Бернард Вербер

Модный шеллак, статья обзор о моде в 2016 году, маникюрес.ру.

 



Бернард Вербер
Рай на заказ

(en: "Custom Paradise", fr: "Paradis sur mesure"), 2008

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 |

 


20-я страница> поставить закладку

 

— Тут начинается самое удивительное, — сказала Карина. — Новые женщины задействуют разные генетические программы, и все их потомки будут отличаться друг от друга и внешним видом, и характером.

Повисла пауза.

— Мадлен, сегодня мы отмечаем день твоего рождения, — наконец произнесла Мария-Жозефина, — но мы также празднуем еще одно событие. Мы с твоей матерью... Мы собираемся заключить гражданское соглашение об общности интересов[43].

— Это, кстати, очень выгодно с точки зрения уплаты налогов, — добавила Карина, которая явно была несколько смущена.

Мария-Жозефина и Карина взялись за руки. Мадлен тут же снова улыбнулась:

— Пусть ваши интересы как можно, дольше будут общими!

— За Еву-103! — провозгласил Жерар, вставая.

— За Еву-103, — подхватили остальные, отодвигая стулья, чтобы выпить стоя.

Когда все снова сели, метрдотель принес новые блюда.

Мадлен наклонилась и шепнула на ухо соседу:

— Многие из моих яиц погибли. Почему же именно Ева-103 первой пережила все стадии созревания? Может, все дело в том, что... — она пристально посмотрела на Жерара, — создавая Еву-103, я взяла сперму из последних партий, которые вы доставили мне в этом году... Но даже несмотря на заморозку жидким азотом, эта сперма показалась мне более молодой и свежей. Я в состоянии распознать свежесобранную сперму. И учитывая, насколько внимательно вы относились к качеству материалов, которые доставляете мне, я стала задавать себе кое-какие вопросы.

Полковник внезапно очень заинтересовался содержимым своей тарелки.

— Это моя, — пробормотал он.

— Вы хотите сказать: ваша сперма?

Мадлен расхохоталась. Полковник растерянно спросил:

— Почему вы смеетесь?

— Потому что меня посетила та же самая мысль, — пробормотала Мадлен, давясь от смеха. — Я использовала свою яйцеклетку. Выходит, что Ева-103... — наш ребенок. Вернее, наше яйцо. Его родителями не стали ни топ-модель, ни нобелевский лауреат. Это зародыш, произошедший от нас.

— Тогда выходит, что мы... стали его родителями, не занимаясь сексом?

— Ну да.

Жерар Пантель поправил галстук, пытаясь скрыть замешательство. Мадлен же оставалась невозмутимой.

— Если она выживет, то сможет производить на свет только девочек. И те в свою очередь тоже смогут дать жизнь только девочкам.

— Мир женщин? — вмешалась в разговор Мария-Жозефина. — Ну что ж, зато у них будет меньше соблазна затеять войну. Женщины дарят жизнь и поэтому больше ее ценят.

— Я чувствую себя едва ли не как доктор Франкенштейн, создающий монстра, — призналась Мадлен.

— Но вы сами привлекли всеобщее внимание к тому, что мир насекомых уже функционирует подобным образом. А насекомые живут на Земле гораздо дольше, чем мы. Вполне вероятно, что феминизация — это нормальный этап эволюции общественных животных.

— Возможно, вы правы. Нам это кажется диким, потому что мы сравниваем это с тем миром, в котором живем сейчас, но если у наших дочерей не будет выбора... В конце концов они просто забудут, что мужчины вообще существовали.

— Как ящерицы, которые перестают искать самцов.

Полковник задумчиво улыбнулся:

— Однажды на Земле останутся только женщины, а мужчины превратятся в легенду.

— Что вы сказали? — спросила Мадлен, подскочив на стуле.

Однажды Земля будет принадлежать только женщинам, а мужчины — и это совершенно логично канут в небытие. Тех, кто станет утверждать, будто они когда-то существовали, поднимут на смех. То есть мужчины превратятся в легенду.

Именно эту фразу я слышала во сне, — сказала Мадлен.

Она закрыла глаза, и увидела прекрасное лицо Ребекки.

"1.Минерал.

2. Растение.

3. Животное.

4. Человек.

А дальше?

5. Женщина? "

В этот момент у входа в ресторан раздался громкий возмущенный голос.

Высокий седой мужчина возмущался тем, что его остановила охрана. Карина тут же вмешалась и распорядилась пропустить гостя.

— Мадлен, это твой коллега. Он так хорошо говорил о тебе на церемонии вручения Фельдмановской премии, что я решила порадовать тебя и пригласить его сегодня. Он уже давно просит у меня позволения повидаться с тобой.

Профессор Мишель Рейнуар выглядел смущенным.

— Мадлен... Я знаю, что вы продолжаете исследования, которые мы раньше вели вместе. Я хотел бы узнать, не возьмете ли вы меня в ассистенты?

Мгновение девушка молча смотрела на своего бывшего руководителя.

— Благодарю вас, Мишель, но я теперь прекрасно справляюсь сама.

— После вашего ухода наш центр лишился большей части финансирования. Меня уволили.

Мадлен стало немного жаль профессора. И этого человека еще недавно она так боялась! Мишель Рейнуар протянул ей маленький сверток, перевязанный ленточкой:

— В любом случае, с днем рождения!

Мадлен развернула пакет. Внутри оказался сиреневый кожаный футляр, а в нем большие наручные часы в оправе из драгоценных камней.

— Это потрясающе. Правда. Спасибо, Мишель.

— Примерьте их, пожалуйста. Мне хочется посмотреть, подойдут ли они вам.

Мадлен надела часы на запястье.

— Я знаю, что вы не носите наручных часов, но начать никогда не поздно!

Бывший руководитель отдела по перспективному прогнозированию в сфере биологии выглядел сильно постаревшим.

— Кроме того, я считаю, что каждая секунда имеет собственную ценность... — Профессор Рейнуар пятился к выходу. — Ну что ж, не буду вас больше беспокоить. Госпожа Валлемберг, с вашей стороны было очень любезно разрешить мне повидаться с вашей дочерью.

Воспользовавшись паузой после ухода Мишеля Рейнуара, к столу подошел метрдотель:

— Могу я предложить вам десерт? Мобильный полковника зазвонил с таким звуком, с каким раньше звонили старые телефоны с диском. Взглянув на определившийся номер, Жерар Пантель поднес трубку к уху и побледнел как покойник. В чем дело, Жерар? — спросила Мари-Жо. Полковник вскочил, схватил Мадлен за руку и потащил из-за стола.

— Чрезвычайные обстоятельства! Извините нас! — И они помчались к лифту.

Выскочив на улицу, полковник втолкнул Мадлен в военную машину, приказал водителю уступить ему свое место и рванул вперед.

— Вы скажете мне наконец, что происходит? — спросила Мадлен.

Вместо ответа полковник включил радиоприемник.

"...чудовищной силы, произошедший в считаные минуты. Этот неожиданный обмен ударами уже привел к гибели нескольких миллионов человек в Нью-Дели и Исламабаде. Но как мне сообщают сейчас... обе стороны произвели запуск новых ракет и..."

Полковник выключил радио, чтобы не отвлекаться от дороги. Не снижая скорости, они проскакивали между автобусами и то и дело вылетали на тротуар, сея панику среди пешеходов.

— Я не должна была уходить из лаборатории! — кипела от ярости Мадлен.

Неожиданно им в бок врезался внедорожник "лендровер", возникший словно из воздуха. Мадлен узнала сидевших в нем: это была та же троица, что когда-то преследовала ее. За рулем сидел усатый.

Полковник выхватил пистолет и начал стрелять через окно, не переставая давить на газ. Через некоторое время они сумели оторваться от преследователей и получили небольшую передышку.

— Как они нас нашли? — воскликнула Мадлен.

— Часы! Сейчас же снимите их! Похоже, ваш прекрасный коллега нашел новую работу! В часах радиомаяк.

Мадлен швырнула часы в окно.

Внедорожник догнал их и начал таранить задний бампер. Полковник Пантель отчаянно рисковал, вылетая на встречную полосу и проскакивая перекрестки на красный свет. На каждом повороте колеса отчаянно визжали.

Они выехали за город и мчались в сторону военной лаборатории, "лендровер" преследовал их по пятам. Внезапно сбоку прямо перед ними вывернул грузовик. Жерар крутанул руль, чтобы избежать столкновения, но машина вылетела в кювет, несколько раз перевернулась и замерла, врезавшись в дерево. Мадлен уже несколько секунд была без сознания.

Ребекка медленно нырнула. Сначала в прозрачных водах Сены скрылась ее голова, а затем и все тело превратилось в сиренево-красное пятно, в несколько отдельных темных капель, и совсем пропало. Ее спутницы также одна за другой исчезали в реке.

Время пошло быстрее.

Вода потеряла прозрачность, помутнела, потемнела, а затем стала грязной жижей. По небу стремительно проносились клочья облаков. Солнце вставало, катилось по небосклону, исчезало и появлялось опять — все быстрее и быстрее. Триумфальная арка так же стремительно лишалась роскошного растительного покрова. Старые белые камни обнажались как кости скелета.

Время уже не шло, а бежало.

Плиты мостовой душили траву на Елисейских Полях. На Марсовом поле Эйфелева башня сбросила зеленые растительные меха, явив миру проржавевшие куски железного лома. Кареты и коляски с впряженными в них страусами и казуарами испарились с кольцевой автодороги вместе со своими погонщицами. На улицах Парижа, как уродливые бородавки, выросли искромсанные остовы автомобилей и распавшиеся на части человеческие скелеты. Песок и обломки камней повсюду захватывали территорию: это была решающая победа мира минералов над миром растений и животных.

Вскоре возникла плотная дымовая завеса, которая становилась все гуще. Облако дыма стало багровым, затем оранжевым. Интенсивность цвета нарастала, появились желтые прожилки, и облако столбом опустилось вниз.

Гриб атомного взрыва рос в обратную сторону. Он уменьшился, превратился в огненный шар. Еще шаг назад — и вот это всего лишь небольшая вспышка, словно разорвалась обычная петарда.

Мадлен Валлемберг вздрогнула. До ее сознания донесся звук еще одного взрыва. И еще одного.

— Мадлен! Мадлен!

Она с трудом открыла глаза. Безносое, лишенное рта лицо. Протянутая рука. В следующую секунду она поняла, что над ней нависает перевернутое лицо Жерара Пантеля.

— Двигаться можешь? — спросил он с беспокойством.

Мадлен попыталась перевернуть изображение. Острая боль пронзила виски. Ремень безопасности удержал ее в кресле, и она висела вниз головой в опрокинувшейся машине. Жерар освободил ее и осторожно вытащил наружу.

Мир встал с головы на ноги.

— Ты в порядке?

— Не знаю.

— Быстрее, нужно убираться отсюда.

Мадлен стояла, опираясь на руку полковника. Она почувствовала, как что-то теплое течет по ее голове. Она коснулась своего лба и увидела, что рука в крови. Должно быть, она ударилась обо что-то головой.

И тут она увидела трупы троих преследователей и еще одного незнакомца — вероятно, водителя грузовика.

Жерар все еще держал пистолет в руке. Она поняла, что за взрывы слышала сквозь забытье.

— Нужно как можно скорее вернуться в лабораторию!

Полковник уже сидел за рулем "лендровера", принадлежавшего их преследователям. Он включил зажигание. Мадлен с трудом забралась на кресло рядом с водителем, пристегнула ремень и включила радио.

"Ответные запуски ракет были произведены автоматически и... Что?! Радары НАТО только что зафиксировали старт неизвестной ракеты в окрестностях Исламабада. Судя по всему, противоракетные системы не смогли ее остановить..."

Полковник выключил радио.

В нашем положении лучше сначала действовать, а уже потом интересоваться новостями.

Спидометр "лендровера" показывал более двухсот километров в час. Машина мчалась в тревожно клубящейся ночной тьме.

Мадлен закрыла глаза и вновь перенеслась в будущее.

Она видела, как исчезают остовы машин и скелеты, как возвращаются растения, цветы. Стебли плюща опять показались из земли, постепенно опутывая Эйфелеву башню, Сакре-Кер, Лувр, Триумфальную арку. Воды Сены прояснились.

Ребекка вышла на берег, вытерлась и направилась к страусу. Подойдя с седлом в руках к своему пернатому скакуну, она замерла.

"Значит, будущее еще не определено. Его судьба решится в ближайшие секунды. Все еще возможно".

Полковник лавировал между машинами, не убирая ноги с педали газа.

Они появились перед военной лабораторией как из-под земли и, не замедляя хода перед будкой часового, снесли шлагбаум. Взвизгнули тормоза, распахнулась дверца, и Жерар выскочил из машины, держа Мадлен за руку.

Используя свои магнитные карты, они миновали все уровни системы безопасности и оказались в лифте, который начал опускаться вниз сквозь слои бетона и стали.

Мадлен знала: чтобы попасть на самый глубокий этаж, где находилась ее секретная лаборатория, нужно несколько минут.

"Будущее Земли зависит от того... что я сделаю в ближайшие секунды".

Мадлен повторяла эту фразу про себя, чтобы набраться смелости. Но пока она была еще не готова действовать. И закрыла глаза, чтобы узнать, как обстоят дела в ее сне о будущем.

Верхом на страусе, Ребекка мчалась вперед. Она остановилась у входа в метро напротив башни Монпарнас, покрытой зелеными листьями, привязала верховую птицу к столбу. Вход зарос растениями. Ребекка зажгла факел, раздвинула стебли лиан, протиснулась вглубь коридора и спустилась по неподвижному эскалатору. Она прошла по перрону и, освещая путь чадящим факелом, приблизилась к газетному киоску, который каким-то чудом уцелел. В витрине стоял один-единственный журнал с парой знаменитостей на обложке.

Мадлен узнала фотографию. Ребекка из будущего разглядывала глянцевую обложку, на которой были изображены... Мадлен Валлемберг и полковник Жерар Пантель, которые, держась за руки, выходили из бронированного лимузина у подножия Эйфелевой башни.

Огромный заголовок, напечатанный белыми буквами, гласил: "Редкое появление на публике великого ученого Мадлен Валлемберг, лауреата Фельдмановской премии года. Свой день рождения она встретила в обществе полковника Пантеля".

"Значит, это будущее возможно. Оно снова появляется... "

Мадлен даже почувствовала удивление Ребекки, пытавшейся понять, что изображено на фотографии.

Она даже услышала мысли Ребекки, которая говорила сама себе:

"Значит, это прошлое возможно... "

Обе девушки одновременно подумали:

"Как рассказать об этом остальным?"

Лифт внезапно остановился. От резкого толчка Мадлен и Жерар не удержались на ногах и ударились о стенки. Замигали красные лампы, завыла сирена. — Что случилось? — спросила девушка. В ответ шахту лифта сотрясла целая серия мощных толчков, как при сильном землетрясении. Почти полчаса кабина болталась из стороны в сторону на конце троса. Мадлен и полковника по очереди вырвало. Когда тряска наконец прекратилась, в динамиках раздался голос, читавший записанное на пленку сообщение:

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Рай на заказ":