Бернард Вербер

Как без ошибок постелить рулонный виниловый ламинат.

 



Бернард Вербер
Танатонавты

(en: "The Thanatonauts", fr: "Les Thanatonautes"), 1994

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 |

 


29-я страница> поставить закладку

 

Проблема в том, что я спрашивал себя, как на все это реагировать. Насчет привлечения особей противоположного пола я вечно был нулем без палочки. Нет, конечно, к тому времени я уже узнал с десяток женщин, но именно они затаскивали меня в постель, а не наоборот. И к тому же я не забывал, что Стефания была замужем, даже если она никогда и не говорила на эту тему.

Как ни странно, Рауль с Амандиной ничем не выражали свою идиллию. Они никогда не держались за руку, не обменивались воздушными поцелуями. Только некоторая безмятежность в их поведении показывала, что они на какое-то время обрели своего рода покой.

Стефания не делала никаких замечаний. Она даже продолжала заигрывающе посматривать на Рауля. Обычно счастливый мужчина распространяет вокруг себя некую ауру, которая на окружающих женщин действует еще более соблазнительно. Я же со своей постоянной агонией и вечным одиночеством мог их только от себя отталкивать.

Я остановился на своей работе, ушел в нее душой и телом. Для нашей танатонавтки я изобретал всевозможные сценарии экспериментов.

Чем больше я терял всякую надежду на любовь, тем больше я хотел добиться успеха со смертью. Кстати, мне то и дело снилась та женщина в белом атласном платье и с маской скелета, даже еще чаще, чем раньше. Возможно, я никогда не смогу раздеть Амандину, но у меня были все намерения лишить девственности Костлявую.

Смерть, я узнаю, что ты прячешь под своей маской!

Смерть, готовься открыть мне свой последний секрет!

Моим боевым копьем, кстати, была женщина: Стефания. Стефания, мой таран, который разнесет в щепки ворота черного замка.

Я еще усовершенствовал свои «ракетоносители» и пусковой трон, добавил новые измерительные датчики. Одновременно с этим я изучал карты чакр и акупунктурные меридианы. Вокруг человеческого силуэта я пытался выявить контур жизненной оболочки, о которой повествовали тибетские книги. Я сам был удивлен, когда эти мои исследования с энтузиазмом подхватили другие.

Я понемногу выяснял физиологические явления, связанные с медитацией. У меня всегда была склонность перевести мистическое в научный план. Согласно некоторым публикациям, головной мозг излучает волны, частота которых зависит от характера церебральной активности. Эти волны можно вывести на самый банальный электроэнцефалограф.

К примеру, если человек активно размышляет, его мозг излучает волны с частотой от тридцати до шестидесяти колебаний в секунду; это так называемые бета-волны. Чем выше степень бодрствования человека, чем больше степень его сосредоточенности, тем более частыми становятся колебания.

Если закрыть глаза, немедленно появляются волны более медленные, хотя зачастую их амплитуда выше. Они осциллируют в районе десяти-пятнадцати колебаний в секунду. Это называется альфа-ритм.

В состоянии сна без сновидений излучаются дельта-волны, от ноль целых пяти десятых до трех колебаний в секунду.

Это я все проверил на Стефании, моей «морской свинке». Я прикладывал к ее вискам, затылку и темени электроды, и во время старта регистрировалось излучение альфа-волн. Это означало, что вся поверхность ее мозга находилась в состоянии спокойного бодрствования.

Впрочем, использовать это открытие не удавалось. Факт наблюдения альфа-ритма Стефании свидетельствовал лишь о том, что она превосходно управляла своей медитацией.

В тот период наша группа, усиленная танатонавткой, делала замечательные успехи. Чтобы эффективней работать с нами, Стефания развелась со своим отдаленным супругом и обосновалась в Париже. Ей подыскали квартиру на четвертом этаже, по соседству со мной.

Каждое утро она стартовала из пентхауза, пользуясь лишь простой медитацией, чтобы издалека рассмотреть то место, куда она погрузится вечером путем такой же медитации, но уже с помощью небольшой химии. В окружении тропических растений, рядом с роялем, она была великолепна, вся такая аппетитная и сосредоточенная.

Я наблюдал за ее полетом на тот свет и затем вел с ней долгие разговоры, сидя за картой Запредельного Континента. Я стирал линии, добавлял новые контуры, раскрашивал зоны, играл со словами Терра инкогнита , подстрекаемый желанием отбросить их как можно дальше.

За две недели Стефания совершила три вылазки за первую стену и вот так мы смогли закончить карту этого участка с определенной точностью, хотя было очевидно, что пузыри воспоминаний Стефании не универсальны и что в любом случае эта карта не могла еще служить в качестве руководства для других танатонавтов.

В ожидании конечных результатов мы с этого момента отказались от всякой помпы в прессе. Все равно после ужасающих откровений Жана Брессона, большинство танатодромов мира закрыли свои двери и нам не нужно было опасаться конкуренции.

— Шесть… пять… четыре… три… два… один. Пуск.

Сегодня у нас небольшой вечерний полет. Молодая итальянка покоилась на красном кресле, окантованном черным металлом. Длинные вьющиеся волосы волнами стекали на ее блузку. Она напоминала картину эпохи Возрождения. Тициан.

Я отхлебнул черного кофе. Полеты Стефании становились все длиннее и длиннее.

Вот уже тридцать четыре минуты, как она находится в глубокой коме.

— Какие планы? - спросил я Рауля, который только что вошел в лабораторию, застегивая на ходу рубашку.

Он взглянул на таймер электросистемы пробуждения и понял, что я запрограммировал его на кому плюс тридцать восемь минут! Он подскочил на месте.

— Ты с ума сошел! Она же не сможет проснуться!

Этого я не учел.

Рауль повернул переключатель на ноль. Немедленно раздалось стаккато электроразрядов, становившихся все более и более интенсивными, словно сработала антиблокировочная тормозная система.

— Вернись, Стефания, ты слишком далеко!

Мы были в панике. А может, все обойдется?

Постепенно она возвращалась.

Стефания разом открыла глаза и часто заморгала, словно пытаясь сбросить остатки сна. Она взглянула на нас, улыбнулась и затем твердо заявила:

— Я ее видела.

— Кого ты видела?

— Я была в глубине. И я ее там видела. Вторая стена! Мох 2.

Наша танатонавтка перевела дыхание, а тем временем Рауль сбегал за картой Запредельного Континента.

— Рассказывай, - распорядился он.

Она рассказала.

— Как и обычно, в начале я прошла черным коридором, где меня атаковали светящиеся пузыри. В каждом пузыре находится по гадкому воспоминанию, всякие нехорошие вещи, случившиеся из-за меня. Если хотите знать, я там увидела маленькую девочку, у которой украла ее школьный ранец. Я увидела свою мать, плакавшую над моими плохими оценками. Увидела молодого человека, которого не допустила до себя и он назло мне покончил с собой. Я даже увидела тот момент, когда беспомощно лежала на спине, как перевернутая черепаха. Увидела тот день, когда умерла школьная уборщица.

"Я встала перед каждым таким воспоминанием и всем им объяснила свое поведение. Я украла ранец потому, что мои родители были бедны и не могли купить мне такой же. Я иногда получала плохие оценки, потому что мать не давала мне ни единой свободной минутки, чтобы посидеть над уроками. Она заставляла меня мыть посуду или подметать. Молодой человек, которому я отказала, пытался со мной сблизиться, когда я уже ходила с другим парнем и он мне очень нравился. Я не несла никакой ответственности за смерть уборщицы в школе.

Вокруг себя я видела других мертвецов, боровшихся со своими воспоминаниями, но так и не сумевших оправдаться. Воспоминания потихоньку обволакивали их со всех сторон, словно лейкоциты, атакующие микробов. По тем, кто убивал, наносили удары их жертвы. Нерадивые получали пощечины. Ленивых кидали лицом в мерзкую жижу. Гневливых смывало волнами. Кстати, этот спектакль, как ни странно, напомнил мне "Божественную комедию  " Данте.

Тем, кто грешил алчностью, зашивали глаза. Погрязшим в роскоши поджаривали бок. Смерть, это все же страшная вещь.

Когда я победила своих демонов и помогла соседям, то пошла дальше в черный коридор, который стал фиолетовым. Все вокруг меня можно описать только двумя словами: страх и темнота. Стены выглядели рассыпчатыми, как песок, и от них пахло свежевырытой землей".

По ее словам, невозможно огромный коридор беспрестанно сужался, но его диаметр все еще составлял несколько сотен (может быть, тысяч?) километров.

По форме он напоминал кювету или воронку. На отвесных выступах покойники боролись со своими воспоминаниями. Все это выглядело как внутренность одного гигантского конуса. В самой глубине воронки продолжал мерцать свет. Причем не было уже ни верха, ни низа.

Она завладела Раулевой картой и свернула ее наподобие воронки, узким концом смотрящей в пол.

— Конус не горизонтален и не вертикален, - уверяла она. - Стенки сужаются по мере того, как углубляешься между песчанистыми выступами.

Она быстро нацарапала на карте:

1.Взлет

2.Прекращение всех признаков нормальной жизнедеятельности

3.Кома

4.Выход из этого мира

5.Полет в пространстве длительностью восемнадцать минут

6.Появление гигантского круга света, вращающегося вокруг себя. Это первый образ Запредельного Континента. Приблизительный диаметр светлой зоны: несколько тысяч километров. Лимбы. Голубой пляж

7.Высадка на пляж света. Прибытие на территорию № 1

ТЕРРИТОРИЯ № 1

—Координаты: К+18

—Цвет: голубой. Бирюзовый оттенок, постепенно переходящий в сине-фиолетовый

—Ощущения: непреодолимое притяжение, голубизна, вода. Прохладная и приятная зона. Притягивающий свет

—Граница: Мох 1 (некоторое уменьшение диаметра)

ТЕРРИТОРИЯ № 2

—Координаты: К+21

—Цвет: черный

—Ощущения: сумерки, страх, земля. Холодная и ужасающая зона, где на все более и более отвесных выступах усопшие сталкиваются со своими наиболее жуткими страхами и гадкими воспоминаниями. Свет виден постоянно, но от него отвлекает ужас

—Граница: Мох 2

—Вероятный выход на… Территорию 3 (?)

Стефания стерла одну линию, прочертила другую и сдвинула слова Терра Инкогнита . Итак, наша новая граница называется Мох 2. А вот сейчас можно и созывать прессу. Сообщение вызвало резонанс во всем мире.

Танатонавтка объяснила, что Жан Брессон, вне всякого сомнения, не сумел побороть собственное прошлое. Тем журналистам, что пытались добраться до него и опросить поподробнее, Брессон ответил категорическим отказом. В своем добровольном заточении несчастный так и не узнал, что же на самом деле происходит на том свете.

Все же требовалось еще победить танатофобию, причиной которой стал Жан. Стали разыскивать его семью, друзей. Они поведали, что, действительно, у Брессона было очень тяжелое детство в интернате, которым заведовала одна сволочь, издевавшаяся над детьми. Именно чтобы доказать самому себе, что он может побороть собственные страхи, Жан и стал каскадером, впоследствии танатонавтом. Он сделал все, чтобы позабыть свои юные годы, но первая коматозная стена набросилась на него и поглотила в своем аду.

Директор интерната был уличен, арестован, а само заведение закрылось навеки.

При всем при этом страх перед смертью не исчез окончательно. Теперь люди знали, что смерть — это ни абсолютный рай, ни абсолютный ад. Смерть — это «что-то еще». Тайна оставалась тайной.

Что ж, вперед. Вперед, только вперед, в неизвестное!

Курс на Мох 2.

131 — ИУДЕЙСКАЯ МИФОЛОГИЯ

"Когда Адам появился на земле, то в самый первый день он был страшно удивлен, что сила света меняется. Когда солнце склонилось и небо покрыли сумерки, Адам подумал, что все кончено. Пришел конец его жизни и миру. «Горе мне! - воскликнул он. - Несомненно, я согрешил, потому что мир стал таким темным. Мы возвращаемся в первобытный хаос. Вот пришла моя смерть, на которую осудило меня Небо». Он перестал есть и проплакал всю ночь.

Когда пришел рассвет, Адам воскликнул: «Так вот как мир работает! Он то включается, то выключается». И ополоумев от радости, что всему далеко не конец, он встал, вознес молитвы и сделал подношения Богу".

Отрывок из работы Френсиса Разорбака, «Эта неизвестная смерть»

132 — СДЕЛАЙ САМ

Словом, пока мы маленькими шажками, сантиметр за сантиметром, продвигались по Запредельному Континенту, по всему миру стали пробуждаться танатодромы. Можно сказать, они появлялись как грибы.

Тема вновь стала модной. С тех пор, как узнали, что у Стефании появилась идея связать мистику и науку, танатодромы стали возводить рядом с храмами и после заключенных, после каскадеров возникло новое поколение танатонавтов, по большому счету состоявшее из священнослужителей и монахов всевозможных вероисповеданий.

Параллельно с этим, после скептиков и энтузиастов, нам пришлось столкнуться с профанами, считавшими смешение предрассудков и научных исследований опаснейшим видом взрывчатки. Они окрестили нас «конкистадорами веры», так как мы уходили завоевывать новую территорию во имя заранее установленных духовных принципов.

И действительно, каждый пастырь, прошедший через первую стену, уверял, что видел там символы своей религии. Что ж, это дело нормальное, поскольку на черной территории каждый танатонавт становился объектом атаки своих же собственных воспоминаний.

Монахи-бенедиктинцы объявили, что обнаружили источник ореола святых. По их словам, это репрезентация эктоплазмы, начавшей выходить из темени. Надо полагать, именно так в свое время художники пытались передать способность Избранных к декорпорации.

Антирелигиозные деятели вскинулись на дыбы, утверждая, что все это — реклама скуфейки.

В игре было столько интересного, столько сакрального, столько запретного. Мы с Раулем, Амандиной и Стефанией знали, что ковыряемся в бомбе, готовой взорваться нам в лицо. Одно только «дело Брессона» должно было нас предупредить.

Но любопытство вечно держит верх. Нам так хотелось узнать, что же идет после Моха 2.

Об этом Стефания рассказывала после каждого полета. Она коснулась ее, этой знаменитой второй стены, но не почувствовала в себе сил ее преодолеть. Ей что-то не хватало, а что именно — она не могла сформулировать.

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Танатонавты":