Бернард Вербер

parimatch зеркало

 



Бернард Вербер
Третье человечество

(en: "Third Humanity", fr: "Troisiéme Humanité"), 2012

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 |

 


56-я страница> поставить закладку

 

«Отдыхать некогда, — подумала Эмма-109. — Нужно бежать дальше». Тут она увидела неплотно прикрытый канализационный люк со щелью, достаточно широкой для того, чтобы в нее можно было проскользнуть.

«Нужно делать ставку на различия между нами».

Она помогла забраться внутрь подруге, руки и ноги которой по-прежнему были скованы цепями, и последовала за ней сама. К счастью, их падение смягчила куча мусора. Микродевушка услышала как вверху, над люком, залаяли собаки. Вниз капала их липкая слюна.

Эмма-109 увидела, как люк поднялся, и в нее ударил ослепительный свет нескольких фонарей. Что-то сказали на своем языке Великие.

Эмма-109 молниеносно проанализировала обстановку. Справа шумел вонючий канал, по которому плыли отбросы. Суматоха наверху нарастала, свет фонарей загородили собой несколько фигур.

Действовать нужно было быстро.

Заметив плывущую в грязной воде кроссовку, микродевушка схватила Эмму-523 и запрыгнула в нее.

Темные фигуры ринулись вперед, но слишком поздно. Их руки, напоминавшие щупальца чудовищ, попытались схватить беглянок, но слишком быстрое течение уже унесло кроссовку. Вместе с потоком нечистот она скрылась в мрачной узкой трубе. Вокруг стало темно, голоса преследователей стихли.

«На этот раз им нас не достать».

Эмма-109 свернулась на дне утлого суденышка, обняв раненую подругу, чтобы согреть ее своим теплом. Поток становился все стремительнее.

Затхлый запах пота, исходившего от стельки и смешивавшегося с вонью канализации, был невыносим, но они этого даже не замечали.

«Мы на свободе», — со вздохом подумала Эмма-109.

Они плыли в непроницаемой тьме. Наконец их вынесло в освещенный лампочкой тоннель. Течение замедлилось.

Эмма-109 высунула из кроссовки головку, но тут же столкнулась нос к носу с крысой. В длину тварь была сантиметров тридцать. Ее клыки были похожи на острые сабли. Крыса прыгнула вперед.

Эмма-109 увернулась в самый последний момент. Тварь шлепнулась в воду, забрызгав их грязью и едва не перевернув.

Встав, Эмма-109 увидела, что кроссовку окружило не меньше десяти крыс. Они плыли к ним, во тьме сверкали красные глаза и острые зубы.

Лампочка вдруг погасла, затем замигала.

«Нужно делать ставку на различия между нами».

Понимая, что по сравнению с крысой ее преимуществом является не маленький рост, который в данном случае, наоборот, становится опасным недостатком, а руки, она бросилась искать в грудах мусора что-нибудь, что можно было бы использовать в качестве оружия. Найдя металлическую вязальную спицу, микродевушка выставила ее вперед в виде копья, не подпуская плывших по направлению к ним крыс. А когда одна из тварей, оказавшись смелее других, отважилась на лобовую атаку, она воткнула спицу ей в горло и оттолкнула.

В этот момент лампочка вновь погасла. Грызуны, способные видеть во тьме, воспользовались этим, чтобы взять микролюдей в плотное кольцо осады. Когда свет вспыхнул вновь, Эмма, судорожно сжимая в руках спицу, увидела, что окружена врагами. По сигналу вожака крысы бросились вперед. Лампочка вновь замигала, и сцена в ее стробоскопических импульсах приобрела какой-то скачкообразный характер. Крысиный коготь рассек воздух буквально в нескольких миллиметрах от лица девушки. В бедро ей вонзился клык. Эмма-109 размахнулась и нанесла точный удар спицей. К счастью, Наталья обучила ее бозендо — японской борьбе на палках. Силуэты врагов проступали все отчетливее и наносимые ею удары все чаще достигали цели.

Один из них пришелся по сверкавшим во тьме зубами. В мигании света удары посыпались градом, брызнула кровь. Сражение длилось не больше минуты, Эмма получила лишь несколько незначительных царапин, но вокруг нее уже плавали четыре крысиных трупа. Остальные грызуны, прибыв в виде подкрепления, вместо того чтобы ввязываться в рискованный бой с чужаками, предпочли пожрать своих сородичей.

«Здесь оставаться нельзя. Нужно как можно быстрее найти надежное убежище», — подумала Эмма.

Кроссовка все так же плыла по течению носком вперед. Увидев место, где можно было пристать к берегу, Эмма-109 снова взяла вязальную спицу и стала править, как венецианский гондольер, отталкиваясь от плывших рядом предметов. Наконец она спрыгнула на берег, освещенный засаленной мигающей лампой.

Увидев бутылку из-под пива, она оторвала лоскут ткани, пропитала его остатками алкоголя и перевязала раны подруги. Затем с помощью гвоздя расшатала звенья сковывавших ее цепей и освободила:

 — Теперь мы в безопасности. Все будет хорошо. Что с тобой произошло?

 — Выполнив задачу, — монотонно заговорила Эмма-523, — я вернулась к летающей тарелке, но какой-то Великий случайно на нее наступил и раздавил. Тогда я решила отправиться пешком, но вскоре оказалась в пустыне, где меня можно было без труда заметить. Вода закончилась, я выбилась из сил и потеряла сознание. Меня нашел какой-то человек и отнес в полицию. Там меня напоили водой и подлечили, но затем заточили в тюрьму и подвергли пыткам. — Чтобы не зарыдать, она глубоко вздохнула. — Ты даже представить не можешь, что это такое. И я… рассказала все что знала.

Эмма-109 сильнее прижала ее к себе:

 — Все уже позади. Они больше ничего тебе не сделают.

 — А ты? Что случилось с тобой?

 — Когда я возвращалась на подводную лодку, на меня напала большая рыбина. Все средства связи были выведены из строя. Когда меня подобрали Великие, я сказала им то, что велела Наталья.

Эмма-109 убрала со лба подруги прядь.

 — Где мы оказались? Меня везли в закрытой клетке и что-либо увидеть у меня не было возможности.

 — Насколько я поняла, эта страна называется Нуйорк. До Микроленда отсюда далеко. На карте Иран расположен на востоке, Микроленд — в центре, Нуйорк — на западе.

Она махнула рукой, чтобы обозначить направление. Подруга поморщилась.

 — Ладно, Эмма-523, я тебя немного подлечу, а потом мы задержимся здесь, чтобы набраться сил. Великие, надеюсь, нас тут не найдут.

Они теснее прильнули друг к другу. Когда Эмма-523 наконец заснула, Эмма-109 закутала ее в обрывки ткани и уложила на сооруженное из кусков полистирола ложе. Затем стала собирать то, что было под рукой, чтобы построить что-то вроде шалаша, обеспечивающего защиту от врагов.

Снаружи микродевушка разложила различные острые предметы, которыми можно было воспользоваться в качестве оружия в случае нового нападения крыс. Рядом поместился запас продуктов, показавшихся ей съедобными: тюбик кетчупа, сухое печенье, конфеты.

«Какое счастье, что Великие — такие транжиры», — подумала она.

Эмма-523 спала. Эмма-109 покинула убежище. Неоновая лампочка несколько раз устало мигнула, затем выровнялась и залила своим светом поток плывущего в канализационном коллекторе мусора.

«Странные они, эти Великие. Одни нам помогают, другие подвергают пыткам. Одни боги, другие демоны. Если мне удалось убить нескольких из них в бункере, это значит, что их вполне можно одолеть».

199

В дверь его нью-йоркских апартаментов позвонили.

Президент Станислас Друэн поднял голову и проворчал:

 — Что там еще?

Дверь открылась, и телохранитель впустил полковника Овиц.

 — Ну и натворили же вы дел! — пробурчал президент Друэн вместо приветствия.

 — Кто не рискует, тот не пьет шампанского, — спокойно ответила Наталья. — Я никогда не скрывала, что наш проект связан с риском.

 — Неудачи нужно исправлять. — Он предложил ей сесть в кресло. — Из-за вас я вляпался в это дерьмо! Вам меня из него и вытаскивать.

 — Хочу обратить ваше внимание, господин президент, что, помимо сиюминутных эмоций, все произошедшее представляет собой не более чем эпифеномен[37]. Последствия проделанной нами работы выйдут далеко за рамки заурядной дипломатической интриги.

Брови президента поползли вверх.

 — Мы подорвали всю ядерную инфраструктуру страны, чуть было не развязавшей Третью мировую войну. Мы создали новую расу мини-людей, способных решить множество наших проблем. Вот каков итог нашей работы.

Президент ударил ладонью по столу:

 — Не заговаривайте мне зубы! Если я не выпутаюсь из ваших дипломатических интриг, то на второй срок меня не переизберут. И я буду крайне удивлен, если моего преемника заинтересуют ваши «семь вариантов будущего» или «новое человечество в миниатюре». Он просто заявит, что я проявил безответственность, послушав вас, не предвидя катастрофических последствий, и инициирует судебный процесс, подобный тому, жертвой которого недавно стал министр здравоохранения.

 — За то, что закупил вакцины, которые оказались не такими уж бесполезными.

 — Именно эту мысль я и хочу до вас донести. Запомните: лучше быть неправым, чем оказаться правым раньше других.

Полковник Овиц глубоко вздохнула. Ей хотелось закурить, но пальцы натыкались исключительно на карандаши и ручки.

 — Я предпочитаю оказаться правой раньше других, чем признать неправоту, когда будет слишком поздно. История нас рассудит. Истина познается лишь со временем.

 — Это я понял вчера, когда президент Джаффар подверг нас публичному унижению.

 — Мы с вами в одной лодке, господин президент. Теперь нужно подумать о том, как разруливать сложившуюся ситуацию.

 — Джаффар выиграл. Завтра я предоставлю ему всю информацию касательно наших исследований. Кроме того, я готов возместить ему ущерб. Я конечно же поторгуюсь, чисто из принципа, но на особый успех не рассчитываю. Сумма, которую он запросил, завышена. И должен признать, что с учетом состояния наших финансов пилюля будет горькой. Да, кстати, чуть было не забыл о главном. Он также потребовал найти виновных, двух маленьких Эмчей, которые бежали и скрылись в канализационных коллекторах Нью-Йорка! Чтобы найти их, нам придется задействовать свои кинологические бригады, а это, опять же, дополнительные расходы.

Лицо Натальи Овиц сохраняло бесстрастность.

 — Значит, на то, чтобы найти более приемлемый выход, у нас впереди есть ночь, не так ли? Могу я остаться здесь, чтобы подумать вместе с вами, господин президент?

Он протянул ей кокаин.

 — Нет, благодарю вас. Для меня стимулятором является моя собственная паранойя. Прошлое наглядно продемонстрировало, что у тех, кто ни о чем не беспокоился, шансов на выживание всегда было меньше. Постоянные гонения порождали в нашей душе тревогу, которая передавалась из поколения в поколение. Память об истории моих предков позволяет мне бодрствовать и сохранять ясность ума. Мне понадобится телевизор, решение мы найдем в выпусках последних известий.

Уверенность маленькой женщины главу государства забавляла, но поскольку терять ему было уже нечего, он включил экран и протянул ей пульт. Затем велел приготовить кофе, прекрасно понимая, что эта ночь для его дальнейшей карьеры будет судьбоносной.

Наталья посмотрела новости, но не нашла в них ничего, что могло бы им помочь. Ведущий ограничился тем, что повторил рассказ о событиях вчерашнего дня, то есть о «деле лжеинопланетян» и «откровениях президента Джаффара», затем перешел к грядущему чемпионату мира по футболу, к обнаруженному на рекордной глубине в открытом море неподалеку от берегов Японии месторождению нефти, разработка которого началась пополудни, к повышению температуры вследствие озоновой дыры…

На лице полковника Овиц появилась гримаса разочарования. Президент пожал плечами.

 — Каждый день одно и то же шоу, с теми же актерами и одинаковыми мизансценами, — признал глава государства. — Даже пауза, когда вы подвешиваете всех в тревожном ожидании, и та больше не дает должного эффекта. Наталья, а чего вы, собственно, ждете?

 — Что нам поможет добрый Бог, — ответила она.

 — Вы что же, верите в Бога?

 — Нет, но неверующим он, вероятно, помогает тоже.

Президент налил себе виски:

 — Наталья, если уж мы должны провести вместе ночь…

 — Не бойтесь, господин президент, я не стану трубить в желтой прессе, что вы ко мне приставали.

Эстафетную палочку ее иронии он подхватывать не стал:

 — Да нет, я лишь хотел сказать, что всегда очень высоко вас ценил, хотя никогда об этом не говорил. Осуществленные вами операции, сначала в качестве оперативного агента, а затем и офицера, занимающегося стратегической разработкой, всегда приводили меня в восхищение. Я восторгаюсь вашим видением будущего — как ближайшего, так и отдаленного. Больше всего в политике не хватает людей, наделенных даром предвидения. Я не разделяю воззрений Маркса, но он, по крайней мере, обладал тем преимуществом, что умел заглядывать вперед и в долгосрочной перспективе предсказывать развитие рода человеческого. Сегодня миром правят актеры — они читают речи, которые им пишут спичрайтеры, но глобальные проекты в национальном, а тем более в общечеловеческом масштабе им чужды. И видеть они могут самое большее на два года вперед.

 — Это технократы, они применяют на практике то, чему их учили в школе.

 — Всегда одно и то же. Я потому и пошел за вами, что вы предложили мне раздвинуть горизонты.

 — Умение заглядывать далеко в будущее приводит человека в восторг.

Президент подошел к окну и посмотрел на небоскребы, похожие на торчавшие из поверхности Манхэттена сталагмиты:

 — Я вам солгал, меня занимают не только грядущие выборы. Судьба наших детей и внуков мне тоже небезразлична.

 — Это придает нашей бренной жизни на этой планете новое измерение, — признала она.

 — Знаете, Наталья, порой я вижу себя пастухом, каждое решение которого оказывает влияние на все стадо, вы меня понимаете?

Он щедро плеснул себе виски и залпом выпил.

Она осуждающе подняла бровь.

 — Вам это неприятно? — спросил он. — Все эти неудачи меня утомили, и теперь я хочу расслабиться. Постоянный самоконтроль, страх сделать что-нибудь не так на публике — все это выматывает. Вы даже не представляете себе что такое быть объектом неустанного внимания и критики! Когда вас окружают шакалы, только и ждущие, когда вы сделаете неверный шаг, чтобы тут же вас прикончить! Быть президентом — тяжкое бремя. Люди считают нас эгоистами, но мне на самом деле не все равно, что случится с моими соплеменниками в будущем. Знаете, меня многие считают мерзавцем, я от этого устал.

 — Господин президент, вы пьяны?

 — Да, и очень этому рад. Алкоголь помогает мне говорить вслух то, что я думаю на самом деле.

Вооружившись пультом, Наталья порой на мгновение останавливала изображение, внимательно в него всматривалась, затем смотрела выпуск новостей дальше.

 — Благодарю вас за откровенность. Знайте, что со своей стороны я очень сожалею о том, что доставила вам столько неприятностей, хотя и считаю, что эти диверсии были просто необходимы и что благодаря им мы, по-видимому, предотвратили катастрофу более глобального масштаба.

Станислас Друэн налил себе еще виски.

Наталья Овиц прибавила громкость и всмотрелась в мелькавшие кадры. Она чувствовала, что решение где-то рядом, но ей никак не удавалось его найти.

200

Не успев оправиться от эпидемии гриппа, они вновь стали вести себя как вампиры-кровососы.

Что это за новая скважина, которую они бурят неподалеку от побережья Японии? Чтобы выкачивать из меня бесценную кровь, они копают все глубже и глубже.

Они что, так и не сделали выводов из тех инцидентов, что имели место на глубоководных скважинах?

Тем хуже для них. Если они не хотят понимать, придется преподать им еще один урок.

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Третье человечество":