Бернард Вербер

http://промышленные-пружины.рф/ изготовление пружин растяжение.

 



Бернард Вербер
Рай на заказ

(en: "Custom Paradise", fr: "Paradis sur mesure"), 2008

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 |

 


17-я страница> поставить закладку

 

— Я бы очень хотел, чтобы мы договорились по-хорошему.

— Да кто вы такой, в конце концов?

Не опуская пистолета, человек обошел вокруг нее:

— Предположим, я агент страны, народ которой хотел бы стать невосприимчивым к радиации. Речь идет... о людях.

— Я провожу эксперименты только на мышах и...

Мужчина подошел к ней сзади, заломил руку за спину и приставил пистолет к затылку. Девушка вздрогнула. От прикосновения смерти по спине пробежали ледяные мурашки.

— Не надо так с нами, госпожа Валлемберг. Мы знаем все о каждой минуте ваших экспериментов. И нам известно, как далеко вы продвинулись в своих исследованиях.

Мадлен попыталась вырваться:

— Пустите меня!

Вдруг она наступила на что-то мягкое. Мягкое и теплое.

— Вы убили Мари-Кюри! — воскликнула Мадлен.

— Я решил, что это бешеная собака, которая собирается меня укусить.

Мадлен упала на колени и прижала мертвое животное к груди. Мари-Кюри была самкой утконоса и первым донором, предоставившим клетки для экспериментов. Мадлен приручила ее и так привязалась к ней, что взяла к себе домой. В ванной комнате она поставила специальное корытце, в котором ее питомица могла плавать.

В слабом свете, просачивавшемся с улицы, она разглядела густые черные усы на лице незнакомца.

? За что вы ее убили? Ведь это безобидный утконос!

Незнакомец вырвал мертвое животное из рук Мадлен и отшвырнул:

? Я не шучу, госпожа Валлемберг. Мы хотим знать, где оно.

Мадлен побледнела:

— О чем вы говорите?

— Вам это прекрасно известно.

В этот момент в дверь позвонили и раздался голос Кевина:

— Мадо! Умоляю, позволь мне объясниться. Выслушай меня! Я изменился. Я больше не пью. Дай мне еще один шанс. Один-единственный шанс!

Воспользовавшись тем, что нападавший отвлекся, Мадлен схватила Фельдмановский приз и ударила черноусого в лицо. Тот зашатался и выронил пистолет.

— Что ты там делаешь? Что это за шум? — спросил Кевин.

Мужчина кинулся за оружием, но Мадлен изо всех сил пнула пистолет, и он улетел под диван со скоростью хоккейной шайбы. Выхватив нож из ножен, привязанных к ноге под коленом, непрошеный гость бросился на Мадлен. Его лицо было залито кровью. Девушка увернулась и ударила его коленом в пах. Мужчина сдавленно вскрикнул и, пошатнувшись, задел книжный шкаф, который тут же на него обрушился.

— Мадо! Мадо! Ты не ушиблась? — метался за дверью Кевин.

Мадлен не стала ждать, пока незнакомец поднимется на ноги. Подобрав подол платья, чтобы легче было бежать, она схватила в прихожей бумажник и открыла дверь, за которой Кевин терзал в руках букет.

— Мадо! Клянусь, я больше не прикоснусь к алкоголю. Мне так жаль! Если бы ты знала, как мне жаль! Но это в прошлом, понимаешь? Это больше не повторится!

Увидев, что Мадлен вся в крови, он очень удивился, но девушка не дала ему времени разразиться новой тирадой. Она выхватила у Кевина букет, швырнула цветы в усатого и бросилась вниз. В этот момент на лестнице показались двое мужчин, которые бежали ей навстречу. Мадлен на мгновение замерла, а затем ринулась назад, перепрыгивая через несколько ступенек. Увидев, что она возвращается, Кевин решил, что не все потеряно:

— Мадо! Нам пора объясниться и...

— Увы, Кевин. Сейчас не до того.

Взбежав наверх, Мадлен выскочила на плоскую крышу. Вооруженные преследователи гнались за ней по пятам. Запыхавшись, Мадлен остановилась у самого края и обернулась. Увидев настигавших ее врагов, она решила, что все кончено. Оставалось только совершить невозможное.

Мадлен разбежалась и взмыла над переулком, надеясь перепрыгнуть на крышу соседнего дома. Она раскинула руки и пожалела, что это не крылья. На долю секунды ей показалось, что она парит. Прямо перед ней расстилалась гладкая крыша с ярко сиявшим водосточным желобом.

"Только бы долететь".

Ее босые ноги ударились о черепицу. Мадлен ухватилась за водосточный желоб и, соскользнув с крыши, свалилась на расположенный ниже балкон. Окно было открыто, и она ворвалась в чужую квартиру.

Не обращая внимания на остолбеневших от изумления людей, Мадлен ринулась к двери, сбежала по лестнице и выскочила на улицу — окровавленная, в разорванном платье, босая, но с бумажником, засунутым за корсаж. Она выбежала на дорогу, подняла руку, и машина, взвизгнув покрышками, резко затормозила прямо перед ней.

— Очень жаль, дорогая, но моя смена закончилась. Я вас подвезу, только если нам по пути.

В эту минуту из подъезда выскочили трое преследователей. Они увидели Мадлен и бросились за ней. Девушка прыгнула в машину:

— Едем! Неважно куда, только скорее! Водитель покосился на багровые пятна на платье

пассажирки:

— Вы что, ранены? Ладно, я сегодня добрый. Куда едем?

Он поправил зеркало заднего вида.

— Поехали! Куда угодно, только скорее! Ради бога!

— Ладно! Жене скажу, что это был особый случай. Когда я опаздываю, она закатывает скандал.

— Погодите, я знаю, куда ехать.

Машина скрылась в ночи, оставив выбившихся из сил преследователей далеко позади.

 

"Мы в стр-р-рашной опасности! В стр-р-рашной опасности!"

Попугай наслаждался, раскатисто произнося каждую "р".

— Заткнись, Уинстон! Или я зажарю тебя на Рождество вместе индейки! Хм, Мадо, я правильно тебя поняла? Им все известно. Кому это им?

— Некогда объяснять, мама. Нужно его забрать и спрятать в надежном месте. Скорее! Едем! Нужно спасти его!

"Скорее! Едем! Нужно спасти его! Скорее! Едем! Нужно спасти его!" — повторил попугай, встопорщив от возбуждения перья.

— Мадо, успокойся! Откуда эта кровь? Ты что, ранена? А тебе, Уинстон, в последний раз говорю: замолкни или останешься без обеда.

Мадлен схватила мать за руку:

— Мама, послушай, нужно торопиться. Меня преследуют! Эти люди вели себя так, будто им все известно.

— Этого не может быть.

— Это агенты какой-то чужой страны. Вероятно, они уже давно за мной следят. Надо поскорее его спрятать. Я думаю, что они вот-вот явятся сюда.

— Да что ты такое говоришь?

— Мама, я не шучу!

Карина приоткрыла входную дверь и увидела, как по лестнице крадутся мужчины с оружием в руках — молчаливые и грозные.

Женщины бросились на кухню. Карина вытащила из морозилки контейнер кубической формы, оснащенный циферблатами и термометрами.

Поднявшись по черному ходу на верхний этаж, они стали ждать. Незнакомцы позвонили в дверь, а затем выбили ее. Мать и дочь бросились бежать со всех ног. Последнее, что они слышали, был голос Уинстона, повторявшего: "Это серьезно! Серьезно!"

 

Женщины поставили контейнер в багажник, который невозмутимый водитель открыл, не выходя из машины.

— Жена меня убьет. Я действительно слишком задержался.

Машина рванула с места.

— Ну что, опять куда угодно, лишь бы подальше, а по дороге вы решите, куда ехать? Так? — Таксист мрачно посмотрел в зеркало заднего вида и прибавил скорости. — Полагаю, это ваша мать? Приятно познакомиться. Сразу видно, что вы родственники. А вот моя жена совсем не похожа на свою мамашу. Попробуй пойми, отчего так получается... Вероятно, это какие-то генетические штучки. Да-а-а... С тех пор как проковыряли эту озоновую дыру, все как с ума посходили. А коровье бешенство? Я считаю, что, если вы ели корову, которую кормили мясом, внутри у вас наверняка что-нибудь испортится. Это как у свиней, которым скармливают то, что осталось от других свиней. Каннибализм вряд ли идет здоровью на пользу.

Мадлен с беспокойством посмотрела назад, но произнесла только:

— Еще быстрее, пожалуйста!

— Сейчас вы скажете, что это вопрос жизни и смерти?

В эту минуту пуля пробила стекло. Из темноты позади них возник другой автомобиль.

— Моя машина! — завопил водитель.

Однако он понял, что рискует гораздо большим, и втопил педаль газа в пол. Они мчались по набережным Сены, черный автомобиль висел у них на хвосте.

Бросая машину из стороны в сторону, таксист ворчал:

— Слава богу, страховка еще действует! И зачем только я взял пассажиров, смена-то уже кончилась! Жена меня точно убьет!

Свернув с набережной, они помчались по прилегающей улице, но она закончилась тупиком. Они услышали, как позади резко затормозила другая машина и захлопали дверцы.

Мадлен, ее мать и таксист вылезли с поднятыми руками. Усатый навел на них пистолет. Его лоб пересекала большая кровоточащая ссадина.

— Поверьте, госпожа Валлемберг, я бы предпочел избежать этого маленького недоразумения, и снова спрашиваю: вы готовы сотрудничать?

Он велел помощнику открыть багажник такси. Тот выполнил приказание и вскоре вернулся, осторожно и даже с некоторым испугом держа в руках изотермический контейнер с циферблатами и термометрами.

Третий из нападавших начал открывать замки контейнера. Он поднял крышку, и рассеянный свет, хлынувший наружу, осветил его лицо.

Таксист наклонился к Мадлен и шепотом спросил:

— Что там такое, а?

Незнакомцы по очереди подходили к ящику, чтобы взглянуть на его драгоценное содержимое.

— Неужели это действительно?.. — потрясенно прошептал Второй.

— Если это и правда оно, то в это слишком... — подхватил Третий.

Второй нервно сплюнул:

— Никак не могу поверить, что это существует на самом деле.

Третий указал на женщин и водителя:

— Они больше не нужны. Пристрелить? Однако усатый, который, судя по всему, был у них

главным, остался невозмутим. Он провел рукой по рыжим волосам Мадлен, коснулся темной шевелюры ее матери:

— Объект у нас. Но мы не знаем, как с ним обращаться. Что, если мы не получим ожидаемых результатов? Все придется начинать сначала. Так что лучше оставить их в живых. Уберите только таксиста, лишние свидетели ни к чему.

— Месье, теперь, когда вы обратили на меня внимание, хочу заметить, что я оказался здесь лишь в силу печального стечения обстоятельств. Обычно я в это время уже не работаю. На этот счет имеется строжайшее распоряжение профсоюза. Сверхурочная работа больше не учитывается. Меня ждет жена, и если я еще опоздаю, то рискую получить серьезную взбучку. Вы знаете, каковы эти женщины и...

Второй приставил пистолет к виску таксиста, но нажать на курок не успел. Кто-то приставил ствол к его собственному затылку.

— Бросай оружие!

Услышав знакомый голос, женщины обернулись и увидели своего спасителя, который был вооружен тяжелым револьвером.

— Кевин! — воскликнула Мадлен.

— Бегите! Я их задержу.

Трое мужчин переглянулись и стали незаметно отодвигаться друг от друга, чтобы Кевин не мог держать под прицелом всех сразу.

— Стоять! Не двигаться!

Незнакомцы замерли, прикидывая, насколько опасен новый участник событий и стоит ли доверять его грозному виду.

Мадлен схватила контейнер и, таща за собой мать, бросилась в такси. Водитель, на этот раз без лишних слов, долго сдавал назад. Такси едва протиснулось между черной машиной и стеной, развернулось и, взвизгнув тормозами, помчалось прочь.

Мадлен опустила боковое стекло и крикнула:

— Спасибо, Кевин! Я этого не забуду!

Не проехали они и сотни метров, как до них донеслись выстрелы и предсмертный крик молодого человека.

Что ж, может, я и ошибалась насчет этого парня, пробормотала Карина вместо надгробного слова. ? Некоторые мужчины не так уж плохи.

Дальше они ехали молча. Через некоторое время таксист, в очередной раз поправив зеркало, сказал:

— Думаю, жена уже спит. Ну что, дамы, куда вас отвезти?

— Эти парни чертовски хорошо организованы. Наверняка они устроили засаду и у тебя, и у меня, и в лаборатории. Там появляться нельзя, — сказала Карина.

— Может, в гостиницу? — предложил водитель. — Я знаю одну неплохую — "Поющая вошь". Ее держит один мой друг.

— Рано или поздно они отыщут нас там. Нет, нам нужно надежное укрытие. Действительно надежное.

Над холмом Монмартр вставало солнце, освещая храм Сакре-Кер.

— О, знаю! Только она может вытащить нас из всего этого, — воскликнула Карина. И назвала таксисту адрес.

 

Калитка распахнулась. За ней стояла женщина лет шестидесяти в розовом пеньюаре. Ее волосы были накручены на бигуди и уложены под сетку, лицо намазано кремом. Из уголка рта свисала маисовая сигаретка.

— Ты! Вот это да! Сколько лет прошло!

— Мари-Жо!

— Карина! Вот это да! Могла ли я подумать, что увижу тебя здесь в шесть утра!

Женщины крепко обнялись и долго не выпускали друг друга из объятий.

? У нас творятся довольно странные дела, поэтому...

— Вот и прекрасно! У меня бессонница, и я кисну

перед телевизором. Я теперь знаю все об охоте и рыбалке!

— Мари-Жо! Мари-Жо! Снова объятия.

— Как приятно снова тебя видеть! Сколько лет прошло? Двадцать?

— Думаю, все тридцать. Мари-Жо сделала шаг назад.

— А это твои дочь и сын? — спросила она, указывая на Мадлен и таксиста.

— Моя дочь. Я потом объясню, а сейчас нам лучше

войти в дом. У нас есть срочное дело. Мне очень нужна твоя помощь, Мари-Жо.

— Ничего серьезного, я надеюсь?

— Да нет, что ты. Просто банда, которая собирается нас прикончить. Сущие пустяки.

Таксист покачал головой:

— Что ж, все это, конечно, замечательно, но уже поздно, мне пора. Жена наверняка проснулась. Не помню, говорил я или нет, но характер у нее не дай бог.

Карина посмотрела на счетчик и заплатила обозначенную на нем чудовищную сумму.

Водитель пересчитал деньги.

Черт возьми! Ну и вечер! Нет, больше ни за что не стану работать сверхурочно! — бросил он на прощание.

Тем временем Мария-Жозефина вернулась с бейсбольной битой и встала как часовой у входа на свою виллу в Медоне[36].

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Рай на заказ":