Бернард Вербер

Заказ машины для перевозки больного.

 



Бернард Вербер
Третье человечество

(en: "Third Humanity", fr: "Troisiéme Humanité"), 2012

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 |

 


36-я страница> поставить закладку

 

 — Что с ним? — спросил тот с полным безразличием.

Молодой врач, вытирая испачканные мокротой руки, ответил:

 — Приступ астмы с летальным исходом.

Медбрат покачал головой. Доктор одернул халат и приказал:

 — Отвезите его в морг и посмотрите, есть ли у него паспорт.

Доктор Нефертати расстегнул воротник, чтобы было легче дышать. За окном бурлил Каир, раздавались гудки и рев моторов машин, застрявших в пробках.

Он подумал, что эта профессия ему совсем не нравится. Он выбрал ее под давлением отца, требовавшего, чтобы он унаследовал «семейную лавочку», но не имел к этой работе ни таланта, ни призвания. Молодой человек вспомнил, что, когда шел через приемную, его охватило тягостное предчувствие. И вдруг понял, что больные его пугают.

Этот первый умерший клиент показался ему предзнаменованием.

Тем хуже для отца, который купил ему диплом врача. И доктор Нефертати решил предаться своей истинной страсти: джаз-дансу.

123. Энциклопедия: Асклепий

В античной Греции Асклепий (которого римляне называли Эскулапом) считался одним из отцов медицины. Он был гражданином города Эпидавра и учился в школе Пифагора (многие ученые той эпохи закончили это привилегированное учебное заведение). Одним из самых важных его открытий стал «электрошок». Асклепий установил, что некоторые формы безумия можно лечить с помощью… внезапного испуга.

Но поскольку электричества в те времена еще не открыли, Асклепий поступал иначе.

Пациента с подозрением на умственное расстройство помещали в темный тоннель, где он долго шел, ничего не видя. Поскольку ему приходилось двигаться во мраке, все чувства его обострялись, слух улавливал малейший шум, а сетчатка глаз выискивала самые слабые проблески света. По мере продвижения вперед в душе его нарастал страх. И тут, когда ужас из-за потери ориентиров достигал предела, больной видел в конце тоннеля отблеск. Он устремлялся к источнику света в надежде выбраться из темного тоннеля. И в тот самый момент, когда он достигал конца прохода и уже видел небо, Асклепий вываливал ему на голову корзину копошащихся змей. Быстрое чередование страха, облегчения, надежды и жуткого изумления приводило к эффекту «электрошока».

Этот принцип, когда человек сначала блуждает в лабиринте, затем видит свет в конце тоннеля и под конец испытывает кошмарный ужас, впоследствии стал драматической основой для многих сказок и театральных постановок. Подобное повествование может оказывать на зрителей лечебное воздействие электрошока, сходное с тем, которое Асклепий практиковал в отношении душевнобольных пациентов.

Эдмонд Уэллс, «Энциклопедия относительного и абсолютного знания», том VII

124

Единственным украшением сверхсовременного помещения с удобными креслами из белой кожи была бронзовая лошадь с всадником, потрясавшим саблей.

В генштабе собрались иранские генералы военно-воздушных сил, артиллерии и мотострелковых войск, а также адмиралы военно-морского флота. В конце стола сидели руководители ополчения шабаабов[28], явившиеся за тем, чтобы получить приказ о выступлении и создать вторую линию наступления на израильских флангах, а также несколько северокорейских советников, желающих узнать, насколько эффективными будут ракеты и бомбы, которые их страна продала Ираку. Эти держались особняком, уткнувшись в свои планшеты.

На вмонтированном в стену экране появился план региона со стратегически важными пунктами и штабами ополченцев.

Вошел президент Джаффар. Все встали. Он поставил главную задачу — не теряя времени, положить конец неутихающим в Тегеране уличным выступлениям.

 — Сценарий, разыгранный в Ливии, Тунисе и Египте во время «Арабской весны», здесь не пройдет, — заявил президент Джаффар, — общество должно испытать эмоциональное потрясение, причем источник его, желательно, должен находиться за пределами страны. Я очень рассчитываю, что вы нанесете быстрый и максимально эффективный удар.

Главнокомандующий военно-воздушными силами подчеркнул, что наступление должно развиваться быстро. Как только войска выдвинутся на позиции, авиация начнет бомбардировки, а подразделения морского и наземного базирования — артобстрелы.

Главнокомандующий бронетанковыми войсками доложил, что его дивизии готовы пойти в наступление и взять Израиль в клещи, двинувшись через Ирак, Иорданию и Ливан, где иранцы, благодаря разветвленной агентурной сети, пользуются широкой поддержкой населения.

Дверь вдруг распахнулась. В сопровождении телохранителей вошел бородатый мужчина в национальном костюме, халате, остроносых башмаках и черном тюрбане.

Все тут же пали ниц, узнав великого аятоллу Ферраджи. Даже президент Ирана и тот бросился вперед, чтобы облобызать ему руку.

 — Убирайтесь, Джаффар, командование боевыми действиями я беру на себя, — властным тоном заявил он.

 — Но…

 — Здесь от вас не будет никакой пользы, займитесь лучше уличными беспорядками, полицией и наведением порядка в стране. А планы военной кампании я беру на себя.

Президент Джаффар на мгновение застыл в нерешительности, затем опустил голову и, не оборачиваясь, вышел. Муджтахид занял место во главе стола.

 — На чем вы остановились? — спросил аятолла Ферраджи.

 — На плане нападения на Израиль, Ваше Святейшество.

Человек в тюрбане нервно улыбнулся.

 — Нет, я имел в виду то, что действительно «важно».

 — Но… это… важно, — кашлянул начальник штаба ВВС, застигнутый врасплох.

 — Джаффар что, не посвятил вас в наши истинные планы? — спросил клирик.

Сидевшие за столом обменялись обеспокоенными взглядами.

 — Э-э-э… какие «истинные планы», Ваше Святейшество?

 — Значит, вы ничего не знаете… — вздохнул тот. — Как вы думаете, почему мы намереваемся развязать эту войну?

 — Чтобы отвлечь внимание общественности от манифестаций? — попытался ответить адмирал, воспользовавшись аргументом, выдвинутым Джаффаром.

Аятолла покачал головой.

 — Чтобы «изгнать сионистского врага с нашей священной земли», — ретиво предположил главнокомандующий авиацией.

 — Вы что, идиоты? Какой смысл атаковать крохотную территорию, занимающую на карте место не больше булавочной головки и населенную пятью миллионами человек? Это даже не пригород Тегерана. Почему, в таком случае, не объявить войну Монако?!

 — Но сионисты…

 — Тупицы! — резко бросил аятолла. — Это наша пропаганда для простолюдинов и средств массовой информации. Красная тряпка, которой машут, чтобы отбить у обывателя охоту думать. Но вы, господа, полагаю, не столь наивны, чтобы верить нашей собственной пропаганде?

Генералитет опустил глаза.

Клирик погладил бороду, отрывисто вздохнул, словно теряя терпение, и заявил:

 — Ставкой в этой игре является не захват крошечного государства, у которого нет ни нефти, ни другого сырья. Наша подлинная задача заключается в том, чтобы возглавить мировую исламскую революцию. И истинный враг для нас не Израиль. Истинный враг — это…

 — Америка? — подал голос главнокомандующий военно-морским флотом.

 — Слишком далеко — до нее тысячи километров. Попытайтесь предложить другой вариант.

Но озвучить ответ больше не осмелился никто.

 — Наш подлинный враг — это 1,6 миллиарда мусульман-суннитов.

Повисла долгая, гнетущая тишина.

 — Вы не смотрели новости? Саудовская полиция подвергла наших шиитских паломников унижениям и не пустила в Мекку! — Он треснул кулаком по столу. — В Багдаде наши мечети постоянно являются целью террористов-смертников из числа суннитов. В Ираке нашим братьям перерезают горло прямо в постели, как приносимым в жертву животным. В Пакистане правительство Устраивает на шиитов гонения и относится к ним как к собакам. Во всем мире из 1,8 миллиарда мусульман на сегодняшний день 90 % сунниты и только 10 % — шииты. Даже рожая как можно больше детей, мы все равно не ликвидируем это отставание.

Офицеры демонстрировали признаки того, что происходящее ускользает от их понимания.

 — Ваше Святейшество, а какое отношение это имеет к нашей войне с Израилем? — позволил себе заметить генерал бронетанковых войск.

 — Кретин. Эта война не более чем предлог для того, чтобы собрать под нашими знаменами мусульман всего мира. Единственной действительно важной целью является месть за смерть Хусейна, нашего общего отца, и его семьи, несправедливо растерзанной паршивыми псами-суннитами, состоящими на службе калифа Язида.

На мгновение в зале повисла тишина, и все вспомнили об этой резне, случившейся четыре тысячи лет назад во время битвы при Кербале, о чем им когда-то твердили в школе, а теперь постоянно вдалбливали по телевизору.

Дверь открылась. Одергивая мундир, вошел Гульбахар Мокаддам:

 — Прошу прощения, мой самолет прибыл с опозданием.

Он вытер со лба пот, выглядел генерал так, словно у него был жар.

Он склонился в почтительном поклоне и поцеловал протянутую ему руку:

 — Ваше Святейшество.

Клирик даже не обратил на него внимания:

 — На чем мы остановились? Ах да, единственное средство отомстить за Хусейна — это… — Он ткнул пальцем в точку на карте. — Это атомная бомба, сброшенная на Эр-Рияд.

Последовало гробовое молчание.

Нарушил его генерал Гульбахар Мокаддам — не в силах совладать с першением, он прочистил горло.

 — Я… я не понимаю… Ваше Святейшество.

 — Потом все скажут, что израильтяне ударили первыми и мы оказались единственным по-настоящему разящим мечом ислама. Все будут за нас, и тогда мы станем пастухами стада из 1,8 миллиарда мусульман, вставших под знамена шиитской религии. А когда они объединятся, ничто больше не помешает нам обратить всех в нашу веру — добровольно или насильно. — Аятолла сел и спрятал руки в широких рукавах. — Одиннадцатого сентября 2001 года сунниты сделали великое дело, уничтожив в Нью-Йорке Всемирный торговый центр. Но в этом году, взорвав атомную бомбу над Эр-Риядом, мы сделаем гораздо больше. Это будет операция «Вечная месть». Я сам придумал название.

Офицеры вскочили с мест, осознавая какие новые задачи на них теперь возложены.

 — Мы в полной мере воспользуемся эффектом неожиданности и одним ударом одержим победу на всех фронтах. А удачно спровоцировав этот «эмоциональный шок», начнем великую мировую исламскую революцию, которая позволит обратить все человечество в одну истинную веру.

В этот момент генерал Мокаддам, больше не в силах сдерживаться, оглушительно чихнул.

125. Энциклопедия: Александрийская библиотека

Александрийская библиотека была основана в Египте в 288 году до Рождества Христова царем Птолемеем Соте-Ром, который был одним из генералов Александра Великого.

Перед тем как стать правителем Египта, Птолемей поставил перед собой необычную цель — превратить Александрию в столицу науки и культуры, отодвинув на задний план Афины.

Поэтому он повелел соорудить неподалеку от своего дворца обширный комплекс зданий, включавший в себя университет, академию, но самое главное — библиотеку. После чего провозгласил свой честолюбивый замысел: «Собрать в этом месте знания со всего мира».

Для начала он стал собирать тысячи «томов» (тома эти представляли собой склеенные в свиток листы пергамента; вполне естественно, что книг в переплете тогда еще не существовало). Царь поручил их покупать, а если это не удавалось, то срочно копировать.

После смерти повелителя его преемник Птолемей II тоже воспылал любовью к этому проекту и попросил всех правителей, с которыми поддерживал контакты, прислать ему работы их ученых и творцов.

После этого хранилище Александрийской библиотеки стало с каждым днем пополняться и вскоре уже составляло 500 000 «томов».

Эта сокровищница знаний автоматически стала центром притяжения.

Сей храм науки, подобно массивной планете, стал манить к себе ученых со всего средиземноморского бассейна, стекавшихся, чтобы закончить свои исследования или поделиться открытиями.

Феноменальное количество собранных рукописей было не единственной его достопримечательностью: рядом с библиотекой были оборудованы мастерские, где в распоряжение ученых предоставлялись научные инструменты, был разбит ботанический сад, создан зверинец, собраны коллекции карт, минералов, растений и скелетов животных.

Все поступавшие в Александрийскую библиотеку работы переводились на греческий, ставший языком ученых и историков. Именно так была переведена Библия (Пятикнижие). Для этого каждое из двенадцати иудейских племен выделило по шесть представителей, которые, уединившись на острове Фарос, справились с этой миссией за семьдесят два дня. Аналогичным образом в библиотеке были собраны произведения греческих философов (Аристотель, Платон) и поэтов («Одиссея» Гомера была дополнена и упрощена).

В период с III века до нашей эры по IV век нашей эры Великая Александрийская библиотека стала тиглем, в котором развивались все науки и где ученые отстаивали свои мнения в таких разных отраслях знания, как математика, астрономия, биология, физика, а также философия и поэзия. Благодаря этому храму науки все перечисленные дисциплины стали намного быстрее распространяться по свету.

Должность управителя Великой Александрийской библиотеки стала очень престижной, на этом почетном посту сменяли друг друга такие научные знаменитости той эпохи, как Зенодот Эфесский, Аристарх Самосский, Аполлоний Родосский и Теон Александрийский. На пике известности и славы Великая Александрийская библиотека включала в себя не менее 700 000 томов.

И хотя римляне впоследствии попытались создать в Пергаме большую библиотеку, способную посоперничать с Александрийской, до таких вершин успеха она так и не поднялась (в ней было не более 200 000 томов).

По всей видимости, первая попытка уничтожить Великую библиотеку была предпринята в 415 году христианскими фанатиками по указке епископа Кирилла (впоследствии канонизированного и ставшего святым Кириллом). Об этом эпизоде говорится в картине режиссера Алехандро Аменабара «Агора», в основу которой положена судьба персонажа, существовавшего в реальности: дочери библиотекаря Геона Гипатии. Обученная наукам отцом, она отличилась в таких сферах знания, как астрономия, философия и математика, которые преподавала в университете. Посчитав эту женщину язычницей и еретичкой, толпа христиан забила ее камнями.

Но окончательно Великая Александрийская библиотека была разрушена во время арабского нашествия в 642 году по приказу генерала Амр ибн аль-Аса. Когда он спросил у калифа Омара, что делать с библиотекой, тот якобы ответил: «Сожги все. Если эти книги представляют собой Коран, он у нас уже есть. Если же это не Коран, то они не содержат в себе ровным счетом никакой мудрости, которая могла бы нас заинтересовать».

Место это было разрушено с таким ожесточением, что даже сегодня точное местоположение этой Великой библиотеки остается неизвестным.

Эдмонд Уэллс, «Энциклопедия относительного и абсолютного знания», том VII

126

Виски полыхали огнем. Давид посреди ночи резко сел в постели. Он был весь в поту и дрожал в лихорадке.

Нускс’ия тоже проснулась.

 — Что с тобой, Давид? — спросила молодая пигмейка, поглаживая его плечи.

 — Мне приснился кошмар.

 — Атлантида? Порой человек во сне возвращается туда, где побывал в состоянии транса. Я понимаю, подобные эксперименты далеко не безобидны.

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Третье человечество":