборе из числа отцов многодетных семейств!

Благодаря накопленному опыту, мы на данный момент с определенностью установили следующее:

1.Тело остается на своем месте. Только душа путешествует.

2.Высвободившись, душа принимает вид белесой эктоплазмы, способной проникать сквозь любые материальные предметы и летать по меньшей мере со скоростью света.

3.В момент смерти эктоплазма, притягиваемая светом, поднимается в небо, пока не попадет в голубую воронку.

4.Эктоплазма соединена с телесной оболочкой серебристой пуповиной.

5.Если пуповина оборвется, никакой возврат в жизнь невозможен.

6.На рубеже «кома плюс двадцать одна минута» имеется стена.

Журналисты-науковеды опубликовали эти сведения и сейчас можно было с уверенностью сказать, что тысячи любителей пробовали стартовать, пользуясь более или менее доморощенными «ракетоносителями». Одни выстреливались на тиопентале, другие на хлориде. Каждая неделя приносила танатонавтике очередную порцию неудач. Кое-кто отправлялся на тот свет на барбитуратах и даже на пестицидах. Эротоманы предпочитали оргазм.

На топливо шло все: красное вино, галлюциногенные грибы, водка, кокаин, банджи-джампинг, экзотические морепродукты, электрошок… Все, что может выбить человека из реальности! Не было ничего столь модным, как «танатонавт». Самой банальной насмешкой стала фраза «Ты даже обестелеситься не можешь!» Имелось в виду, что у человека нет ничего, кроме физической оболочки. Что он даже не способен проявить себя через свое жизненное или ментальное тело.

Чтобы положить конец этой гекатомбе, президент Люсиндер провел закон, под страхом длительного тюремного заключения запрещавший танатонавтические попытки вне официального Парижского танатодрома.

Отсидевшись некоторое время в сторонке, Феликс затем решил побить свой собственный рекорд. Неоднократно он созывал журналистов и телерепортеров, но несмотря на все новые и новые попытки, ему так и не удалось преодолеть Мох 1. Прессе это все стало надоедать. При каждом своем возвращении к живым Феликс видел, как тает толпа его обожателей. Стремясь не дать ему уж совсем опустить руки, мы с Амандиной и Раулем дошли до того, что стали за плату нанимать статистов для заполнения пресс-трибуны. Феликса, однако, провести не удалось: он уже успел хорошо познакомиться с представителями мира масс-медия.

Поскольку он становился все более и более печальным и меланхоличным, мы советовали ему уйти на пенсию. В конце концов, он уже достаточно сделал для развития танатонавтики. Но он не поддавался. Он не уволится на заслуженный отдых, пока не пробьет Мох 1. Это превратилось в его «идею фикс».

101 — ВЕДИЧЕСКАЯ МИФОЛОГИЯ

«Следуй, следуй вперед, по древнему пути, пройденному нашими праотцами! Там ты увидишь двух властителей, Йома и Варуна, наслаждающихся погребальными песнопениями».

Ригведа X, 14

102 — ПЕРЕДЫШКА

Неожиданно все пошло наперекосяк. Феликс становился все более и более раздражительным. Он отложил свой брак с Амандиной до греческих календ. Подозрительные синяки говорили нам, что он ее бьет. Кстати, по вечерам шум от их полусемейных скандалов доносился до соседних квартир.

Отыскав предлог, Феликс обвинил Амандину в том, что она не хочет ничего, кроме его денег. Это правда, у него действительно был превосходный заработок, особенно после того, как президент Люсиндер выделил ему грант на танатологию. Он требовал все более высокие гонорары за свои интервью. Феликс ангажировал литературного агента для аукционной продажи своих мемуаров издательствам. Контракт «под ключ», очень аппетитный. Мой брат отстегивал ему за продажу всех этих футболок с его портретами. В конечном итоге он уже мог жить только на проценты со своего внушительного банковского счета!

Амандина стирала с лица одну пощечину за другой, но держалась, стиснув зубы. Ее восхищение этим танатонавтом оставалось слишком сильным. Пока Феликс не стал открыто появляться в компании женщин сомнительного поведения. Тут ее стоицизм дал трещину.

Она пришла поплакаться на моем плече.

Я ее успокаивал как мог. Безумно влюбленный в нее с самой первой минуты, я все же воздержался от искушения сказать хоть одно уничижительное слово о ее женихе. Она никогда не простит мне неуважительные ремарки, которые сама же отпускала в его адрес, когда мы обедали в тайском ресторане мсье Ламберта.

После двух рюмок рисовой водки из светло-голубых омутов хлынула минеральная вода.

— Возьми себя в руки.

— Это так несправедливо. Он говорит, это я виновата, что он не может пройти первую стену смерти. Я очень хочу ему помочь, но нужно, чтобы он еще стал меня слушать.

— Его надо понять, - сказал я.

Она больше не хотела разговаривать. Амандина, вся в мире вещей скрытых, вещей спрятанных. В тот день, когда эта девушка распахнет ставни своего сердца, мы там определенно обнаружим захламленный чердак. Пока что она предпочитала все накапливать и ничего не показывать. Лишь нынешний пароксизм горя и слез свидетельствовал о моменте ее слабости.

Я предложил ей немного прогуляться. Часом позже мы оказались на кладбище Пер-Лашез.

— Вот здесь я встретил Рауля.

— Вы настоящие друзья, как это хорошо, - вздохнула Амандина.

— Когда я был маленький, мне из-за этой дружбы рот разбили.

Она на неуловимый миллиметр придвинулась ко мне.

— Мне кажется, я больше не хочу замуж за Феликса.

— Ты что, шутишь? Он этого никогда не допустит.

— Напрасно ты так думаешь. Вокруг него целый табун женщин вьется. Одиноким он надолго не останется. Феликс был девственник, а я его научила, что такое женщина. Он познакомился с любовью и смертью одновременно. Сейчас он уже может летать на своих крыльях самостоятельно. Я была всего лишь инициатором его посвящения.

— Жалеешь?

— Нет. Но я знаю, что мы не сможем жить вместе.

— Ты ошибаешься. Даже если Феликс гуляет направо и налево, он по настоящему любит одну тебя. Ты настолько выше всех остальных. У тебя настоящий класс и…

Она жалко рассмеялась.

— Уж не хочешь ли ты меня подобрать?

Моя очередь держать свои секреты за зубами.

Она доверчиво прижалась ко мне и мы остались сидеть там, в этом холодном саду, полном сепулькариев и склепов, неподалеку от могилы Нерваля-звездочета[9]. Я чувствовал, как ее маленькое сердце тепло стучит о мои ребра. Ее мягкое дыхание пело в моих ушах. Я захотел провести всю свою жизнь вот так, уткнувшись носом в золотую шубку ее волос.

Жесткий свет, хлынувший из фонаря охранника, выискивавшего вандалов, выбил меня из очарования этого момента, а Амандину из ее оцепенения. Она встрепенулась:

— Ты прав, Мишель. Мне нельзя брать близко к сердцу незначительные споры или мимолетные увлечения. Я несправедлива к Феликсу и выйду за него замуж, когда он этого захочет.

Возвращаясь на такси, нам уже не хотелось разговаривать друг с другом.

103 — ШУМ И ГАМ

На следующий день обстановка на танатодроме «Соломенные Горки» напоминала семибальный шторм. Ночью туда завалился Феликс, как обычно, пьяный в дым, и в довесок ко всему — в компании проститутки. Они улеглись спать на ковре, после чего Феликса вырвало на трон пусковой установки.

С рассветом пришедший на работу Рауль выгнал девку вон, пока этого не увидала Амандина, и с помощью Жана Брессона вымыл все, что можно было вымыть.

Несмотря на многочисленные стаканы горячего кофе, Феликса мучило похмелье.

— Нечего мне мораль читать! Да вы знаете, кто я такой? Я первый танатонавт мира! Мира! Вбейте это себе в башку. Все остальные — жалкие щенки, третий сорт.

По чистой случайности, мы с Амандиной появились в зале одновременно. Феликс тут же выставил в нашу сторону обвиняющий перст.

— Вот они, голубки! Вы что думаете, я не вижу эти ваши шашни, за идиота меня принимаете?!

Рауль издал стон отчаяния.

— Феликс, хватит! У меня для всех плохие новости. Утром факс прислали: англичане вышли на Мох 1. У них «кома плюс девятнадцать». Феликс, ты немедленно бросишь свои выходки и вернешься к работе. Приказываю: жесткий график, как в самом начале был. Подъем: в семь. Завтрак: фрукты и овсянка. Полный медосмотр перед каждым взлетом. Дисциплина и еще раз дисциплина, только так мы сможем не дать им нас обойти.

— Прощай, мой ростбиф, ах, какая жалость, - промямлил Феликс. - Завтра я вам на одних луковицах дам «кому плюс двадцать три».

— О да! А тем временем, первый танатонавт мира, иди и проспись, - сухо распорядился Рауль.

Когда он всерьез брался за свой командирский голос, даже Феликс переставал разыгрывать из себя звезду первой величины и подчинялся неоспоримому начальнику группы. Раскланявшись, он удалился, подарив нам напоследок еще одну отрыжку.

В тот же вечер Рауль собрал нас с Амандиной в пентхаузе. В тропическом лесу, посреди толстомясых растений, наши проблемы зачастую казались менее серьезными. Но в этот раз Рауль был мрачен:

— Феликс пробуксовывает. Вы двое, послушайте внимательно. Я отлично знаю, что между вам ничего нет, но Феликс вбил себе в голову разные идеи и это ему мешает!

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Танатонавты":