Бернард Вербер

http://comsy.ru шиберные ножевые затворы.

 



Бернард Вербер
Империя ангелов

en: "The Empire of the Angels", fr: "L'Empire Des Anges", 2000

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 |

 


15-я страница> поставить закладку

 

Натали делает знак Джеймсу встать за ним и заявляет:

Ты доска, а раз ты доска, ты сейчас упадешь назад.

Вилли, прямой и негнущийся, начинает падать назад. Джеймс хватает его за плечи, а Натали за ноги. Они кладут его голову на один стул, а ноги на другой. Ничто его не поддерживает, однако он не падает.

Получилось! - восклицает Джеймс, потрясенный.

В книге сказано, что тело настолько твердое, что на нем можно сидеть.

Ты уверена? А мы ему позвоночник не сломаем?

Девочка забирается на своего неподвижного брата, и он не прогибается. Она встает ему на живот. Джеймс осмеливается присоединиться к ней. Подростки восхищены своей проверкой, что «Гипноз для всех» работает.

Человеческое сознание таит в себе неизвестные силы, - возбужденно восклицает Натали. - Теперь давай поставим его на место.

Они снова берут Вилли за ноги и плечи. Его глаза по-прежнему закрыты, а тело твердое.

Теперь я начну обратный отсчет, и, когда дойду до нуля, ты придешь в себя, - объявляет Натали.

Три, два, один... ноль!

У Вилли ничего не движется, ни тело, ни веки. Игра явно становится менее смешной.

Ничего не понимаю. Он не просыпается, - беспокоится Натали.

Он, наверное, умер. Что же мы скажем родителям? - тоскливо говорит Джеймс.

Девочка нервно берет книгу.

- «Если субъект не просыпается, снова начните обратный отсчет очень уверенным тоном и громко хлопните в ладоши, сказав ноль».

Они снова начинают отсчет, громко хлопают в ладоши, и на этот раз их «гипнотизируемый» брат открывает глаза.

Облегчение.

Что ты чувствовал? - спрашивает гипнотизерка.

Ничего, я ничего не помню. Но было скорее приятно. А что произошло?

Рауль Разорбак делает сомневающееся выражение лица. Что до меня, то мне кажется, в этой Натали Ким действительно что-то есть. Я подробнее исследую траекторию ее прошлого. До этой жизни кореянка была танцовщицей на Бали. Она утонула.

До того она прожила много других артистических жизней: барабанщица в стране Берег Слоновой Кости, художница-миниатюристка на Мальте, скульптор по дереву на острове Пасхи. Когда я был человеком, я не особенно верил в реинкарнацию. Меня удивляло, что все люди видели себя в прошлом военачальниками, исследователями, художниками, звездами, куртизанками или священниками. Короче, героями исторических книг. Если учесть, что до 1900 года девяносто пять процентов населения было занято сельскохозяйственными работами, это может показаться удивительным.

Я отмечаю, что между двумя жизнями Натали Ким, как правило, проводила много времени в Чистилище.

Почему ей требовалось столько времени для реинкарнации?

Рауль предлагает свое объяснение:

Некоторые души нетерпеливы и расталкивают толпу локтями, чтобы как можно скорее предстать перед трибуналом. Другие не торопятся, ты сам это видел.

Я вспоминаю, что действительно встречал в оранжевом мире души, которые двигались к своему суду безо всякой спешки, как-то неторопливо.

Для некоторых этот путь занимает века и века.

Для других — как только одна жизнь закончена, хоп!

И они снова спешат на ринг, чтобы попробовать получить главный приз и выйти из цикла реинкарнаций. В предыдущих жизнях Натали это наверняка испытала. Так что она теперь не торопится получить новую оболочку из плоти.

Рауль сообщает, что Натали уже была реинкарнирована сто тринадцать раз и что в конечном счете у нее было только восемь интересных жизней.

И что это значит, «интересные жизни»? А что происходит в «неинтересных жизнях»?

Ничего особенного. Люди родятся, женятся, делают детей, находят себе непыльную работу и умирают в собственной кровати в восемьдесят лет. Это жизнь ни для чего, без цели, без особой задачи, без преодоления больших трудностей.

Значит, эти жизни совершенно бесполезны?

Рауль так не считает. Он думает, что такие невинные существования предназначены для того, чтобы отдохнуть между «важными» жизнями. Некоторые мученики, непонятые художники, бойцы за проигранное дело попадали в Рай настолько уставшими, что умоляли, чтобы им предоставили реинкарнации для отдыха.

У моей Натали было сто пять жизней для отдыха и восемь интересных, но очень трудных.

Я замечаю, что, если бы собрать в одном музее все произведения, автором которых она была от жизни к жизни, получилось бы много больших и разнообразных залов.

Тогда почему же ее не освободили от цикла реинкарнаций?

Она почти достигла цели, - говорит Рауль. - Но ее поведение никогда не было достаточно духовным, чтобы позволить ей пересечь последнюю черту.

Чего же в нем не хватало?

Мало любви. Душа Натали слишком чувствительна к рискам страстей. Была ли она мужчиной или женщиной, она всегда опасалась своих партнеров.

Она никогда не отдавалась полностью и, впрочем, была права. Но, избегая впадать в эти «ошибки», она лишилась информации, переживаний, всего того, что дает любовь, когда отдаешь себя целиком.

Я понимаю пессимизм друга. Его клиентке мешает не глупость, а как раз здравомыслие.

Мы возвращаемся понаблюдать за ней в корейское посольство в Лиме. Там подают полдник. Старший брат обожает лимонные пирожные, младший шоколадный мусс, а Натали «плавающие острова».

66. ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

Рецепт «плавающих островов»: начните с изготовления желтого сладкого «океана», английского крема, в котором будут плавать острова.

Вскипятите молоко. Возьмите 6 яиц и отделите белки от желтков. Сохраните белки. Взбейте в однородную массу желтки с 60 граммами сахарного песка. Влейте горячее молоко. Перемешайте. Дайте крему загустеть на слабом огне, постоянно помешивая. Не доводите до кипения.

Океан готов принять «остров»: белый айсберг. Взбейте белки с 80 граммами сахара и щепоткой соли.

Растопите 60 граммов сахара в карамель. Влейте взбитые белки. Подержите 20 минут на паровой бане. Остудите. Налейте крем в глубокое блюдо и осторожно положите сверху белки. Подавайте охлажденным.

Эдмонд Уэллс.

«Энциклопедия относительного и абсолютного знания», том 4

67. СТАРЫЙ ДРУГ

Рауль Разорбак продолжает думать, что Натали Ким такая же клиентка, как и остальные. Чтобы продвинуть наши дела, у него есть другая идея.

Мы летим вместе на юго-восток. На холме проходит ассамблея ангелов, собравшихся как фанаты вокруг любимого певца. Мастер колоритен и говорит, размахивая руками. Я его тут же узнаю... Фредди Мейер!

Старый слепой раввин не изменился. Маленький, толстый, лысый, с носом картошкой, поддерживающим большие темные очки. Здесь слепота его не смущает. Слепой ангел видит так же, как другие.

Рауль толкает меня локтем. Ненужная подсказка, я и так все помню. Благодаря Фредди наше предприятие по обнаружению, открытию и исследованию приняло разнообразные формы. Он был самым настойчивым, самым вдохновенным, самым требовательным из героев эпохи танатонавигации. Он придумал связывать вместе серебряные нити, чтобы обеспечить надежность групповых полетов. Он изобрел первые стратегии войн между фантомами. Что может быть увлекательнее, чем снова отправиться вместе с ним на поиски приключений!

Мы присоединяемся к небольшой толпе и слушаем старого друга. Он рассказывает... анекдот.

- Это история про альпиниста, который сорвался со скалы и висит на одной руке над пропастью. «Помогите! Помогите! Спасите меня кто-нибудь», - кричит он в отчаянии. Появляется ангел и говорит: «Я твой ангел-хранитель. Верь мне. Я тебя спасу». Альпинист задумывается ненадолго, а потом говорит: «М-м-м... а больше здесь никого нет?»

Ангелы покатываются со смеху. Я тоже. Это ангельский юмор. Мне нужно к этому привыкать.

Я ужасно рад вновь встретить старого сообщника. Кто говорит, что в Раю скучно? С Фредди мы спасены. Я делаю ему незаметный знак. Он замечает нас и подбегает.

- Мишель! Рауль! Мы обнимаемся.

Мне на память приходят воспоминания: наши первые встречи, наши самодельные приспособления, наши первые взлетные кресла, первые экспедиции в сторону Рая, первые войны с фантомами хашишинов.

Разрешите представить мою новую команду друзей! - восклицает Фредди.

Группа световых существ окружает нас, и я различаю среди них много знакомых лиц: Гручо Маркс, Оскар Уайльд, Вольфганг Амадей Моцарт, Бастер Китон, Аристофан, Рабле...

Нас называют командой комиков из Рая. До того как попасть сюда, я не знал, что Моцарт был таким шутником. Всегда имеет в запасе какую-нибудь сальную шутку. Ничего общего с Бетховеном, тот только скуку навевает.

Я спрашиваю:

А твои клиенты?

Фредди пожимает плечами. Он больше не верит в свою работу ангела и почти не занимается своими душами. Слишком много клиентов его разочаровали. Люди ему надоели. Спасти их? Он в это больше не верит. Как и Рауль, он убежден, что заставить людей эволюционировать — непосильная задача даже для самых одаренных ангелов.

Аристофан говорит, что у него уже шесть тысяч пятьсот двадцать седьмой клиент, и все провалились. Бастер Китон жалуется, что у него одни лапландцы, деморализованные отсутствием света. Оскар Уайльд отвечает ему, что это ничто по сравнению с его индусами, с их свекровями, поджигающими сари невесток для получения страховки. Гручо Маркс худо-бедно выкручивается с красными кхмерами, никак не могущими уладить свои разногласия в джунглях. Рабле воздевает руки к небу, говоря о детишках из Сан-Пауло, которые нюхают клей с утра до вечера и редко доживают до четырнадцати лет.

Похоже, что самые тяжелые случаи поручают комикам.

Это слишком тяжело. Большинство из нас в конце концов просто плюют на все. Людям помочь нельзя.

Я привожу аргумент Эдмонда Уэллса:

Однако само наше присутствие здесь доказывает, что можно выйти из цикла реинкарнаций. Если мы смогли, значит, и другие на это способны.

Возможно, с людьми дело обстоит так же, как со сперматозоидами, - изрекает Рауль. - Только одному из тридцати миллионов удается попасть в яйцеклетку. Но у меня недостаточно терпения, чтобы перепробовать тридцать миллионов душ, перед тем как мне разрешат наконец пройти через Изумрудную дверь.

Мой друг явно рад, что он не одинок в желании все бросить, Фредди Мейер вместе с ним. Он тоже больше не занимается ни своими душами, ни собственным развитием. У него больше нет амбиций. Он хочет провести остаток своего существования смеясь, забыв про мир смертных. Он потерял всякую веру в человечество. Он верит только в юмор.

Что должно было произойти для того, чтобы веселый эльзасский раввин превратился в такое разочарованное световое существо?

Холокост, - выдыхает он. - Геноцид евреев во время Второй мировой войны.

Он обессиленно опускает голову.

Отсюда лучше видно. Все понимаешь. Есть доступ к любой информации. Я теперь знаю все, что произошло в действительности, и это за пределами ужаса.

Я...

Нет, ты не знаешь. Очереди перед газовыми камерами, дети, которых вырывают из рук матерей, чтобы бросить в печь крематория, медицинские эксперименты на людях... Нужно подняться сюда, чтобы все видеть и все чувствовать. Я не могу забыть эти образы.

Я пытаюсь дать свое объяснение:

Может быть, все эти жестокости произошли из-за того, что ангелы перестали интересоваться своей работой, как ты сейчас.

Но Фредди меня больше не слушает.

Не хочу больше ничего знать. Хочу только смеяться, смеяться и смеяться... опьянеть от смеха и анекдотов до конца времен. Давайте смеяться, друзья. Будем смеяться и забудем все.

Как он изменился, мой дорогой Фредди! Заразителен ли юмор? Он хлопает в ладоши.

Эй, здесь становится скучно. Быстро хороший анекдот! АНЕКДОТ! - требует бывший раввин и танатонавт.

Трудно настроиться на нужный лад после подобных упоминаний, однако Оскар Уайльд наконец пытается рассеять тяжесть от жутких воспоминаний Фредди.

Это история про Иисуса, путешествующего со своей матерью. Они приезжают в деревню и видят, как изменившую жену хотят забросать камнями. Тогда Иисус вмешивается и говорит: «Кто из вас без греха, пусть первым бросит в нее камень». Шушуканье в толпе, потом все опускают камни. Иисус хочет освободить молодую женщину под аплодисменты, как вдруг огромный камень взлетает в воздух и расквашивает несчастную. Иисус оборачивается и говорит: «Ну, мама, вам не кажется, что иногда вы перебарщиваете?..»

Раздаются немного натужные смешки.

Хорошо, что Иисуса нет поблизости, - замечает Бастер Китон с обычной серьезностью. - Ему не нравятся анекдоты про мать...

Слово берет Гручо Маркс:

А вот история про одного типа, который все время жаловался, что ему не везет в лотерею. Его ангел-хранитель появляется и говорит: «Послушай, я очень хочу помочь тебе выиграть, но... купи хотя бы один билет!»

Все уже знают этот анекдот, но тем не менее хохочут.

Мы с Раулем не участвуем во всеобщем веселье, которое нам кажется немного искусственным.

В этот момент появляется Мэрилин Монро. Она бросается в объятия Фредди. Став ангелом, она сохранила все то же изящество, ту же магию, которые превратили Норму Джин Бейкер в легенду. Я думаю о несправедливости того, что звезды, умершие в расцвете лет, остались здесь такими же прекрасными, в то время как те, кто умер в старости, как Луиза Брукс или Грета Гарбо, навсегда сохранили непоправимое оскорбление времени.

Я не представляю вам эту мадемуазель, - задиристо говорит раввин.

Он гладит ее чуть ниже спины, и если бы я не знал, что все мы здесь лишены сексуальности, то легко предположил бы наличие интимной связи между ними. На самом деле они развлекаются, имитируя старые интимные движения, хотя их пальцы не могут встретить ничего, что можно ощущать. Я спрашиваю себя, что эта красавица могла найти в круглом лысом человечке, и ответ приходит сам собой — юмор. Мэрилин дает Фредди свою прелесть. В ответ он дает ей свой смех.

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Империя ангелов":