Бернард Вербер

Вакансии сборщик жалюзи кемерово.

 



Бернард Вербер
Танатонавты

(en: "The Thanatonauts", fr: "Les Thanatonautes"), 1994

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 |

 


55-я страница> поставить закладку

 

Мир постепенно мягчел. Больше не стоял вопрос: загрязнять или не загрязнять свою карму плохими поступками, а то ведь рискуешь в один прекрасный день оказаться пухнущим от голода в Африке, бездомным в Нью-Йорке или сидящим на минимальном соцпособии в Париже.

Доселе никакая научно-фантастическая книжка не осмеливалась и предположить, что реальность может быть столь сладкой. Нежность заливала мир, как зараза.

У благотворительных организаций ноги подкашивались под весом пожертвований. Требовалось отстоять длиннейшую очередь, чтобы только отдать им свой чек или наилучшие личные вещи. Больницы, переполненные неисчислимыми потенциальными донорами, были вынуждены вывешивать бюллетени со списками ожидания на сдачу крови.

По всему миру внутренние конфликты затухли сами собой, попутно порадовав торговцев оружием, счастливых забросить свой бизнес, приносящий отрицательные очки. Любое деяние, хоть в чем-то напоминавшее плохой поступок, сталкивалось со всеобщим презрением. Токсикоманы превратили наркодилеров в безработных. Стоило только просто попросить, как банкиры оформляли ссуды по самым низким процентам. Они больше не интересовались кредитоспособностью своей клиентуры. Личное банкротство из-за собственного великодушия гарантировало им карьерный рост на том свете.

Добрые души, пытаясь дать милостыню, охотились за попрошайками. Эти последние обзавелись машинками для считывания кредитных карточек и стали принимать чеки только по предъявлении паспорта.

Нет более нужды запирать двери, охранные системы в одночасье устарели. Теперь хоть нараспашку оставляй квартиры, машины, сейфы. Не воруют!

Ни стяжателей, ни медвежатников, ни фальшивомонетчиков, ни скандалистов, ни насильников. А торговля, напротив, процветала. Не желая более грешить скопидомством, все заваливали друг друга подарками. Стоило только слепцу показаться рядом с проезжей частью, как его тут же подхватывали десятки руки, и многие люди, носившие солнечные очки, оказывались, сами того не желая, на ненужной им стороне тротуара.

Третий мир получал значительные субсидии. На тот случай, если провалишься на экзамене и придется реинкарнировать в бедной стране, имеет смысл пока что эту страну обогатить и сделать свою будущую жизнь покомфортабельнее. Любопытно отметить, что существенно упало число плохих семейств, где можно было бы родиться.

Люди постоянно носили более или менее деланные улыбки, стремясь не задеть ближнего своего хмурыми бровями, злыми гримасами или недобрым словом.

Каждый добросовестно заучивал правила: реинкарнационный цикл будет продолжаться до бесконечности, если не станешь достаточно хорошим и достаточно мудрым, чтобы заслужить превращение в чистый дух. Вот все и старались, как могли.

Студии живописи, музыкальные школы, кружки гончарного искусства и даже кулинарии были переполнены. Кто ж знает, а вдруг, как это было с Донахью, в тебе таится талант, который нужно срочно реализовывать? И кстати, даже самые уродливые из поделок находили своего покупателя. Меценаты, горящие желанием поддержать бедных художников, смело афишировали их в своих салонах.

Учиться, прогрессировать, познавать, совершенствоваться. «Поддерживайте красоту своей души. Возделывайте ее словно сад», - взывала реклама заочных курсов для огородников.

Руководители предприятий умоляли своих сотрудников принять надбавку к зарплате, но те отказывались, желая работать укороченную неделю, чтобы на досуге поэкспериментировать со своими талантами. «Библиотек, а не денег», - требовали профсоюзы. Строители изо всех сил забесплатно возводили дома.

Одновременно с этим, конечно, вспыхнул новый интерес к танатонавтике. Кому не хочется забраться на тот свет и найти там своих «дорогих усопших» или, на крайний случай, хорошенько разобраться, как выглядит карма?

240 — МИФОЛОГИЯ ИНДЕЙЦЕВ НАВАХО

Американские индейцы, в особенности навахо, отличались чрезвычайным страхом перед смертью. Человека с большим трудом можно было заставить приблизиться к трупу. Едва кто-то умирал, как его стремились как можно быстрее похоронить, причем осуществлялось это с великим отвращением и массой всевозможных мер предосторожности, лишь бы только как можно меньше к нему прикасаться. Труп зарывали в секретном месте, как можно дальше от поселка. Никто больше не касался вещей мертвеца, не подходил к его вигваму, считая, что все принадлежавшие ему вещи с этого момента стали «нечистыми».

В мифологии навахо говорится про двух Близнецов-Героев, которые когда-то украли у солнца его оружие, чтобы сразить чудовищ, желавших убить индейцев.

Этих чудовищ зовут Старость, Грязь, Нищета и Голод. Тот факт, что они до сих пор живы, на самом деле объясняется небольшим камуфляжем со стороны братьев. Не стоит обращать на это внимание.

Отрывок из работы Френсиса Разорбака, «Эта неизвестная смерть»

241 — А ЛЯ РЕШЕРШ ДЕ Ф.М.

Поглощенный выпивкой, Рауль никак не отреагировал на все эти события. Курс его лечения на самом деле не удался. Он был вечно пьян, хотя бармены все чаще и чаще отказывались его обслуживать. Рауль шагал верной дорогой к развитому алкоголизму.

Так что на танатодроме постоянно торчал только я, да три «моих» дамы: Роза, Стефания и Амандина. В тот период наше любимое времяпрепровождение состояло в чтении газетных колонок с именами новорожденных. Мы искали реинкарнированного Фредди. Ф.М., Ф.М., Ф.М….

Мы столько выкопали детишек на Ф.М.! Франсуа Морлон, Фатима Мауш, Франк Миньяр, Фелисита Муни, Фердинанд Мелиссье, Флоран Мушиньяр, Фабиан Меркантович, Фирман Маглур, Флоренца Мервин… Всякий раз мы шли с визитом к счастливым родителям и показывали младенцу, среди всех прочих часов, авторучек и медальонов, те самые часы, авторучку и медальон, что принадлежали Фредди. Но не тянулись крохотные ладони к личным вещам нашего потерянного друга.

— Слишком рано, - утешала меня Роза. - Ты помнишь, какая там очередь? Должно быть, Фредди застрял в пробке на желтой территории. Там даже Виктор Гюго стоит в ожидании, а ведь у него чуть ли не двести лет форы. А ты говоришь, «Фредди»!

— Покойники не двигаются с одинаковой скоростью. Такой болтун, как Виктор Гюго, сейчас тренируется вести культурный диалог. А кое-кто другой торопится. Ты посмотри, с каким нетерпением эктоплазма Донахью хотела реинкарнировать!

— Рекомендуется быть терпеливым, а Фредди всегда себя именно так и вел, - напомнила мне Роза.

Если честно, то я подозревал, что как раз она и родит следующую ипостась нашего раввина-хореографа. Кстати, после целой кучи обсуждений мы заранее окрестили нашего собственного ребенка Фредерик Марсель Пинсон. Между собой мы его называли Фредди-младший.

Я присутствовал при родах. Вообще, это все очень здорово! Поцелуй, объятие и через девять месяцев сия любовь трансформировалась в три и два кэгэ розового крошечного комочка, жаждущего внимания. Никогда не был я так глубоко тронут. Даже лицо континента мертвых было ничем в сравнении с этим чудом, таким простым и повторенным миллиард миллиардов раз: зарождение новой жизни.

Несколькими днями раньше нас было двое в квартире танатодрома «Соломенные Горки». А сейчас нас трое. Есть ли где еще более восхитительная магия? Посмотреть со стороны, так и танатонавтика и моя карма были какими-то пустяками. Только он важен. Наш Фредди-младший.

242 — ПОЛИЦЕЙСКОЕ ДОСЬЕ

Рапорт в компетентные органы

Считаем, что допущен грубейший недосмотр. Было ошибкой разрешать развиваться танатонавтике. На данный момент регистрируем свыше десяти вылетов в час. Техника становится все более и более надежной. Херувимы, серафимы, ангелы и демоны жалуются на постоянные помехи работе.

Ответ компетентных органов

Не надо преувеличивать. Танатонавтика, как мы все знаем, имеет давнюю историю. Тысячелетнюю традицию. Мы всегда давали пропуска тем, кто знал, как к нам войти. Нет еще никаких оснований менять заведенный порядок.

243 — ФИЛОСОФИЯ ДАОСИЗМА

«Вся жизнь — словно один сон. Не подобает оплакивать смерть, потому что это только лишь смена формы. Зачем сожалеть о жилище, в котором прожил всего один день?»

Лао-Цзы

244 — МЛАДШИЙ

Мы ждали целый год, перед тем как провести над Фредди-младшим опыт с привлечением личных вещей Фредди-старшего.

В Тибете имеется определенная техника распознания реинкарнаций. Впрочем, у некоторых африканских племен существует своя методика. Там мертвому отрубают фалангу пальца, чтобы так пометить младенца, который тоже родится без этой же самой фаланги. Нам лично более приемлемым показался тибетский подход.

Мы с Розой и Амандиной устроились на коленках перед младенцем, который, упершись всеми четырьмя лапами в ковер, разглядывал часы, авторучки и медальоны, словно они были любопытными и необычными игрушками. Мы ведь всегда старались прятать от него такие предметы, боясь, что он их поломает или вообще, чего доброго, проглотит.

Малыш поначалу заинтересовался часами и принялся размахивать ими с радостным видом, после чего умудрился разбить пару моих собственных (полностью оправдав попутно мои предыдущие опасения), а затем любовно ухватился за те, что принадлежали нашему раввину.

Мы были уже готовы броситься друг другу в объятия. Фредди Мейер вернулся на землю в образе нашего сына! Роза утихомирила всеобщую радость.

— Давайте не будем преждевременно восторгаться, - прошептала она, пока чадо продолжало бороться с ворохом разнообразных предметов, вываленных на ковер.

Нет никакого сомнения, в этот миг я был полностью убежден, что мы нашли настоящего Фредди Мейера. Впрочем, может быть, это он нас засек с того света, когда выбирал родителей. Очень, очень разумно поступил наш мудрец. Он отлично знал, что мы его признаем! Короче, я был совершенно уверен: у Фредди Мейера и Фредерика Марселя Пинсона одна и та же карма.

Со всеми теми знаниями, что сей младенец уже носил в себе, мы столько времени сэкономим!

— Как он чуть подрастет, я его запишу в кружок танцев и хореографии, - восторженно оповестила нас Амандина.

— И будет при этом ходить в талмудическую школу, - закончил я за всех. - Плюс к тому, если мы расскажем жизнь Фредди-старшего Фредди-младшему, это будет ему такой трамплин для прыжка через цикл реинкарнаций!

— Он сразу сможет воспользоваться шестьюдесятью годами опыта. Он станет первым человеком, помнящим о двух жизнях сразу!

Роза не прятала в себе грандиозных амбиций в отношении нашего гениального ребенка.

— В двадцать лет он уже будет великим мудрецом. А что, если вот так и получаются Моцарты? Он просто был реинкарнацией другого поразительного музыканта, а родители это сразу же поняли.

Пьянея от счастья, мы наперебой рассказывали друг другу про его замечательное будущее.

Мы уже позабыли о самум дитяти, как Фредди-младший окатил нас ледяным душем, бросив авторучку Фредди-старшего, чтобы завладеть более привлекательным ярко-оранжевым фломастером.

С перехваченным дыханием мы следили за его манипуляциями. Он решил швырнуть часы и медальон покойного страсбуржца в стенку, а вместо них присвоить себе голубую одноразовую зажигалку и плитку шоколада в золотой обертке. Ну это уже гнусность. Мы уставились на своего сына-душу, будто он был полнейшим незнакомцем. Продолжением какого-то типа, которого мы и в глаза-то не видели!

Роза попыталась утешить нас и саму себя, уверяя, что этот человек все равно должен быть кем-то хорошим, раз он приземлился в таком славном доме, как наш.

И все же, увы, это не был Фредди и ребенок внезапно показался нам… как сказать? совершенно посторонним человеком? Нас обманули. Нам подсунули обычного ребенка, очередной кинокадр кармической ленты, которую до сих пор никто не смотрел. Отпечаток еще одной жизни не святого, а просто человека.

Сейчас у нас было такое впечатление, что мы усыновили сироту из Кореи или что нам подменили товар.

Нет, какой подлый трюк! Между тем, малютка сам себе разрешил съесть шоколад и размазал его по всей мордочке. Роза подхватила его на руки и с отвращением понесла мыться.

Лежа в кровати тем же самым вечером, мы устроили друг другу домашнюю сцену. Роза упрекала меня, что я слишком поторопился окрестить младенца именем Фредди. Нынче, раз мы знали, что они не имели никакого отношения друг к другу, он будет вечно таскать за собой на цепи чугунное ядро той жизни, что ему не принадлежит!

С внезапной злостью, которую я сам в себе не ожидал, я отразил удар, заявив, что именно на нее падает вина. Как ни крути, а ведь в своем животе она соорудила эту «машину». Не в моем. Опыта у нее нет, вот и получился такой ребенок! Она в бешенстве отшвырнула стеганое одеяло и объявила, что всегда была уверена, что шансы и так были один на миллиард. «Один шанс на миллиард, чтобы найти „настоящего“ Фредди… Что же ты мне раньше-то не сказала?» — огорчился я.

Она все еще была в расстроенных чувствах, но в то же время нельзя забывать, что это наш ребенок, рожденный от ее генов и моих. Почему бы позднее из этого не выйти чему-нибудь хорошему?

— Может, пора признать, что у слепца были точно такие же шансы и таланты, что и у всех других людей? - полушутя спросил я.

Роза взорвалась. В конце концов, это о ее сыне мы говорим и, как всякая мать, она будет отстаивать его клыками и когтями. Никогда еще я не видел ее такой сердитой. Захлебываясь словами, она бросала мне в лицо упреки за все мои старые ошибки. Она обвиняла меня в отсутствии инициативы, в вечной покорности Раулю, нехватке характера, неспособности противостоять матери и брату, которые вели себя в нашей квартире, как у себя дома, появлялись на ужин без приглашения, даже и не подумав, есть ли у нее время готовить, и не захватив никогда ни одного цветочка, жадины такие!

Я ответствовал в том духе, что она напрасно себе воображает, будто замечательно готовит, и что как уткнется вечно в свою астрономию, то едва-едва занимается своим дражайшим Фредди, а между прочим, это она его мать!

Одна фраза цеплялась за другую, а ведь мы даже не хотели их говорить, ни я, ни она. В финале Роза наугад схватила охапку каких-то своих вещей и побежала искать убежище у своей матери.

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Танатонавты":