Бернард Вербер

Мужские браслеты из кожи humanpark.ru. ; Добро пожаловать на сайт Проката автомобилей лимузины.

 



Бернард Вербер
Звездная бабочка

(en: "The Butterfly of the Stars", fr: "Le papillon des ?toiles"), 2006

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 |

 


15-я страница> поставить закладку

 

- Я ученый и поэтому не очень-то умею красиво говорить. Тем не менее, учитывая важность этой минуты, постараюсь как можно лучше выразить свои мысли. Прежде всего, спасибо вам за то, что все вы находитесь здесь и сейчас.

Эта фраза до того напоминала обращение рок-звезды к зрителям, пришедшим на концерт, и казалась настолько не соответствующей ситуации и ожиданиям людей, что в толпе тут и там послышался негромкий нервный смех. Он оказался заразительным, и вскоре все 144 000 человек хохотали как один. Бурное проявление эмоций помогло снять накопившееся напряжение.

Поначалу Ив Крамер растерялся и на мгновение даже подумал, что люди смеются над ним. Затем, не зная, что делать, он решил посмеяться вместе со всеми.

- Мы стартовали! Все остальные считали это невозможным, и тем не менее мы это сделали. Черт возьми, мы это сделали!

Изобретатель поднял руку. В этот момент аудитория из 144 000 человек разразилась неистовой овацией.

- Да, мы сделали это вместе, несмотря на страх, наперекор мнению всех остальных! И я хочу выразить совершенно особую благодарность единственному человеку, поддерживавшему нас с самого начала - Габриэлю Макнамарре.

Громкие аплодисменты.

Крамер передал микрофон своему другу.

- Что ж, могу признаться вам, - заявил промышленник, - что пошел на это только ради... собственного развлечения.

Смех в толпе.

- Я хотел бы добавить только следующее. Мы собрались здесь не для того, чтобы скучать. Предлагаю устроить этим вечером небольшой праздник и отметить старт. Я лично проследил за тем, чтобы на борт корабля втайне от всех и вопреки мнению Адриана погрузили бутылки со спиртным. Итак, сегодня вечером в нашем Цилиндре состоится празднование. Тем хуже для тебя, Адриан, потому что на этом судне будут старики вроде меня, больные, а вскоре появятся и алкоголики.

Новые возгласы одобрения.

Хочу напомнить вам, если для некоторых это еще не ясно, что пути назад больше нет. Все мы умрем здесь. И все это для того, чтобы дать нашим потомкам возможность начать с нуля где-то в другом месте - если все будет хорошо, на девственной планете, не отравленной отбросами из-за человеческого легкомыслия.

На этот раз аплодисменты оказались более сдержанными.

- Здесь, на борту "Звездной бабочки", мы уже фактически приступили к созданию нового общества. Я верю в силу слова. Эта сила должна носить позитивный характер. С самого начала мы присвоили нашему проекту аббревиатуру ПН, что означает "Последняя надежда". Это название идеально подходило для ситуации, в которой мы находились на Земле. Но мы больше не имеем никакого отношения к последней надежде. Отныне мы участвуем в новом приключении. Мы связаны с новой надеждой. И если теперь все окончится неудачей, это уже ничего не изменит. Мы осмелились на это, одни, наперекор всем остальным, и мы это сделали!

Крики одобрения.

- Мы довели до конца затею, с помощью которой предполагали отыскать новые решения старинных проблем. Давайте будем считать этот корабль местом, предназначенным для счастья, созидания, обновления. Поэтому предлагаю назвать будущий город, который нам еще предстоит построить, Парадизом. Ведь, как всегда утверждали древние философы, "нет рая на земле". И это логично. Но они не знали, что рай скоро будет здесь, у нас. Мы в ближайшем будущем построим его для себя собственными руками и своими силами. Предлагаю расположить этот город на равнине, простирающейся рядом с будущим озером.

На этот раз аплодисменты достигли предельной громкости. Когда они наконец начали стихать, Ив взял компьютер Адриана и пробежался пальцами по клавишам. Тут же на вершине самого высокого холма открылось отверстие, откуда хлынул поток

воды. Вода заполнила кривое, извилистое русло, которое сразу же превратилось в реку, а затем достигла котловины искусственного озера. Ко всеобщему изумлению, вода не была голубой, а переливалась различными оттенками сиреневого цвета. Сиреневое озеро посреди светло-зеленой травянистой равнины и бежевых утесов дарило зрителю непривычную гармонию оригинальных цветов. Ив знал, что этот пейзаж также стал результатом кропотливой работы, проведенной Каролиной при участии специалиста по кинодекорациям.

Некоторые пассажиры уже устремились к озеру. Достигнув берега, они сбрасывали с себя скафандры и обнаженными бросались в воду. Они плавали в этом искусственном водоеме, висящем над атмосферой. Люди окатывали друг друга фонтанами брызг.

Именно в этот момент замигали красные огни общей тревоги, и по всему кораблю разнесся вой сирены.

34. ОТКРЫТЬ КРЫШКУ

Элизабет Малори стремительно выбежала на террасу.

- Парус заклинило! - громко крикнула мореплавательница.

Все знали, что это означало. Если им не удастся исправить повреждение, корабль не сможет покинуть геостационарную орбиту и превратится всего лишь в космическую станцию, обреченную вечно вращаться вокруг Земли. Ив Крамер, удостоверившись с помощью экранов наружного контроля, что авария действительно произошла, уже представлял себе саркастические замечания бывших коллег, не говоря о журналистах, которые не упустят случая посмеяться над незадачливыми участниками проекта. Перед его мысленным взором разворачивались аршинные заголовки передовиц: ""Звездная бабочка" даже не смогла улететь. Она крутится вокруг Земли, как насекомое вокруг электрической лампочки ". Ярость переполняла изобретателя. Он судорожно принялся вспоминать имена возможных виновников поломки.

- Это я допустила ошибку, - призналась Элизабет. - Я ориентировалась на систему развертывания парусов из хлопчатобумажной ткани и пластика, как на обычных яхтах. Мне следовало учесть ничтожную толщину майлара. Он быстро сминается в комок и, если это происходит, вытягивается жгутом. Если электромотор продолжит вытягивать парус за борт, тот накрепко затянется узлами.

- Вы действительно абсолютно некомпетентны! - взорвался Ив Крамер.

Элизабет подошла к нему вплотную.

- Теперь, когда я вас простила, настал ваш черед бросать мне обвинения?

- Вы свели на нет работу всех людей!

- Это другое дело. Вы всегда считали, что я была лучшей в своей области - управлении парусом. Точно так же вы полагали себя лучшим в вашей области - астронавтике. Это был союз лучших, не так ли? И то, что я могла ошибиться, обращает в ничто вашу систему "совершенств, взаимно дополняющих друг друга".

- Нет. Это не так! - прорычал он, ударив кулаком об стену.

- Однако так оно и есть. Вы разочарованы тем фактом, что я не оказалась лучшей мореплавательницей и не предусмотрела всего.

Домино тайком подобрался поближе, запрыгнул на пульт и хотел было пройтись по кнопкам, но женщина схватила его и закрыла в коридоре, где тот принялся мяукать.

- Что ж, сейчас я покажу вам, мой дорогой Ив, что еще не сказала последнего слова. Я поступлю так же, как если бы была на своей яхте, у которой заклинило спинакер[3] или стаксель[4].

Часом позже, несмотря на все предостережения, Элизабет облачилась в скафандр для выхода в открытый космос. На спине скафандра был установлен небольшой реактивный двигатель. Трос связывал женщину с корпусом корабля. На большом экране, расположенном над террасой, 144 000 пассажиров могли наблюдать за движением астронавтки в космической пустоте. Внешняя поверхность судна была нашпигована камерами наружного наблюдения, позволявшими следить за каждым действием Малори. Оказавшись возле чехла для паруса, Элизабет приложила максимум усилий, чтобы расправить большой комок, чем-то напоминавший катышки из обрывков бумаги, которые так мешают нормальной работе принтеров. Ей потребовалось проявить немалую ловкость, чтобы освободить майлар и при этом не порвать сверхтонкий материал. Несколько раз Элизабет приходилось начинать все сначала.

- Возвращайтесь! - сказал Крамер в переговорное устройство. - Вы израсходовали свой запас кислорода.

- Прежде чем увлечься парусным спортом, я занималась подводным плаванием, - ответила женщина. - В худшем случае стану задерживать дыхание.

Истекло еще несколько долгих минут, но основной комок по-прежнему оставался нерасправленным.

- А вот теперь возвращайтесь, это приказ! - крикнул Крамер.

- В области управления парусом я не подчиняюсь ничьим приказам. Я - капитан корабля и потому сама решаю, до какой степени могу рисковать.

- Не время для шуток. Возвращайся немедленно! Поскольку он обратился к ней на "ты", она ответила в том же ключе:

- Я устала тебя слушать, а мне сейчас нужны все мои силы.

- Но ты вот-вот погибнешь! Ты нам нужна! Нельзя же быть тупицей до такой степени, чтобы этого не понимать! Тебе лучше провалить эту попытку освободить парус и вернуться к нам живой, чем поступить наоборот. Ты всегда сможешь вновь выйти в открытый космос позже.

- Я почти закончила.

- Нет, это вовсе не так.

- Ты раздражаешь меня, Ив. У тебя всегда был особый талант меня раздражать.

Прочим пассажирам этот спор в подобную минуту казался совершенно неуместным.

- Я прерываю аудиосвязь. Разговор отбирает у меня лишний кислород, а мне сейчас нужен весь воздух, до последней капли.

- Нет! Послушай меня!

Щелчок означал разрыв связи. Хотя запасы кислорода были исчерпаны, она все еще не распутала комок до конца.

- Это чистой воды самоубийство, - пробормотал Адриан Вейсс.

Вскоре движения мореплавательницы замедлились. Все люди, вглядывавшиеся в экран, видели, что каждое движение требовало от женщины огромных усилий. Дрожь сотрясла ее тело, затем космонавтка остановилась. Ткань паруса выскользнула из ее рук, и тело поплыло прочь, в пустоту, натянув страховочный трос.

- Она задыхается! Она сейчас погибнет! - закричала Каролина.

Изобретатель вышел из себя:

- Ах, такая-сякая! Она упряма и ограниченна, как осел!

Он уже облачился в скафандр. Спустя несколько минут внешний люк корабля открылся, и Ив вышел за Элизабет, не переставая изрыгать проклятия через переговорное устройство, помещенное в шлеме.

35. НЕ ЗАБЫВАТЬ ДЕРЖАТЬСЯ ЗА СВЯЗУЮЩУЮ НИТЬ

Звук собственного дыхания казался ему оглушительным шумом, заполняющим шлем скафандра. Он чувствовал, как бьется сердце внутри грудной клетки. Капельки пота стекали по спине. Ив Крамер не проходил никакой специальной подготовки по выходу в открытый космос. Движимый гневом и нетерпением, он забыл прицепить страховочный трос к корпусу судна. Изобретатель тут же потерял сцепление с кораблем и стал удаляться от "Звездной бабочки", не переставая размахивать руками в самой шутовской манере, как будто он надеялся с помощью таких движений вернуться назад, к людям. В безвоздушном пространстве у тела нет никакой опоры, здесь нет даже газа, поэтому отчаянные жесты Крамера никак не изменили траектории его полета. Он продолжал удаляться прочь от корабля.

Внутри Цилиндра 144 000 пассажиров затаили дыхание. Если Ив улетит в космос, то он со своим запасом кислорода в баллоне, укрепленном за спиной, превратится в... астероид. Получив первоначальный толчок, его труп пересечет Вселенную. Однако по счастливому стечению обстоятельств Ив направлялся в сторону мореплавательницы. Все дальнейшее происходило, как при замедленном повторе. Две фигуры, кажущиеся светлыми на черном фоне космического пространства, соединились. Ив попытался ухватиться за шлем скафандра Элизабет. Но шлем имел форму шара, перчатки изобретателя скользнули по гладкой поверхности, и Крамер не смог удержать захвата. Руки ученого вновь бесполезно задергались в межзвездной пустоте. В толпе пассажиров напряженное ожидание достигло апогея.

- Он и в самом деле очень неуклюж, - пробормотал Адриан, прикусив нижнюю губу.

Динамики громкой связи транслировали по внутреннему пространству корабля вереницу отборных ругательств, изливавшихся из скафандра Крамера. При других обстоятельствах эта ситуация могла бы показаться комичной.

Нога Ива запуталась в майларе в тот момент, когда космонавт пролетал рядом с наполовину развернувшимся солнечным парусом. Скафандр ученого наконец-то оказался связан с кораблем. Осознавая, что в эти секунды решается будущее человечества, изобретатель стал перебирать парус робкими, слабыми движениями и подтянулся к корпусу корабля. Цепляясь за неровности на его поверхности, Крамер в итоге подобрался к месту крепления страховочного троса Элизабет. В кровь кусая губы, изобретатель крепко сжал трос и прошел по нему до неподвижного тела мореплавательницы.

- Он очень неуклюж, но, полагаю, при этом удача на его стороне, - выдохнул Адриан Вейсс.

- Вселенная точно его любит, - завершил мысль биолога Макнамарра, который вспомнил при этом свою теорию: "Вселенная создает проекты и использует нас для того, чтобы воплотить их в жизнь".

Сквозь запотевшее стекло своего шлема Иву удалось разглядеть, что лицо Элизабет было мертвенно-бледным, а ноздри - плотно сжатыми. Одной рукой он потянул трос на себя, а другой обхватил затылок женщины, как умелый пловец, транспортирующий утопающего к берегу. Едва воздух заполнил шлюзовую камеру корабля, как Крамер снял шлем Элизабет и попытался сделать ей искусственное дыхание рот в рот. Технологию этого процесса он смутно помнил еще по лицейскому курсу оказания первой помощи. Однако Адриан, гораздо глубже изучавший медицину, прервал эти попытки, знаком дав понять, что это ни к чему хорошему не приведет. Биолог приложил ладони к грудной клетке женщины в области сердца и стал нажимать на нее резкими движениями, чередуя их с короткими паузами. Мореплавательница никак не реагировала на все эти действия. К месту событий подбежал другой врач с большой сумкой, откуда он вытащил электронное оборудование. Приложив датчики к телу Элизабет, врач включил прибор для снятия электрокардиограммы, на экране которого возникла прямая горизонтальная линия. Тогда врач взялся за электрошок. Но сердце молодой женщины биться отказывалось. После серии разрядов врач отрицательно покачал головой.

- Вы должны продолжать, - пробормотал Ив, побледнев как полотно.

- Я очень сожалею. Увы, это больше ничего не даст. Она мертва, - заявил врач.

- Нет! Продолжайте!

Поскольку доктор попытался убрать дефибриллятор в сумку, Крамер вырвал у него прибор, поставил мощность на максимум и, поместив электроды на груди женщины, послал разряд. Каролина и Адриан тут же схватили его за руки, чтобы не дать ему продолжить бесполезные попытки оживить мертвое тело. В этот момент Домино запрыгнул на Элизабет и очень сильно укусил ее за мочку уха. Прибор, контролирующий частоту сердечных сокращений, издал звук "пип", а у плывущей по монитору горизонтальной линии появился невысокий зубец. Врач тут же схватил электроды и с помощью серии разрядов сумел добиться регулярного чередования пиков и провалов.

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Звездная бабочка":