Бернард Вербер

Подробное описание ремонт ipad на сайте.

 



Бернард Вербер
Танатонавты

(en: "The Thanatonauts", fr: "Les Thanatonautes"), 1994

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 |

 


26-я страница> поставить закладку

 

— Выходит, она не врет, - сказал я.

— Разумеется, нет! - вскинулся Рауль. - Тем более, что ее рассказ во всех деталях последователен.

Я задумчиво помалкивал.

— Я тебе говорю, Брессон просто-напросто столкнулся со своим прошлым и оно оказалось таким страшным, что он просто не смог его вынести.

Амандина знала, что наш каскадер никогда не проходил сеансы психоанализа. Иногда она даже думала, что ему бы это не помешало, так как Жан тщательно скрывал свое прошлое. Мы решили провести расследование и выяснили, что Жан в детстве был сильно травмирован психически. Он окружил себя коконом молчания, но вся его защита разлетелась на куски при проходе через Мох 1. В своей памяти он хранил настолько мрачные воспоминания, что не смог выдержать шок.

Амандина помчалась его ободрять. Но как и прежде, Брессон и в этот раз отверг все контакты с окружающим миром. Он не реагировал на неоднократный стук в дверь своей крепости, а телефон он уже давно отсоединил раз и навсегда.

Охваченные любопытством, мы пригласили итальянку в Париж для вручения медали Почетного Легиона танатонавтов, учрежденного Люсиндером. Церемония проходила без барабанного боя и завывания фанфар. На этот раз мы предпочли не поднимать шума в прессе.

Стефания Чичелли оказалась толстенькой, невысокой женщиной с симпатичным младенческим лицом. Ее черные вьющиеся волосы падали до поясницы. Джинсы и рубашка, казалось, вот-вот затрещат по швам, но очарования ей было не занимать благодаря свежим пухлым щечкам и детской улыбке.

Уже в аэропорту она нас обняла, словно говоря, что все мы принадлежим к одной большой семье, семье «танатонавтов, не страшащихся смерти». Потом она залилась таким могучим смехом, что трудно было устоять на ногах.

Мы потащили ее в тайский ресторан. Люсиндер предпочел не появляться, решив подождать и посмотреть, что к чему.

Много лет прожив в Монпелье, Стефания безупречно говорила по-французски с очаровательным налетом солнечного итальянского акцента. Она принялась одну за другой поглощать порции вермишели с черными шампиньонами. С набитым ртом, она перемежала свои фразы приступами бурного смеха. Я никогда еще не видел, чтобы Рауль так внимательно кого-то слушал.

Забыв про свою тарелку, весь поглощенный услышанным, он буквально пожирал ее глазами.

Стефания резюмировала свои открытия. За первой стеной находится сумрачная, тлетворная зона, где не следует долго задерживаться. Словно черти, там на тебя набрасываются пузыри воспоминаний, стремящиеся не дать пройти к благотворному свету. И все же Стефания, проникшая туда с твердым намерением вернуться, не позволила себя захватить ни свету, ни демонам прошлого.

Всегда заинтересованный в технике взлета, - в конце концов, это моя епархия, - я спросил, чем она пользовалась при старте.

— Тибетская медитация плюс «ракетоносители» с облегченной дозой хлорида калия. У меня нет никакого желания отравлять себе печень!

— Тибетская медитация! - воскликнул Рауль.

Чуть не подавившись, он выплюнул три желтоватых побега сои, деликатно прикрыв рот ладонью, и затем спросил:

— Вы… мистик?

— Ну разумеется, - расхохоталась танатонавтка. - Переход в смерть представляет собой действо в принципе религиозное, по меньшей мере, духовное. Токсичное вещество позволяет стартовать, но как можно двигаться дальше без духовной дисциплины? Как можно правильно взлететь, не веря в Бога?

У нас отвисли челюсти. До сих пор нам удавалось не подмешивать религию в свои научные эксперименты. Естественно, нас с Раулем интересовали всевозможные античные мифологии и религии мира, но на практике мы не хотели отягощать себя предрассудками, лежавшими в истоках всех легенд и верований.

Кстати, Рауль, по большому счету, был атеистом. Он этим даже гордился, считая, что атеизм — это единственная позиция, возможная для современного человека, желающего во всем придерживаться научного подхода. С его точки зрения, прогресс заключался в скептицизме, а не в мистицизме. Бога не отвергают, поскольку его просто не существует.

Со своей стороны, я был скорее агностиком. Другими словами, я признавал свое невежество. Даже атеизм казался мне религиозным взглядом. Утверждая, что Бога нет, атеизм тем самым проповедует определенную точку зрения на материю. Я таким нахальством не обладал. Если Бог когда-нибудь снизойдет до того, чтобы проявиться перед нами, жалкими земными тварями, я без сомнения изменю свое отношение. А тем временем я подожду и посмотрю.

Мой агностицизм соответствовал моему видению мира, который был одним лишь огромным вопросительным знаком. Так как у меня не было никакого мнения о Боге, я не притворялся, что о мире или людях я знаю больше. Я до сих пор не понял смысла происходящих вокруг нас событий, которые мне казались совершенно случайными. Тем не менее, у меня иногда возникало впечатление, что природа наделена своим собственным разумом, суть которого от меня ускользала.

Рауль накинулся на Стефанию с расспросами:

— Так вы кто?

— Тибетский буддист!

— Буддист?

— Это вас беспокоит?

— Нет, нет, нисколько, честное слово! - заизвинялся он, стремясь не раздражать нашу пышнотелую коллегу. - Даже наоборот, тибетская мифология — моя страсть! Только я никогда не представлял себе такого тибетского буддиста, как… как вы!

— А я вообще никогда не видела тибетских буддистов. Вы первая, с кем я встречаюсь, - неторопливо высказалась Амандина.

Стефания уговорила еще три полновесных кусочка цыпленка под соусом из шоколадного молока с кориандром.

— Мы, тибетские буддисты, не сидели сложа руки, пока вас заинтересует смерть. Вот уже свыше пяти тысячелетий, как мы размышляем над этой темой. "Бардо Тодоль  ", наша книга мертвых, представляет собой настоящий учебник, как пережить Near Death Experience . Я декорпорировала с выходом на тот свет, когда еще никто и слыхом не слыхивал о вашем Феликсе Кербозе!

Внезапно я распознал определенные признаки раздражения на сладкой маске Амандины. Впервые в нашем тесном кругу центр внимания — не она. Перестав быть единственной среди нас женщиной, она теперь из ревности хотела, чтобы Рауль вырвался из чар странного колдовства этой «италотибетки».

Все же обед продолжался в духе веселья и добродушия. Рауль Разорбак демонстрировал живость, о которой я раньше даже не догадывался. Он нашел женщину, для которой — как и для него самого — единственной достойной внимания темой была смерть.

119 — ПОЛИЦЕЙСКОЕ ДОСЬЕ

Фамилия: Чичелли

Имя: Стефания

Цвет волос: брюнетка

Рост: 1 метр 63 см

Особые приметы: нет

Примечание: первая женщина-танатонавт

Слабое место: ожирение

120 — ЯПОНСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

Наосигэ поучал:

"Жизнь самурая — это влечение к смерти.

Если человек привык к такому влечению, через него не пройдет и десяток врагов.

Для свершения деяний надо обладать фанатизмом и влечением к смерти. Если позволить овладеть собой сомнениям, будет поздно применять свою силу. Как гласит путь самурая, верность и сыновнее почтение излишни, достаточно только влечения к смерти. Тогда и верность и почтение к родителям сами войдут в привычку".

Отрывок из работы Френсиса Разорбака, «Эта неизвестная смерть»

121 — СТЕФАНИЯ И ЕЕ ИСТОРИЯ

Стефания обожала хвастаться. Совершенно добровольно она поведала нам историю своей жизни. Маленькой она была еще более тучной, чем сейчас. Ее родители держали ресторан и насчет питания не скупились. По вечерам требовалось избавиться от всех остатков, которые нельзя было сохранить до завтра. Это просто вопрос экономии. Как бы то ни было, Стефания, седьмой ребенок из четырнадцати, была самой полной среди своих братьев и сестер и самым привлекательным объектом для насмешек.

Ее прозвали «глазурованной грушей». Мать не делала ничего, чтобы избавить дочь от комплекса неполноценности. Она заранее покупала ей одежду на несколько размеров больше. «На вырост», - говорила она обречено.

В этих столь свободных и объемистых одеяниях Стефания недолго чувствовала себя потерянной. Ее тело быстро завоевывало отведенный ему простор.

В школе все дразнили ее «глазурованной грушей», и чем больше над ней смеялись, тем больше она становилась голодной. Все же она считала, что питается нормально, довольствуясь только паштетом с хлебом. Допускалось, впрочем, намазывать хлеб маслом, ну и для верности макать его в болонский соус. Но когда горькая перспектива навечно остаться толстой и уродливой встала перед ней в полный рост, ей даже перестало хватать терпения разогреть блюда. Она поглощала холодные макароны, срывала крышки с банок квашенной капусты и тушенки с овощами, которые тут же опустошались.

Она думала о своем теле, как о гигантском мусорном ящике, который ей никогда не удавалось набить до краев. В период самого сильного расстройства ее вес превысил триста килограммов.

Конечно же, она по меньшей мере раз сто пыталась сесть на диету, но желание поесть брало верх над удовольствием ходить стройной.

За этапом поглощения холодных закусок последовали проблемы с пищеварением. Она ела, ела, ела, а потом вызывала рвоту, чтобы освободить место. Одновременно с этим она принимала массу слабительного. Понимая, что здоровье дочери поставлено под угрозу, отец с матерью пытались ее урезонить. Но если ее ненормальный вес вызывал у родителей страх и озабоченность, то живость ее ума приводила их в восхищение. Потому что Стефания уже с детского садика проявила себя настоящим вундеркиндом. В школе она перепрыгивала через два класса на третий, получая самые лучшие отметки по всем предметам, от математики до философии, не говоря уже про географию или историю.

Семейство Чичелли решило не вмешиваться в жизнь Стефании, которая по всем статьям была умнее них. «Если она так себя ведет, то, должно быть, на это есть причины, нам их не понять», - как-то вздохнул отец, наткнувшись на бадейку с остатками манной кашей под гранатовым сиропом.

Совершенно очевидно, что тучность Стефании мешала ей свободно перемещаться в пространстве, но с наступлением половой зрелости пришло и желание соблазнить противоположный пол, несмотря на избыточный вес. Она решила выработать чувственную походку. До сих пор Стефания, стремясь прочно устоять на земле и не дать всем этим излишним килограммам себя опрокинуть, передвигалась утиным шагом, широко расставляя ноги. Теперь же, став носить бальные туфли на высоком каблуке, она была вынуждена держать икры параллельно, чтобы не потерять равновесия и не вывихнуть лодыжку. Вот так у нее появилась впечатляющая походка.

Мужчины начинали алчно взирать на нее. Все было брошено на искусство телодвижений. Освоив походку, она стала учиться, как грациозно садиться, как деликатно, в полкорпуса, устроиться на диванчике, как держать шею прямой, а не сутулиться. Ни одно движение не осталось без внимания.

Чтобы лучше овладеть жестами, Стефания завела котенка, с которого имитировала всю манеру вести себя. Она знала, что правильная техника позволит ей лучше справиться со своим недостатком.

Кошки не только восхитительно хорошо знают как двигаться, но и способны совершенно естественно принимать во время отдыха позы, исполненные великой элегантности.

Затем Стефания посвятила себя йоге и видам спорта, придающим особую важность физической силе, например, альпинизм. Конечно, ее кости, все время поддерживающие сотни килограммов жира, сами при этом покрывались могучими мышцами, а скелет приобретал значительную гибкость.

Компенсировать. Это ее задача: компенсировать.

Ей больше не хватало йоги. На счастье, она познакомилась с тибетским буддистом и подружилась с ним. Это было не сложно. Человек любит тучность. В ряде стран третьего мира толстым завидуют за их богатство, позволяющее обильно питаться. Иногда их даже считают полубогами. Но так как буддист к тому же высоко ценил ум Стефании и хорошо видел, что ее формы делают ее несчастной, он научил свою новую знакомую, что тело вовсе не является наглухо запертой тюрьмой и что из нее можно легко убежать. Путем медитации человек по своему желанию способен покидать и возвращаться в эту бренную «оболочку».

Он научил девушку нескольким техническим приемам декорпорации, которые она с легкостью освоила, так как уже привыкла к строгой дисциплине физических упражнений.

Наконец-то Стефания высвободилась из-под гнета жировых наслоений! По сути, медитация, научившая Стефанию выходить из собственного тела, спасла ее.

Чтобы избежать любых проявлений скептицизма с нашей стороны, она объявила, что ей совершенно наплевать, верим мы ей или нет. Мы немедленно принялись ее убеждать, что нам — честное слово! - очень интересно узнать, как она это делает.

Громко рассмеявшись, Стефания снизошла до того, чтобы нас просветить.

В час, когда большинство обитателей итальянского полуострова отдаются сиесте, она садилась в позу лотоса и сосредотачивалась на своем полете. По комнате проносился вихрь и, захватив ее эктоплазму, уносил ее на тот свет. Обычно она вылетала через окно, намного реже через крышу и никогда через дверь.

— Двери предназначены для входа и выхода физических оболочек, - объясняла нам она. - Незачем сваливать все в одну кучу.

Поначалу она испытывала некоторый страх. Вскоре после выхода из окна Стефания вступала в контакт со всевозможными духами, летавшими, как и она. Одни из них добрые, другие злые. Их важно различать.

— Обычно злые духи барражируют прямо над землей, и если не поддерживать достаточную высоту над крышами, они могут стать для вас угрозой и начать атаковать. Если потеряешь высоту, то надо как можно быстрее вернуться в свое тело, чтобы от них убежать.

Так кто же такие эти злые духи? Стефания заявила, что не может дать им точного определения. Придется верить ей на слово. Как бы то ни было, она убедилась, что благодаря медитации может летать в любую точку планеты с поразительной скоростью.

Итак, ее дух стал невесомым, но тело оставалось тяжелым, как чугунная чушка. Она попыталась убежать от этой проблемы, а не бороться с ней. Но один ужасный февральский день научил ее думать по-другому. В ту пору она жила в общежитии лицея и однажды получилось так, что она застряла в ванной: жировые складки вытеснили воду и ее намертво присосало к стенкам. Она принялась беспомощно колотить руками воздух, словно перевернутая на спину черепаха.

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Танатонавты":