Бернард Вербер

Лама голд раша отзывы iooo.ru.

 



Бернард Вербер
Третье человечество

(en: "Third Humanity", fr: "Troisiéme Humanité"), 2012

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 |

 


59-я страница> поставить закладку

 

Директор Токийской энергетической компании вел отряд вперед — в самое пекло реактора, готового вот-вот изорваться. Счетчики Гейгера теперь трещали безостановочно, а уровень радиации добрался до красной пометки. Температура уже достигла критических значений, но Эмчи в скафандрах продолжали двигаться вперед, хоть и сильно потели. Наконец они остановились перед шлюзовой камерой.

Директор сказал, что за дверью есть вентиль, который нужно будет повернуть, чтобы в систему охлаждения стала поступать холодная вода.

 — Но счетчик Гейгера уже показывает больше 10 000 миллизивертов, — заметила Аврора. — А людям запрещено находиться в зоне радиоактивного заражения при облучении даже в 250 миллизивертов.

Японец, а за ним и переводчик затараторили:

 — Господин Кобаяши говорит, что шкалы счетчиков Гейгера, которые дали маленьким женщинам, ограничены 10 000 миллизивертов. На самом деле уровень облучения может быть значительно выше.

Аврора почувствовала, как по спине пробежала дрожь.

Речь переводчика стала еще быстрее:

 — Директор говорит, что они должны войти внутрь. Но по одной. Не надо рисковать и губить всех их сразу.

Эмма-393 толкнула перед собой приоткрытую дверь, взглянула на счетчик Гейгера, стрелка которого зашкаливала, миновала шлюзовую камеру и, руководствуясь указаниями директора, двинулась к вентилю управления охлаждающей жидкостью. Затем схватила металлический прут, 577 засунула его в стальной обод, воспользовалась им в качестве рычага и сдвинула с места. Налегла на него и повернула вентиль еще немного.

Директор Кобаяши вскрикнул и затараторил. Переводчик стал очередями выпаливать его указания.

Эмма-393 изо всех сил давила на рычаг, через который ее усилия передавались ободу вентиля. Но уровень радиации был слишком высок, и микродевушка, выбившись из сил, вдруг осела на пол. Закрепленная на ее шлеме камера теперь показывала только потолок, подрагивая от предсмертных конвульсий маленькой женщины.

Японец тут же засыпал переводчика инструкциями, который тот перевел несколькими словами:

 — Господин Кобаяши настаивает, чтобы немедленно послали еще одну микродевушку!

Давид и Аврора не сдвинулись с места. Приказ новой Эмме, теперь стоявшей во главе колонны, передала Наталья.

 — Следующая, — сказала она с плохо скрываемым волнением в голосе.

Вторая крохотная женщина в защитном скафандре вошла в дверь и подошла к погибшей подруге. Она осветила ее, и все увидели в объектив камеры обожженное лицо Эмчи-393 за прозрачным стеклом шлема. На мгновение застыв в нерешительности, новая Эмма схватила железный прут, использовала его как рычаг и продолжила начатое дело.

Ей удалось отвоевать еще несколько миллиметров.

Японский директор, журналисты и зрители, следившие за происходившим в прямом эфире, затаили дыхание. Но растратив всю энергию, микродевушка рухнула рядом с телом коллеги.

Директор выругался на японском. Наталья бросила в микрофон:

 — Следующая.

Еще одна Эмча вошла в шлюзовую камеру, перешагнула через трупы, схватила прут, засунула его в обод и нажала, чтобы повернуть вентиль еще на несколько миллиметров.

В течение часа двадцать три Эмчи сменяли друг друга, каждая из них открывала вентиль чуть больше, но, по словам директора Токийской энергетической компании, этого было недостаточно, чтобы выпустить на волю охлаждающую жидкость.

Осталась последняя микродевушка, Эмма-651. Все понимали, что, кроме нее, спасти ситуацию больше не сможет никто. В передвижном командном пункте повисло гробовое молчание, все затаили дыхание, сердце у каждого буквально выпрыгивало из груди. Никаких приказов директор Кобаяши больше не отдавал. Он только потел и судорожно моргал.

Теперь эта маленькая Эмча была их единственной, последней надеждой. Она двинулась вперед. В свете закрепленного на шлеме фонаря камера выхватила двадцать три трупа ее сестер, грудой лежавших у вентиля системы охлаждения.

Эмма-651 встала на то же место, задействовала рычаг и повернула колесо еще на несколько миллиметров.

Волнение в передвижном командном пункте Токийской энергетической компании достигло апогея.

Все понимали, что, если у нее ничего не получится, температура стержней реактора будет повышаться до тех пор, пока они не расплавятся. Затем энергоблок взорвется, а за ним, вполне возможно, и два других реактора, что повлечет за собой катастрофу намного более разрушительную, чем все предыдущие.

 — Эмма-651, — прошептал Давид, — пожалуйста, сделай что нужно…

Снова нажав на рычаг, микродевушка повернула вентиль еще на несколько миллиметров, но радиация уже стала оказывать на нее свое пагубное воздействие, и руки, попавшие в объектив камеры, сотрясала неудержимая дрожь.

В какой-то момент, когда она решила устроить себе передышку, рука Эммы-651 соскользнула, девушка упала и осталась лежать без движения. Все застыли в ожидании. Ничто в энергоблоке больше не подавало признаков жизни.

 — Ну что же, мы хотя бы попытались, — прошептала Наталья.

Все не сводили глаз с экранов, ожидая чуда, но его не было. Директор-японец что-то вопил на своем языке. Затем повернулся к французам и вперил в них яростный взгляд, словно упрекая в том, что они дали ему надежду, которая так и не оправдалась. Что до журналистов, то тон их комментариев становился все безрадостнее… Постепенно все потеряли интерес к экранам, на которых теперь застыло лишь изображение потолка.

Первой перемену заметила Наталья. Камера на шлеме одной из микродевушек пришла в движение.

Эмма-651.

Ей удалось встать. Собрав в кулак остатки сил, она вернулась к выполнению задания. Эмма-651 дышала все прерывистее, шлем изнутри покрылся испариной, но она продолжала неистово налегать на рычаг. Вентиль поддался еще на несколько миллиметров. Вдруг рычаг ушел резко вперед, и колесо вентиля совершило полный оборот.

Директор Токийской энергетической компании завопил от радости.

Эмма-651 упала и больше не встала.

Японец повернулся к контрольному монитору и что-то выпалил.

 — Господин Кобаяши говорит, что охлаждающая жидкость наконец стала поступать в кожух реактора. И что температура, до этого неуклонно возраставшая, теперь стабилизировалась и даже начала немного снижаться.

Зрители, наблюдавшие за этим подвигом, почувствовали облегчение, но вместе с тем и восхищение.

Смартфон Натальи ожил, на экране появилось слово «Друэн».

Она знала, что президент тоже следил за происходящим в прямом эфире. Он конечно же звонил чтобы поздравить ее и сказать, что по-прежнему в нее верит, но кнопку ответа полковник нажимать не стала. Она не сводила глаз с экрана, на который передавалось изображение с установленной на шлеме камеры, сотрясавшейся от последних предсмертных судорог агонизирующей Эммы-651. Женщина сжала челюсти. Одновременно с этим в ее душе поднялась присущая военным гордость за своих солдат, не пожалевших жизни ради дела, которое было для них совершенно чуждым.

И тогда, не обращая внимания на продолжавший звонить смартфон, она, будто обращаясь к самой себе, сказала:

 — Задание выполнено.

209

Я все видела.

Как и 8000 лет назад, они опять попытались справиться с грозившей им опасностью, уменьшая свой рост. А что, если это и правда хороший ответ на нашествие людей? Маленькие обитатели будут создавать меньше проблем, чем большие. Уменьшенный в десять раз человек будет в десять раз меньше есть, потреблять в десять раз меньше сырьевых ресурсов и в десять раз меньше меня беспокоить. Нужно будет внимательнее присмотреться к тому, как обстоят дела с этими маленькими людьми. Эмчами… Какое странное название.

Я прекрасно помню, как развивались события тогда, 8000 лет назад…

Найденное решение само по себе оказалось опаснейшей проблемой. Мини-люди, проявив неблагодарность, восстали против своих хозяев и творцов.

210

 — …А сейчас у нас на прямой связи Жорж из Елисейского дворца, где президент Друэн в данный момент дает пресс-конференцию.

 — Люсьена, предлагаю вам послушать выступление главы государства, оно начнется с минуты на минуту.

Президент поднялся на возвышение и заявил:

 — Дамы и господа, во-первых, я хочу поблагодарить Эмму-651, которая спасла множество человеческих жизней. Мы все в прямом эфире следили за тем, как отряд из двадцати четырех маленьких солдат, вышедших из наших лабораторий, сумел предотвратить катастрофу, возможные пагубные последствия которой не поддаются никакой оценке. На профессиональном жаргоне мы называем этих существ Эмчами, от аббревиатуры МЧ, что означает Микро-Человек. Пожертвовав своими жизнями, Эмчи вошли в аварийный, грозивший взрывом энергоблок японской АЭС и сумели предотвратить худшее. Ни одна из них не вернулась обратно, своим подвигом они доказали, что не только не представляют никакой опасности, но и могут спасать людям жизнь. К тому же эти Эмчи продемонстрировали невиданный иммунитет к радиации, что позволяет нам открыть новое направление исследований влияния излучения на человеческий организм. В самом ближайшем будущем государственная лаборатория, в которой в условиях строжайшей тайны появились на свет эти прототипы людей маленького роста, будет приватизирована и преобразована в частную компанию «ПП», «Пигмей Прод». Мы будем предоставлять наших микродевушек для решения проблем чрезвычайного характера, когда ни люди, ни собаки, ни даже роботы не в состоянии предпринимать эффективные действия. Сегодня у меня уже состоялся разговор с президентом Чили, который просит предоставить ему в распоряжение с дюжину Эмчей, чтобы попытаться спасти бригаду шахтеров, заблокированных на большой глубине после обвала пласта неподалеку от Сан-Хосе. Благодаря «Пигмей Прод» Франция сможет вновь взять на себя историческую роль спасительницы мира. Я уже получил поздравления от глав всех государств, некоторые из них также обратились ко мне за помощью. На мой взгляд, благодаря этой инновации, доселе державшейся в тайне и демонстрирующей как достижения наших ученых, так и их смелость, наша нация достигнет невиданных вершин славы. Теперь, дамы и господа, я готов ответить на ваши вопросы.

 — Вы сказали, что приняли поздравления от мировых лидеров. А как быть с президентом Джаффаром и иранцами, которые по-прежнему настаивают на возмещении ущерба за разрушение сотен электростанций? Требуемые ими суммы просто огромны. Да и потом, насколько я понял, они требуют уничтожить всех Эмчей, которые в их глазах является не столько передовым достижением французской технической мысли, сколько «диверсантками-убийцами»!

 — На сегодняшний день ни о каком возмещении ущерба и речи быть не может. У меня состоялся разговор с Генеральным секретарем ООН Авинаши Сингх. Я предоставил в ее распоряжение вещественные доказательства того, что это были не мирные электростанции, а военные объекты, и что иранцы даже были готовы выпустить по цели ракету с ядерной боеголовкой.

 — По какой цели, господин президент? По Израилю?

 — Нет, по Эр-Рияду.

 — По Эр-Рияду?

По толпе журналистов прокатился глухой ропот.

 — Да-да, я не ошибся, именно по Эр-Рияду. Вспомните убийства шиитских паломников суннитскими солдатами, пожары в шиитских мечетях в Ираке, Пакистане и Египте; в ответ на это иранцы решили построить ракету «Вечная месть». Использовать ее помешала пандемия гриппа. Впоследствии они вернулись к этому проекту и создали ракету «Вечная месть-2», планируя выпустить ее в день поминовения шиитов, павших жертвой суннитов в VII веке. Этот день у них называется «Ашура».

 — У вас есть доказательства?

 — Я скоро вам их предоставлю.

Подняла руку журналистка:

 — Господин президент, таким образом, получается, что предотвращением ракетного ядерного удара по Эр-Рияду мы тоже обязаны Эмчам?

 — Совершенно верно. Эта операция получила название «Властительницы колец». Больше на данный момент я вам ничего сообщить не могу. Скажу лишь одно — в самое ближайшее время мы предоставим неопровержимые доказательства моих слов, что же касается нанесенного ущерба, то возмещать никто ничего не собирается.

Журналисты зашумели. Камера взяла лицо главы государства крупным планом.

 — Господин президент! Вы поведали нам о научном центре, где появились на свет Эмчи. Он является подразделением Министерства обороны или входит в состав НЦНИ[39]?

 — Ни то ни другое, это независимая параллельная структура. У нас есть целый ряд лабораторий, не подчиняющихся никаким политическим органам. Они занимаются очень важными исследованиями и находятся на переднем крае науки, но о результатах их деятельности мы сообщаем только тогда, когда сами считаем нужным. Сегодня, когда об Эмчах узнал весь мир, я решил предоставить этой лаборатории еще больше самостоятельности. Как я уже говорил, на ее основе будет образована компания «Пигмей Прод», 51 % акций которой останутся в собственности государства, а 49 % будут проданы частным инвесторам. Что-то подобное мы до этого уже проделали с несколькими банками, а также предприятиями транспорта и связи.

 — Господин президент! Вопрос практического плана: вы можете назвать нам имена французских ученых, чьими стараниями на свет появились Эмчи?

 — Пока они предпочитают оставаться в тени. На данный момент вам полагается знать лишь, что Эмчи стали результатом очень сложных генетических исследований, что работы над их созданием велись давно и потребовали от небольшой команды целеустремленных ученых неимоверного напряжения сил.

Оспаривая право задать следующий вопрос, в воздух взметнулся лес рук. Станислас Друэн наугад показал на какого-то журналиста.

 — Поговаривают, что эта история с Эмчами является козырным тузом для вашего переизбрания. Признайтесь, что сейчас, когда по всем социологическим опросам вы уступаете противникам, когда ваша политика борьбы с безработицей потерпела полный провал, когда внешний торговый баланс складывается явно не в нашу пользу, она пришлась как нельзя кстати.

 — Это не более чем сплетни, распространяемые, вероятно, моими коллегами из оппозиционного крыла. Проблема этой страны в том и заключается, что стоит человеку хоть что-нибудь сделать, как на него тут же обрушивается шквал критики и ему приходится оправдываться.

 — А может, господин президент, в этом все же есть предвыборная подоплека, ведь, поданным социологических исследований, за вас сегодня готовы отдать голоса 23 % опрошенных, в то время как за вашего конкурента — 36 %?

Чтобы успокоить зал, президент Друэн примирительно поднял руку:

 — На мой взгляд, править страной означает не пытаться понравиться и, таким образом, стать лидером социологических опросов, а предвосхищать будущее детей.

Журналисты тут же взяли это изречение на заметку.

 — Хороший президент — это человек, умеющий рискнуть во имя защиты своих передовых идей. А они, словно по чистой случайности, на первом этапе отвергаются, затем принимаются и только по прошествии длительного времени становятся очевидными.

211

Палец нажал на кнопку выключения экрана планшетного компьютера, используемого в качестве телевизора.

Неподалеку от Центрального парка, где-то между Пятой и Шестой авеню, на глубине 15 метров под ногами пешеходов и колес автомобилей, Эмма-109, затерявшись в лабиринте канализационных коллекторов Нью-Йорка, тоже, следила за событиями на АЭС Фукусима и за выступлением президента Друэна.

Она бросила взгляд на гнездышко, которое начала себе оборудовать. С одной стороны лежали оружие, острые предметы и луки, с помощью которых она сдерживала атаки крысиных стай, с другой — всевозможный электронный хлам, в первую очередь смартфоны и планшетный компьютер с несколькими соединенными вместе батарейками для обеспечения электропитания.

Она попыталась вспомнить то, что ей когда-то вдалбливала богиня Наталья:

1) собрать информацию;

2) обдумать;

3) действовать.

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Третье человечество":