Бернард Вербер

стол для груминга собак и кошек.

 



Бернард Вербер
Третье человечество

(en: "Third Humanity", fr: "Troisiéme Humanité"), 2012

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 |

 


58-я страница> поставить закладку

 

Она остановила глобус на Франции и щелкнула ногтем по Парижу.

 — Дайте мне хотя бы немного вре…

 — Немного времени? В этом нет смысла. Это не мое личное решение. Я говорю от имени нашей организации, а значит, и от имени всех народов мира. Я уже посоветовалась с вашими коллегами. И мне кажется, что мы пришли к согласию. Вас никто не поддержит. Я вас больше не задерживаю! Мне нужно заняться японским кризисом и электростанцией Фукусима, которая в любую минуту может взорваться.

С этими словами Авинаши Сингх снова стала крутить глобус.

Президент Друэн не сдвинулся с места. В голосе его зазвучала сталь.

 — Об этом я и говорю. Наши «лабораторные уродины» отнюдь не вредоносны. Наоборот, они могут принести пользу человечеству.

Глобус, поскрипывая, вращался.

 — Что вы мне тут сказки рассказываете?

 — Недавно сообщили, что на Фукусиму прибыли роботы последнего поколения, созданные профессором Фридманом, но, не сумев адаптироваться к обстановке, так ничего и не сделали.

 — А какое отношение к этому имеете вы?

 — Думаю, мои микролюди справятся.

Женщина резко остановила глобус:

 — А о том, что уровень радиации там губителен для любых форм жизни, вы не подумали?

 — Эмчи из Фонтенбло прошли специальную подготовку. Их сопротивляемость к радиации выше, чем у нормальных людей.

Авинаши Сингх бросила на него недоверчивый взгляд:

 — Вы собираетесь послать своих маленьких шпионок на загрязненную радиацией Фукусиму?

 — Вы же сами сказали что они обречены. Я просто хочу дать им шанс оказать человечеству услугу. Помимо прочего, в отличие от роботов Фридмана, мы сможем послать не пару-тройку, а небольшую армию, способную ориентироваться по обстановке. Они очень умны и находчивы.

Генеральный секретарь ООН полистала бумаги и неодобрительно откашлялась.

 — Джаффар на это никогда не пойдет, — сказала она. — А меня станут считать человеком, нарушающим данное слово. По правде говоря, за час до вас Джаффар тоже был в этом кабинете, и я пообещала ему оказать на вас давление. Если я вам не помешаю, меня станут упрекать в прозападной ориентации. Во многих странах это стало почти что оскорблением. И мой нейтралитет будет поставлен под сомнение. Что делать, я, как и вы, должна думать о переизбрании.

Президент Франции встал перед женщиной, чтобы их взгляды встретились.

 — Сейчас вас в первую очередь должно заботить то, что скажет премьер-министр Японии. Кризис в Фукусиме значительно масштабнее кабинетных интриг в нью-йоркской штаб-квартире ООН. Пока мы с вами разговариваем, от радиации умирают люди, а если реактор взорвется, их судьба постигнет тысячи других. Последствия вполне могут приобрести планетарный размах, выходящий далеко за рамки прозападных или антизападных.

Авинаши Сингх вернулась к глобусу и стала медленно его вращать.

 — Генеральный секретарь Сингх, чего вы боитесь?

 — Не буду скрывать, что после вчерашних событий мне звонили многие. Вас все порицают. Как, впрочем, и Израиль.

 — Ничего нового.

 — Это так, но я не хочу, чтобы меня считали трусихой.

 — Значит, вместо того чтобы попытаться спасти население Японии, вы предпочитаете наказать нас?

Женщина задумчиво молчала.

 — Вы заставляете меня терять лицо, — наконец сказала она.

 — Лучше подумайте, что о вас скажут потомки. В разгар кризиса, когда становится горячо, мы перестаем видеть что-либо вокруг. Представьте на минуту, что Эмчи в Фукусиме справятся с возложенными на них задачами. Мои маленькие шпионки преуспели в Ираке и доказали, что могут выполнить порученную им миссию. Если у них все получится, вы станете Генеральным секретарем ООН, который использовал последний шанс, когда все вокруг потеряли веру.

Авинаши Сингх наблюдала за вращающейся Землей.

 — Или стану предметом насмешек. А еще я могу стать Генеральным секретарем, который сначала принял карликовых женщин за инопланетянок, а потом наивно поверил, что они смогут эффективно вмешаться в ситуацию на электростанции, готовой в любую минуту взорваться. Кроме того, существует риск настроить против себя страны, оказывающие поддержку Ирану… Их намного больше, чем вы думаете. Начиная с России и кончая Китаем.

 — Если вы просто хотите нравиться большинству, значит, вас вполне можно заменить компьютерной программой.

Она буквально подпрыгнула:

 — Как вы смеете со мной так говорить?!

 — Этим правом меня наделяет чрезвычайный характер сложившейся ситуации. В истинного лидера человека превращает умение принимать смелые решения и заглядывать в будущее.

Генеральный секретарь ООН умолкла, не зная, что ответить. Затем, превозмогая раздражение, заявила:

 — Президент Друэн, дайте мне день на размышление.

 — У нас его нет. Риск взрыва растет с каждой минутой.

В этот момент президент Друэн понял, что переломил ситуацию.

 — Ну хорошо, подождите меня в приемной.

Авинаши Сингх надела плащ, направилась по Пятой авеню, купила вегетарианский сэндвич и лимонад и отправилась к женщине, оказывавшей решающее влияние на все ее решения, — знаменитой предсказательнице и астрологу Анжелине.

 — Это я, Ави, — позвонила она в домофон. — По срочному делу.

 — У меня клиент, — ответил из динамика голос.

 — Это очень важно.

Дверь открылась. Столкнувшись с раздраженным мужчиной, которого из-за нее буквально вытурили, она спрятала лицо, чтобы он ее не узнал.

Анжелина практиковала очень древнее искусство — предсказание будущего по внутренностям лебедя. Она вытащила из клетки птицу и на глазах Генерального секретаря свернула ей шею. Затем, пока птица билась в конвульсиях, распорола ей живот, вытащила кишки и стала разглядывать их в лупу. К ногам женщин закапала кровь.

207. Энциклопедия: Кровавая графиня

Графиня Елизавета Батори была одной из величайших преступниц за всю историю человечества.

Она родилась в 1560 году в Венгрии, в семье великих князей. Ее родственниками были принц Сигизмунд Трансильванский, король Польши, несколько епископов и даже кардинал.

В сохранившихся свидетельствах Елизавету Батори описывают как очень красивую и кокетливую женщина с грациозными движениями. Ее гипертрофированная сексуальность, в очень юном возрасте расцветшая буйным цветом, распространялась как на мужчин, так и на женщин.

В пятнадцать лет она вышла замуж за венгерского графа Ференца Надашди. Их свадьбу почтил своим присутствием австрийский император Максимилиан Габсбургский.

Когда муж отправился воевать с сербами, Елизавета поселилась в Чахтицком замке — укрепленной крепости с толстыми стенами и глубокими подземельями.

Как-то раз, прогуливаясь с одним из многочисленных любовников по соседней деревне, она встретила пожилую женщину и стала насмехаться над ее уродливыми морщинами. Та, заслышав ее слова, ответила: «Когда-то ты станешь такой же, как я». С тех пор Елизавету Батори стал неотступно преследовать страх перед старостью. Однажды утром она влепила оплеуху и сломала нос служанке, которая, причесывая госпожу, случайно дернула ее за волосы. Руки графини обагрились кровью. По рассказам очевидцев, она якобы заметила, что кожа в этом месте стала белее и нежнее. Заинтересовавшись, Елизавета набрала в таз крови служанки, умыла лицо, и ей показалось, что оно тут же помолодело.

После этого Елизавета Батори стала использовать кровь своих горничных, а затем собрала отряд, похищавший юных непорочных девушек и привозивших их в замок. Удовлетворяя заодно свои садистские наклонности (которые муж в шутку называл «развлечениями от скуки»), она вместе с сообщниками устроила несколько пыточных камер и стала проводить в них долгие часы, мучая жертв, а затем выпуская из них кровь.

Она кусала их, чтобы пить кровь (что впоследствии, вероятно, вдохновило Брэма Стокера написать «Дракулу»), затем сливала ее в большие чаны и купалась в них.

Доносившиеся из замка крики были такими громкими, что на них стали жаловаться монахи из соседнего монастыря. Но император не обратил внимания на их жалобы, и об инциденте вскоре забыли. Даже родственники жертв и те не осмелились выступить с обвинениями.

Графиня Батори, понимая, что ей покровительствует лично император, даже не считала нужным прятаться. Чтобы развлекаться во время длительных путешествий, она обустроила в своей карете передвижную пыточную комнату.

Она считала, что голубая кровь девственниц знатного происхождения более эффективна в борьбе со старостью, чем крестьянская. Это ее и погубило. Родственники жертв объединились, стали постепенно отказывать ей в поддержке, и в августе 1610 года графиня наконец была арестована. После этого были найдены множество наполовину обескровленных девушек, содержавшихся в крохотных клетушках, захороненные тела, а также тетрадь, в которую Елизавета Батори вносила имена своих жертв и описывала применявшиеся по отношению к ним пытки. Общее количество пострадавших от ее рук превысило 600 человек. После судебного процесса сообщники кровавой графини, в деталях поведавшие о десяти годах ее злодеяний, были сожжены на костре (по всей видимости, в садистских оргиях принимали участие и другие близкие к императору дворяне, что еще больше укрепляло ее чувство безнаказанности). Сама Елизавета, будучи благородного происхождения, была замурована в своем замке.

Три года спустя, заметив, что никто не забирает еду из предназначенной для этого ниши, ее стали считать мертвой.

Эдмонд Уэллс, «Энциклопедия относительного и абсолютного знания», том VII

208

В облаке дыма, клубившегося вдали над электростанцией Фукусима Дайити, было что-то растительное. Оно напоминало собой огромный кочан серебристой капусты.

Давид не находил себе места.

«Неужели на смену зеленому всаднику гриппа придет белый всадник ядерной катастрофы?»

Двадцать четыре маленькие Эмчи, задействованные в операции по спасению, выбрались из грузовичка. Полковник Овиц отобрала тех, чьи оценки по действиям в условиях сложной обстановки были самыми высокими. Рядом с Давидом с бесстрастным лицом стоял японский инженер, общавшийся через переводчика:

 — Директор Кобаяши говорит, что температура в реакторе повышена и что во время выполнения миссии он может взорваться. Директор Кобаяши говорит, что роботы Фридмана, оказавшись слишком хрупкими, смогли продвинуться не дальше развалин. Он спрашивает, есть ли у вас микролюди мужского пола. На них он положился бы больше, чем на женщин…

Молодой ученый склонился к Авроре, сопровождавшей его в этой нелегкой поездке, и прошептал:

 — Думаешь они выдержат?

Девушка не могла скрыть своего беспокойства:

 — Не знаю. В коктейле ДНК Эмчей есть гены Пентесилеи. Амазонки смогли выжить в непосредственной близости от хранилищ радиоактивных отходов, но о том, как они поведут себя в условиях запредельных уровней радиации, мне ничего не известно…

Они помогли микролюдям экипироваться. Объективы камер журналистов, сновавших вокруг, не упускали ни единого жеста.

 — Я знаю только одно: если мы, их боги, попросим Эмчей туда пойти, они пойдут и сделают все возможное для того, чтобы справиться с заданием. И, в отличие от роботов Фридмана, непредсказуемый рельеф не будет для них помехой.

 — Выбора у нас нет, — напомнила Аврора. — Если у них ничего не получится, нам придется подвергнуть их эвтаназии. Всех без исключения.

Давид посмотрел на маячившую вдали электростанцию. Три реактора были повреждены, над ними уже клубились облака водяного пара. Тот, что был готов в любую минуту взорваться и в силу этого требовал самого срочного вмешательства, располагался в центре. Его температура росла с каждой минутой.

 — Подумать только, мы изобрели для них ад… и вскоре они туда отправятся, — прошептала Аврора.

 — Да, награду, которую они получат в благодарность за оказанные человечеству услуги, хорошей не назовешь, — признал Давид.

На их счастье, Наталья Овиц с самого начала планировала использовать Эмчей в условиях повышенного облучения и поэтому заказала по их росту противорадиационные костюмы. К тому же они имели в своем распоряжении высокочастотную аудиовизуальную систему, позволявшую как снимать происходящее на видео, так и получать инструкции касательно предпринимаемых действий.

Двадцать четыре микрочеловека помогли друг другу проверить скафандры на герметичность. Затем выстроились в колонну по одному и двинулись к грозящей взрывом АЭС.

Давид Уэллс, Аврора Каммерер, полковник Овиц, директор Токийской энергетической компании Кобаяши, его переводчик, чиновник из японского правительства и три оператора уселись в грузовичок, специально для такого случая переоборудованный в командный пункт с экранами, консолями и микрофонами.

Двадцать четыре Эмче пересекли болотистый участок и двинулись вперед по местности, приобретавшей все более и более хаотичный характер: из земли торчали металлические и железные плиты, заваленные обломками балок и труб большого диаметра. Термометры показывали небывалое повышение температуры. Под воздействием альфа-, бета-, гамма- и Х-излучения реактора затрещали счетчики Гейгера. По земле стелилось облако пара, и микролюдям, чтобы двигаться дальше, пришлось включить фонари.

Вскоре они уже оказались у входа в энергоблок 3, самый большой, мощностью 1100 МВт. С вывески, погнутой и слегка обгоревшей, микролюдям улыбнулся инженер, призывавший, прежде чем идти дальше, надеть каску и белый халат. Надпись на японском гласила: «Добро пожаловать в это изумительное место — шедевр науки и технологии».

По предложению президента Друэна кадры, снимаемые закрепленными на маленьких шлемах камерами, транслировались напрямую в дюжину стоявших неподалеку грузовиков, битком набитых журналистами со всего мира, которые затем передавали их своим телекомпаниям. Так что за происходящим в прямом эфире следили миллионы зрителей.

Директор заговорил с переводчиком, который тут же повернулся к французам:

 — Господин Кобаяши спрашивает, нельзя ли попросить ваших девушек двигаться прямо и никуда не сворачивать.

Когда отряд вошел в брошенный центральный энергоблок, объективы камер выхватили несколько человеческих силуэтов. Зрители подпрыгнули на месте.

Но при более близком рассмотрении оказалось, что это всего лишь три андроида доктора Фрэнсиса Фридмана. Они стояли перед входом, заваленным обломками бетонных опор, и пытались войти внутрь, но не могли этого сделать из-за своего роста. Роботы без конца повторяли одни и те же движения.

 — Вот вам наглядное доказательство превосходства биологии, — сказал Давид, — на тот случай, если у кого-то еще останутся сомнения.

 — Я думала, у них есть сознание и свобода выбора, — удивилась Наталья.

 — Наверное, им помешала радиация, — сказал Давид.

 — Либо специфический склад ума, — закончила за него Аврора. — Их, как хороших солдат, запрограммировали. Нашему дражайшему коллеге, доктору Фрэнсису Фридману, надо бы создать роботов, наделенных признаками пола. Чтобы одни думали как мужчины, а другие как женщины. Два различных принципа мышления дополняют друг друга.

Эта мысль, не лишенная оригинальности, заинтересовала Наталью, но сейчас у нее были дела поважнее.

Директор говорил все быстрее и быстрее. Переводчик ударился в объяснения на французском:

 — Господин Кобаяши говорит, что ваши маленькие женщины должны войти в эту дверь, свернуть во второй коридор слева и идти прямо, никуда не сворачивая.

Давид склонился к микрофону и передал инструкции Эмме-393, которая была командиром отряда и шла впереди. Разрушения вокруг мини-людей были все более чудовищными. Покрытые зигзагообразными трещинами стены рушились на глазах, обнажая конструкции из покореженного металла.

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Третье человечество":