Бернард Вербер

By terry hyaluronic eye primer праймер для век купить mincosmetic.com.

 



Бернард Вербер
Третье человечество

(en: "Third Humanity", fr: "Troisiéme Humanité"), 2012

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 |

 


53-я страница> поставить закладку

 

Первый отряд беглецов добрался до Центральной Америки и высадился на побережье нынешней Мексики.

Второй обосновался в землях догонов, на территории современного Мали.

Третий, под командованием самого Гильгамеша, по Средиземному морю направился на Ближний Восток и осел в краю шумеров, впоследствии названном Междуречьем.

Едва бежав из «рая» и высадившись на суше, мини-люди занялись тем, что до этого разрешалось им лишь под строжайшим контролем создателей: продолжением рода.

187

На экране появилось лицо Эммы-109.

И летающая тарелкой на заднем плане.

Внизу шла надпись с фамилией подготовившего материал журналиста и анонсом: «Bill Flanagan. The incredible little E. T. Direct Live from Cyprus. Greece»[34]. Справа выделялась красная полоса с выведенными на ней крупными буквами: «ЭКСКЛЮЗИВНОЕ ИНТЕРВЬЮ CNN».

 — Значит, вы инопланетянка? — задал вопрос журналист, склоняясь над девочкой, которая по сравнению с ним казалась просто крохотной.

 — Да, — ответила та, решив, что пока лучше свести общение к минимуму.

 — Откуда вы прибыли?

Эмма-109, когда-то смотревшая научно-фантастические фильмы, вспомнила, как в них вели себя инопланетяне. Она наугад ткнула в небо, и собеседник, казалось, пришел в восторг.

 — Вы можете указать нам точное расположение своей планеты?

Немного помедлив, Эмма-109 показала куда-то пальцем. Тогда, к ее величайшему изумлению, журналист, воспользовавшись системой глобального позиционирования смартфона, определил точное место, повернулся к камере и заявил:

 — Видимо, это Большая Медведица. Вы прилетели с созвездия Большой Медведицы?

 — Да.

 — Как называется ваш народ?

Эмма-109, прекрасно понимая, что отделываться односложными «да» больше не удастся, осмелилась произнести слово, до этого хранившееся в строжайшей тайне:

 — М. Ч.

 — Эмче! Как странно! А как зовут вас?

 — Эмма… Эмма-109.

Толпа, окружившая летательный аппарат и его маленького пилота, шепотом подхватила: «Эмма…»

 — Эмма Стодевять? А откуда вы знаете французский? Это трудный язык, как вам удается на нем так хорошо говорить, если вы не с нашей планеты? — Видя, что Эмма-109 никак не может найти ответа на поставленный вопрос, журналист поспешил ей на помощь: — Вы, вероятно, улавливали распространяющиеся в пространстве радиоволны? По-видимому, вы можете учиться очень и очень быстро?

 — Да.

 — Зачем вы прибыли на нашу планету?

«Если я хочу вернуться к своим, надо приложить усилие», — подумала микродевушка и произнесла первую пришедшую на ум фразу, близкую, на ее взгляд, к истине, но в то же время позволяющую сохранить все в тайне:

 — Чтобы вас спасти.

Когда знавшие французский киприоты перевели ее слова остальным, толпа вновь загудела.

 — Спасти нас? Вы хотите сказать, что прибыли спасти нас? Спасти Землю? — выдвинул смелое предположение журналист, осознавая судьбоносный характер этого диалога.

 — Да.

В этот момент несколько человек инстинктивно зааплодировали. Их инициативу подхватили остальные, и вскоре все уже рукоплескали, словно давно ждали, что с планеты в созвездии Большой Медведицы на Землю в летающей тарелке, пойманной псом (который по-прежнему ждал, когда будет вновь брошен метательный диск), прилетит маленькая девочка и спасет человечество.

Журналист, не чуждый сценических эффектов, знаком велел оператору снимать попеременно то восторженную толпу, то лицо крохотной инопланетянки, то поврежденную летающую тарелку, то его самого, то опять лицо инопланетянки, но уже крупным планом. Понимая, что сегодня он стал легендой журналистики, корреспондент повернулся к камере и с важным видом произнес:

 — Ну что же, мне кажется, что сегодня здесь, на острове Кипр, произошло историческое событие — на пляже города Айя-Напа приземлилась небольшая летающая тарелка, но главное, мы установили первый контакт с представителями другой мыслящей расы. И это, по-видимому, вскоре перевернет все наши представления о Вселенной. Билл Фланаган специально для CNN, прямой репортаж из Айя-Напы.

188. Энциклопедия: Вероятность внеземной жизни: уравнение Дрейка

В 1961 году десять ученых, в т. ч. астроном Карл Саган (стоявший у истоков послания землян инопланетянам на борту космического зонда «Вояджер»), Мелвин Кельвин, химик из университета Беркли, и радиоастроном Фрэнк Дрейк объединили свои усилия, с тем чтобы оценить вероятность существования внеземной жизни. На предварительном этапе исследований Фрэнк Дрейк предложил уравнение, подводившее под эту проблему математическое обоснование.

Выглядит уравнение Дрейка так:

«N = R х Fp х Nc х Fl х Fi х Fc х Т»

Чтобы понять его, следует знать, что:

N — это число цивилизаций, с которыми мы потенциально можем войти в контакт и общаться в течение данного года;

R — количество звезд в нашей Галактике, обнаруженных на сегодняшний день;

Fp — доля звезд, обладающих планетными системами;

Nc — доля планет, условия на которых благоприятны для зарождения жизни;

Fl — доля планет, на которых жизнь может развиваться;

Fi — доля населенных планет, на которых возможно возникновение разумных форм жизни;

Fc — доля населенных планет, обитатели которых способны достичь уровня интеллекта, достаточного для того, чтобы создать средства коммуникации или передвижения в пространстве;

Т — средняя продолжительность жизни техногенной цивилизации по отношению к средней продолжительности жизни планеты (в годах).

Подставив вместо переменных известные или хотя бы вероятные значения, на тот момент Фрэнк Дрейк получил, что N = 10 000. Иными словами, исходя из этого уравнения, только в нашей Галактике, известной как Млечный Путь, существует 10 000 планет, на которых в потенциале могут существовать разумные цивилизации, обладающие развитыми технологиями.

Эдмонд Уэллс, «Энциклопедия относительного и абсолютного знания», том VII

189

Все без исключения белые пылинки вихрем втянулись в трубочку, поднялись наверх и достигли ноздрей президента Станисласа Друэна.

Тот никак не мог опомниться от изумления. С того самого момента, когда его поставили в известность, он не сводил глаз с экрана телевизора, где перед камерами телеканала CNN сменяли друг друга специалисты, с умным видом заявлявшие, что «инопланетяне не только существуют, но и время от времени посещают нашу планету», подчеркивая, что они говорили это всегда, хотя им никто не верил. Появились фотографии с изображениями летательного аппарата и Эммы-109, очень похожими на те, что фигурировали на многочисленных любительских снимках.

Президент знал, что в ближайшие несколько минут ему нужно будет максимально сосредоточиться, чтобы принять ряд крайне важных решений, но никак не мог избавиться от гипнотического оцепенения, навеянного новостями американского телеканала с мировой сеткой вещания.

 — То, что к нам прилетела эта маленькая инопланетянка, совершенно нормально, — объяснял какой-то ученый в костюме и при галстуке. — Вот если бы мы не повстречали инопланетян вообще, это и в самом деле было бы странно. С другой стороны, тот факт, что этому существу присуща форма гуманоида, представляется более чем удивительным.

 — Для других ученых, вероятно, так оно и есть, — ответил ему другой обладатель костюма с галстуком, — но лично я всегда утверждал, что технологического процветания может добиться лишь гуманоид, передвигающийся на двух ногах, обладающий руками и глазами, которые смотрят вперед.

Третий его мнения явно не разделял.

 — Шансы повстречать инопланетянина, похожего на нас, крайне малы, — заверил он, — но самое поразительное в нашем случае даже не форма, а рост.

 — Профессор Хельд, когда мы получили с Кипра эти кадры, нас в первую очередь поразил цвет костюма. Зеленый. Инопланетян всегда изображали именно зелеными, и в одежду именно этого цвета девушка оказалась одета. Как вы можете это объяснить?

 — Зеленый — цвет хлорофилла, образующегося при воздействии света на растительность. По всей видимости, у них на планете есть растения.

 — Еще меня поражает тот факт, что у нее такие же длинные волосы и прическа, как и у наших женщин! Как вы это прокомментируете, господа?

 — Прической она обязана рукам. Если бы у львов были руки, они, наверное, тоже стягивали бы гривы в конский хвост или пучок!

Эта шутка позабавила как ведущего, так и приглашенных в студию ученых.

 — А почему она говорит по-французски? Кто бы что ни говорил, но тот факт, что инопланетянка общается на типично земном языке, соблюдая все правила грамматики и синтаксиса, не может не вызывать удивления.

 — По ее собственным словам, они располагают аппаратурой, позволяющей перехватывать радиоволны с нашей планеты. Вероятно, они случайно поймали передачу на французском — этого было достаточно, чтобы решить, что этот язык для нас единственный, и выучить его!

 — Услышав незнакомый нам инопланетный язык, мы тоже могли бы разложить его на составляющие, проанализировать грамматику и синтаксис, а затем воспроизвести не хуже родного. Даже не догадываясь о том, что для обитающих рядом с нами инопланетян этот самый язык является не более чем местечковым диалектом.

 — Я целиком и полностью согласен с доводами моих коллег, — подтвердил третий ученый, — и поэтому думаю, что свое имя, Эмма Стодевять, она услышала в одной из передач французского телевидения.

 — И как теперь для нее будут развиваться события, господа?

 — На мой взгляд, вскоре она отправится в Соединенные Штаты, соберет в ООН представителей всех государств и прочитает перед ними доклад.

 — Лучшего приема для гостьи с далекой планеты и желать нечего, — одобрил эту мысль другой научный деятель.

Президент Станислас Друэн взял пульт, нажал кнопку и выключил телевизор. Затем наклонился к переговорному устройству:

 — Соедините меня с полковником Овиц. Срочно.

 — Она не отвечает, — ответил ему голос секретарши.

 — Как это?!! На глазах у всей планеты Эмче в прайм-тайм дает интервью CNN и выдает себя за инопланетянку, а она, видите ли, не отвечает! Надеюсь, это шутка. Вызовите Бенедикт.

В кабинет с бесстрастным лицом вошла пожилая седовласая женщина в очках и строгом костюме. Она уже была в курсе происходящего.

 — Мне кажется, что всему виной их вчерашний успех. Полковник Овиц говорила, что они собираются устроить грандиозный праздник, чтобы расслабиться и…

 — Мир вот-вот встанет на уши, а те, кто устроил весь этот переполох, ударились в загул!

Бенедикт бросила взгляд на часы:

 — Думаю, сейчас они спят без задних ног, а полковник Овиц, должно быть, отключила все телефоны, смартфоны и прочие средства связи. — Женщина сняла очки. — Ситуация требует срочного вмешательства. Нужно не искать виновных, а преодолевать кризис. Ваш самолет в Нью-Йорк готов.

Президент в изумлении посмотрел на нее.

 — Учитывая, как развиваются события, я подумала, что реагировать нужно быстро. Я попросила приготовить самолет, чтобы вы могли успеть… к официальному выступлению мадемуазель Стодевять в ООН, которое состоится через несколько часов.

 — Как вы ее назвали? Мадемуазель Стодевять?

Президент встал и стал мерить шагами кабинет. Кристаллы кокаина, горячей волной ударившие по нейронам, усилили его возбуждение.

 — А что об этом думают министры?

 — Министр науки полагает, что нет повода терять голову. Это просто шумиха в прессе. Пыль уляжется так же быстро, как и поднялась. Подобно Розуэллу и прочим историям с НЛО, все это интересует только юнцов, свихнувшихся на компьютерах и прочей дребедени, да уфологов. — Бенедикт надела свои очки в массивной оправе. — Министр обороны полагает, что мы не должны брать на себя ответственность за диверсии на иранских ядерных объектах, в противном случае у нас могут возникнуть проблемы дипломатического характера. Он боится, как бы Эмма-109 не наговорила лишнего, и предлагает послать агента, чтобы тот помешал ей разгласить информацию, способную навредить внешнеполитическому ведомству.

 — Речь идет о ее… устранении? — Президент мысленно оценил подобную возможность. — Это очень упростило бы ситуацию.

 — Боюсь, уже слишком поздно. Она постоянно находится под наблюдением. — Секретарша еще раз перечитала свои заметки и продолжила: — А если нашего агента поймают, мы прослывем убийцами мирных инопланетян. Что крайне отрицательно скажется на нашем имидже.

 — А что об этом думаете вы, Бенедикт?

 — Мне кажется, в случившемся есть и положительные стороны. Если инопланетяне говорят на нашем языке, он может снова войти в моду.

 — Какое счастье, Бенедикт, что у меня есть вы. По крайней мере, вы более дальновидны, чем министр культуры.

 — Напомню, что он очень озабочен обвинениями в педофилии. Судебный процесс не за горами, и ему явно не до того, какое влияние появление инопланетян окажет на франкоязычный мир. Он думает только о том, как бы не оказаться за решеткой.

 — Каков идиот! Говорил же я ему — до выборов сидеть тихо и не высовываться, так нет же, он усыновил двух четырнадцатилетних бирманских мальчиков, да к тому же стал позировать вместе с ними перед фотографами! А когда я ему об этом сказал, ответил, что его предшественник был ничем не лучше. И откуда у меня только взялась эта команда жалких неудачников! Что еще, Бенедикт?

 — Министр по делам женщин считает, что, если инопланетяне отравили в полет продолжительностью несколько световых лет первопроходца-женщину, значит, у них прекрасный пол может выполнять задачи, которые у нас традиционно возлагаются на мужчин.

 — Что вы говорите! Она что, тоже во все это поверила?

 — Не забывайте, что в курсе происходящего только вы, министр обороны и я, — напомнила Бенедикт, поправляя седые волосы.

Президент рухнул в большое кожаное кресло:

 — Боже мой, вот невезение! И как раз когда мы добились успеха!

 — Если позволите, на мой взгляд, все не так уж и плохо. Помимо положительного имиджа франкоязычного мира (я даже придумала слоган: «Французский — идеальный язык для путешествий к границам Вселенной»), не забывайте и о том, что Эмма-109 появилась на свет в государственной лаборатории, которую финансировали вы. В определенном смысле, она является госслужащим и обязана нам подчиняться.

Президент поднялся и вновь стал нарезать круги по комнате:

 — Кто еще в курсе?

 — Американцы, которых вы поставили в известность, и израильтяне, предоставившие в наше распоряжение летающие тарелки.

 — И что, по-вашему, я должен делать, Бенедикт?

Она помолчала и ответила:

 — Пусть все идет своим чередом, решайте проблемы по мере их возникновения.

 — Как же меня достали эти инопланетяне!

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Третье человечество":