Бернард Вербер

Земельные участки в ялте купить земельный участок в ялте.

 



Бернард Вербер
Зеркало Кассандры

(en: "The Mirror of Cassandra", fr: "Le Miroir de Cassandre"), 2009

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 |

 


56-я страница> поставить закладку

 

— Я думаю, что с людьми произойдут мутации, они разовьют в себе новые таланты, как у Кассандры. Они будут обладать повышенной чувствительностью, будут проникать в суть вещей.

— Да, может быть, Кассандра — прообраз человека будущего, — признает Шарль де Везле. — Во всяком случае, ее родители хотели добиться именно этого.

…Не спросив моего мнения.

— Я считаю, что в будущем все станут телепатами.

— И научатся шевелить ушами.

— А зачем шевелить ушами?

— Может быть, и незачем, но я всегда восхищалась людьми, которые умеют это делать, — заявляет Эсмеральда.

— Мне кажется, в будущем доведут до совершенства систему замораживания. Больных будут крионировать, чтобы они проснулись спустя несколько веков, когда их недуг научатся лечить. И…

Кассандра перебивает:

— А проснувшись, они обнаружат, к своему бескрайнему удивлению, что потомки устраивают над ними суд.

— Почему? Опять твое видение?

Она отвечает не сразу:

— Как представители своего поколения, они должны будут объяснить, почему, имея возможность все исправить, из эгоизма или по незнанию, позволили человечеству идти по неверному пути.

— Мы?

— Да, мы. Мы достигли исторического для нашего вида рубежа. Живых людей сейчас на планете столько же, сколько мертвых.

— Не понимаю.

— Если сложить всех умерших, начав с самого маленького племени, жившего три миллиона лет тому назад, в ту эпоху, когда человечество насчитывало всего несколько десятков тысяч особей, и закончив всеми, кто появился после них, получится немногим больше шести с половиной миллиардов. А это и есть примерное количество нынешних обитателей Земли.

— Мы знаем о том, что происходит на планете, мы понимаем, какие цели преследуют люди. И если мы потерпим поражение, наши дети и наши внуки будут считать нас виновниками случившегося.

Бутылка вина идет по кругу, каждый пьет из горлышка.

В заключении Орландо предлагает поразмышлять над оружием будущего, Фетнат — о медицине будущего, а Эсмеральда — о кинематографе будущего.

194

Представлять будущее — все равно что делать гимнастику.

Тело тренируется, мускулы укрепляются.

Чем сильнее мышцы, тем легче делать упражнения.

Мы занимаемся коллективной гимнастикой для ума.

Но мысли о будущем — это еще и наркотик. Чем больше размышляешь, тем отчетливее становятся картины, тем больше хочется увидеть.

Я не хочу впасть в зависимость от мыслей о будущем. Может быть, эта физическая боль для того и появилась, чтобы вернуть меня в настоящее, в реальный мир.

195

Бинты сняты, два рассекающих ее ладонь шрама, линия удачи и линия жизни, пусть еще немного воспаленные, начинают зарубцовываться, навсегда устанавливая новую программу ее жизни.

Кассандра стучится левой рукой в дверь хижины молодого корейца.

— Ты сердишься. Маркиз? — спрашивает она фальшивым голосом.

Он отодвигает клавиатуру в сторону и полуоборачивается к девушке с длинными черными волнистыми волосами. Его глаза покраснели от долгого сидения перед монитором.

— Да. Именно. Я сержусь на тебя. Ты соблазнила нас мечтой, но та оказывается совершенно недостижимой. И никогда не была достижимой, и никогда не будет.

Кассандра берет Кима за плечо и разворачивает к себе, чтобы заставить его посмотреть ей прямо в глаза. Он опускает взгляд.

— Что произошло?

Вместо ответа он подбородком показывает на экран. В одном окне видна статистика, в другом — программа для переписки в режиме реального времени. Кассандра понимает, что он выложил их идеи на форум, чтобы дать людям возможность поддержать Неофициальное Министерство Перспективного Прогнозирования.

Кассандра начинает читать.

Некоторые пользователи утверждают, что неограниченное воспроизведение себе подобных — это основное право человеческого существа. Другие говорят, что международное правительство обязательно будет коррупционным и фашистским, и, в любом случае, неспособным эффективно работать. Многие кричат, что суверенность государств важнее, чем нравоучения о планетарном единстве. Они предпочитают местных диктаторов риску стандартизации. Несколько пользователей заявляют, что само желание предвидеть будущее появляется только в подозрительных во всех отношениях сектах, руководимых сомнительными гуру и провидцами.

— Двенадцать страниц Интернета! Примерно двести шестьдесят человек не поленились прийти на форум, чтобы попытаться нас дискредитировать или переубедить. Только трое предложили дать нам шанс продолжить работу над нашим «бредовым» проектом. При этом, боясь нападок, они подчеркнули, что не собираются становиться его участниками. А главное, этих троих все остальные осыпали оскорблениями.

— Что тебя удивляет?

— Мир встал с ног на голову. Они слепы, а когда им предлагают прозреть, они протестуют и требуют уважения к своему статусу добровольных калек.

— По крайней мере, ты получил ответ, Маркиз: в стране слепых одноглазых не любят.

— И слепое стадо продолжает с энтузиазмом бежать к пропасти. Запрещая кому бы то ни было предотвратить их падение. Самоуничтожение во имя свободы. Им бы надо кричать во все горло: «Я слеп. Вот мой принцип».

Им не придется давать отчет грядущим поколениям.

А если ничего не делать, то и грядущих поколений может просто не быть.

— Никто не говорил, что будет легко, — признает Кассандра.

— Это не все, Царевна.

Ким открывает другой файл:

— Я решил сделать небольшой анализ всего, что устроено неправильно, чтобы подумать, как можно исправить дело. И я словно открыл ящик Пандоры. Вся нечисть мира обрушилась на меня.

Он показывает сообщения новостных агентств.

— «Спорт. Футбольный матч обернулся бойней. Болельщики Англии и Германии тайно от полиции пронесли на стадион топоры и пики. Испуганные зрители, не имея возможности убежать, прижались к заградительным решеткам. Под натиском толпы сотни людей были буквально перерезаны прутьями заграждений».

«За границей. В Сомали изнасилованная тремя мужчинами девятилетняя девочка была признана виновной в совершении сексуальных действий вне брака. Ее забили камнями на футбольном стадионе во время перерыва между играми. После первого шквала камней девочку осмотрела медсестра, заявившая, что сердце преступницы еще бьется. Девочку вернули на место казни и прикончили. Пришедший в ужас восьмилетний ребенок попытался спасти девочку. Он был избит полицией».

— Ты видишь, твой мир из кошмаров уже существует. И никто ничего не делает.

— Это просто отдельные случаи.

— А Зимбабве, где эпидемия холеры уже унесла более двенадцати тысяч жизней, но президент Мугабе отказывается от иностранной помощи? Тоже отдельный случай? А Тибет? А Северная Корея, где я видел такие ужасы, что ты и представить себе не можешь, тоже отдельный случай?

— ХВАТИТ! Я больше не могу это слушать!

— Подожди, я самое интересное приберег на сладкое: «Группа агрессивных бомжей сеет панику в библиотеках Парижа. Мэр города заявил, что арест опасных преступников является приоритетной задачей для его службы безопасности». Уже по второму разу передают.

И снова лица Эсмеральды, Орландо, Фетната, Кима и Кассандры появляются на экране вместе с объявлением о розыске и номером телефона полиции.

— Они не только не борются с преступниками, они вместе этого на нас охотятся!

Слепые хотят выколоть кривым их единственный глаз.

— И что ты всем этим хочешь мне сказать?

Лицо Кима мгновенно меняет свое выражение. Кассандра узнает жестокий блеск в глазах, который она заметила в первый день их знакомства.

— А если твой брат Даниэль прав? Они слишком тупые, для их спасения ничего нельзя сделать. Каждый день по телевидению они получают сообщения о своей глупости и ничего не делают, чтобы остановить происходящее. Они зачарованы своим варварством, они просто наблюдают за надвигающейся катастрофой так, словно это интересный спектакль. И это захватывающее зрелище называется «последние новости». Ты видела и фотографии трупов, и самодовольных диктаторов, и толпы, истерически требующие смерти своего ближнего. Они жаждут разрушения. Чем страшнее репортажи, тем многочисленнее аудитория. Откуда тут возьмется мирное будущее? Бросим все это. Здесь, на свалке, вдали от людей, нам не так уж и плохо. Спокойно. Тихо. В конце концов, наш девиз — «каждому свое дерьмо». Отличный, кстати, девиз.

— А Эсмеральда сказала, что антидевиз лучше…

— А Эсмеральда в последнее время совсем сбрендила. На нее подействовало твое обаяние, как на всех нас. Но есть реальная жизнь, которую увидел твой брат Даниэль. И в реальной жизни стая леммингов мчится к пропасти. Так пусть и прыгают в свою пропасть, раз они такие. Как гласит прекрасное название одного из фильмов про Джеймса Бонда: «Живи и дай умереть». Надо, кстати, на майке написать. Мне наплевать на весь мир. Мне семнадцать лет, я немало пережил, я немало повидал, и теперь хочу просто получать удовольствие от своего существования на земле.

Он жадно пьет пиво, сминает алюминиевую банку и бросает ее на пол.

— Дело твое, Маркиз, но я не собираюсь опускать руки. Мой брат сказал: «Самое страшное — это покорность судьбе». Пусть даже потом он и отрекся от своих слов. Я не отрекусь. Их можно спасти!

— Да посмотри ты на себя, Царевна! Ты — просто маленькая девчонка. Хочешь, я скажу тебе, какой твой главный недостаток? Гордость. Желание спасти мир — это чистая мегаломания. Ты говоришь, что понимаешь суть вещей? Это паранойя. Ты думаешь о проблемах всего мира? Вспомни, ты просила, чтобы я тебя предупредил, если ты сойдешь с ума. Так вот, предупреждаю — ты сошла с ума.

Нет, он ошибается.

— Я не сошла с ума. Если бы это было так, ты сказал бы мне об этом раньше.

Да, он давно бы мне об этом сказал.

— Ты просто очень сексуальная, не похожая на других. Я хотел за тобой поухаживать, поэтому и участвовал в этих бредовых затеях, но смерть твоего брата открыла мне глаза. Помнишь, что было, когда ты выпила эликсир долголетия Фетната? Вот то же самое произошло и со мной. У меня словно в голове что-то разом прояснилось, и я понял, что ты сошла с ума. Сначала человек начинает чесаться, потом он разговаривает сам с собой, а потом сходит с ума. Что с тобой и случилось! Так что, сеппуку или харакири? Выбирай.

— Хочешь, я скажу тебе, что я думаю? Отречься — это хуже, чем трусость, это… это… лень!

— Лень? Я согласился бы работать день и ночь, если бы мог добиться хоть какого-то результата! А зачем стараться для этих придурков? Они не только никогда спасибо не скажут, они еще, в качестве благодарности, в рожу тебе наплюют. Ну скажи мне, так почему лень?

— Потому что…

Потому что все эти придурки и подлецы — продолжение нас самих.

Кассандра не знает, стоит ли облекать свою мысль в слова. Она решает, что Ким все равно не поймет ее, умолкает и уходит.

196

Я ненавижу его.

Да за кого он себя принимает? Он просто нахальный молодой петух.

Он думает, что, повторяя слова моего брата, становится таким же, как он.

Даниэль — гений.

А Ким — обычный парень, с обычным мозгом, проживший обычное детство.

Мои же возможности — безграничны.

Он знает об этом, и его это пугает.

Ким бесит меня, он действительно меня бесит. Самое обидное то, что он мог бы понять. Ему известно все, чтобы оценить важность поставленной задачи.

Если он тоже отступится, мне будет очень трудно.

Я столько надежд на него возлагала, а он оказался ничем не лучше остальных.

Что ж, если он предложит мне свою любовь, я отвечу отказом.

Лучше подожду, пока встречу настоящего мужчину.

197

В эту ночь Кассандра во сне вновь оказывается в античной Трое. Великая Жрица по-прежнему держит в руках «Приключения Кассандры Катценберг», и ее лицо выражает восхищение.

— Неплохо, мадемуазель. Совсем неплохо. Ты предотвратила два теракта, ты создала всемирный интернет-проект, который может стать обсерваторией будущего. Я горжусь тобой.

Жрица кладет книгу и встает.

— Пойдем посмотрим, что нам это дало.

Женщина в белой тунике ведет Кассандру из храма в сад. Младенцы по-прежнему стоят за оградой, но они не уже кричат и, кажется, не сердятся. Они просто смотрят на девушку большими внимательными глазами.

— Грядущие поколения как будто успокоились. Младенцы, которые родятся в будущем, возлагают все свои надежды на тебя. Благодаря тебе спасение становится возможным. И я хочу показать тебе еще кое-что.

Они пересекают сад и идут к холму, увенчанному Синим Деревом Времени. При их приближении дверь в стволе открывается. Обе Кассандры заходят внутрь и поднимаются наверх. Лабиринт коридоров ведет их к нижним ветвям.

Женщины проходят уровень ближайшего будущего, рассказывающего о завтрашнем дне, и отправляются к грядущему, отделенному от них неделями, месяцами, годами, десятилетиями. Жрица, по всей видимости, прекрасно ориентируется в хитросплетениях туннелей синего дерева.

Они подходят к ветке, на конце которой трепещет большой прозрачный плод.

Небо этого мира черно от загрязняющих атмосферу выбросов. Вдали слышны взрывы. Его обитатели с удрученными лицами, опустив головы, погружаются в метро или садятся в изрыгающие густой дым машины, создавая заторы на дорогах.

Женщина в белой тунике доводит Кассандру до места, где стоит какая-то огромная космическая ракета, надпись на которой гласит: «Новый Ноев Ковчег». Корабль превосходит размерами башню Монпарнас и, кажется, протыкает носом небо. Рядом с ним собралась вереница грузовиков, из которых выгружают клетки с животными и мягкие пластиковые аквариумы с рыбами.

— «В начале их было четырнадцать, а в конце их будет сто четырнадцать», — написано в Библии. Корабль станет последней возможностью спасения для младенцев в тот момент, когда наступит конец света.

Юная Кассандра видит, что действительно, наряду с животными, рабочие заносят в ракету пробирки с неподвижными эмбрионами, помещенными в большие медицинские контейнеры.

— Выжить — один шанс из ста, — шепчет Кассандра.

— Да, последний шанс всегда остается. Достаточно одному человеку о нем подумать, и он появляется. Вот он.

В космический корабль садятся многочисленные пассажиры.

— Не сто четырнадцать, а сто четырнадцать тысяч астронавтов отправятся в путешествие, которое продлится тысячу двести лет. И человечество возродится где-то на планете, похожей на Землю, вращающейся вокруг такой же, как Солнце, звезды.

— Фантастика!

Взявшись за руки, женщины, словно две птицы, взлетают к облакам и смотрят оттуда в будущее. Жрица добавляет:

— Чтобы ты поняла все значение происходящего, я должна показать тебе еще одну вещь. Пойдем обратно к Дереву.

Обе женщины рассекают прозрачную сферу, окружающую плод, и возвращаются к ветвям.

Они спускаются к переплетениям ближайшего будущего, входят в ствол настоящего и углубляются в корни прошлого.

— Прошлое мертво, — объясняет античная Кассандра. — Его можно посетить, но изменить уже нельзя.

Они минуют мир, заселенный людьми, одетыми по моде Средневековья. Они оставляют за собой античную и доисторическую эпохи, спускаются еще ниже, к лабиринтам коридоров темно-синего цвета. Жрица приглашает Кассандру войти в один из туннелей, и перед ними открывается мир, полный динозавров и растений с огромными листьями. В небе парят птеродактили, тучи насекомых издают громкое гудение.

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Зеркало Кассандры":