Бернард Вербер

https://aurusfilter.ru фильтр аурус насколько аурус. ; Мыслей про обновленный mitsubishi pajero 4 www.nikko-mitsubishi.ru.

 



Бернард Вербер
Последний секрет

(en: "The Ultimate Secret", fr: "L'Ultime Secret"), 2001

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 |

 


26-я страница> поставить закладку

 

– Работают только те, кто хочет, и в той области, которая нравится, – уточняет Ариана. – Но работать хотят практически все. Здесь люди упорно добиваются разрешения продлить свое пребывание в мастерских. Они ворчат, когда приходит время ложиться спать. И могу вам сказать, что успех марки «Крейзи секьюрити» не случаен. Ни один нормальный рабочий не смог бы достичь такого уровня эффективности. Параноики дублируют систему безопасности в самой системе безопасности. Каждый провод имеет парный аналог, чтобы система продолжала работать даже в случае поломки. Слабые места защищены стальными корпусами. Вы видели маленькие дырочки на боках? Это дополнительные шоковые детекторы, которые даже не обозначены на приборе. Они устанавливают их просто из профессиональной добросовестности. Ах, если бы люди знали, что механизмы, которые их защищают, построили так называемые сумасшедшие.

Лукреция осматривает системы безопасности, предназначенные для автомобилей, домов, кораблей, вилл. Справа от нее этажерка, на которой стоят в ряд, как на параде, садовые гномики с инфракрасными глазами. Чуть дальше – фальшивые деревья с камерами вместо плодов. Скульптуры с кучей детекторов. Автомобильные радиоприемники с цифровым кодом. Рули, бьющие током. Датчики, реагирующие на тепловое излучение. Словно находишься в прихожей у секретных агентов!

Ариана, похоже, не разделяет ее увлеченность.

– Систему безопасности больницы создали тоже они, – объясняет она. – Поэтому охранники больше не нужны. Каждый знает, что с острова убежать невозможно, ведь за ним следят системы обнаружения, построенные параноиками.

Лукреция чувствует себя немного усталой.

– Именно поэтому я привела вас сюда, – добавляет Ариана. – Безопаснее всего в центре циклона.

Она тянет за рукав рыжего, который все время моргает глазами, словно всего боится. Он подскакивает.

– Пьерро, ты не мог бы научить нас обманывать системы безопасности, пожалуйста?

– Надеюсь, ты не хочешь сбежать? Ты ведь не пытаешься меня надуть?

Растерявшись, Ариана запинается. Лукреция с полуслова понимает проблему и берет Пьерро за руку.

– Вы правы. Вас обманывают, вам лгут. В действительности ситуация серьезнее, чем кажется.

Другие параноики, которых одержимость вынудила развить слух, более тонкий, чем средний, тут же окружают их.

– Против вас существует заговор, – быстро выдумывает Лукреция.

Рыжий моргает в два раза быстрее. Он сжимает кулак.

– Я знал это, – злится другой параноик позади него. – Все это было ненормально. Все шло слишком хорошо, чтобы продолжаться.

– Они убили Феншэ. Это убийство, – шепчет Лукреция. – Потом виновные собираются убить всех на Святой Маргарите. Потому что они не хотят признать ваши достоинства и пересмотреть свои методы. Успех Святой Маргариты обязал бы их расписаться в том, что вы, так называемые сумасшедшие, сильнее.

– Сумасшедшие? Здесь есть сумасшедшие? – спрашивает больной, который не только параноик, но и обидчивый параноик.

– Ты прекрасно знаешь, что так называют нас наши враги! – отвечает другой.

– Против нас существует заговор! Я знал это, – признают ближайшие к параноикам.

Теперь шум всеобщий, больше никто не работает.

– В больнице есть предатели, они собираются уничтожить всех вас по очереди, – продолжает Лукреция. – Я журналист, и я здесь, чтобы сообщить людям, как восхитительно то, что вы делаете, и что надо остановить предателей, прежде чем опыт Феншэ будет утерян.

Больные гудят от возмущения. Внушив гнев, Лукреция умеряет его:

– Успокойтесь. Еще не время выступать. Надо действовать незаметно. Я должна выйти отсюда, чтобы найти помощь. Помогите мне и продолжайте делать вид, что ничего не знаете, тогда мы схватим их внезапно.

Пьерро, видимо, лидер параноиков, тут же ведет обеих женщин в смежную комнату.

– Здесь информационный центр, – сообщает он. – Все камеры контроля сходятся в этом месте. За сотнями экранов следят вот эти люди, от которых не ускользает ничего.

Пьерро показывает двадцати надзирателям, что все в порядке.

– Сначала я отключу сигнализацию, – говорит он и нажимает несколько кнопок. – Потом выключу систему слежения на другом конце острова. Таким образом, они потеряют время, разыскивая вас не в том направлении. Наконец, я разъединю все угловые детекторы. Вам надо только добраться до южного берега. Прыгайте в воду, а потом вам останется лишь доплыть до острова Сент-Онор. Монахи помогут вам вернуться в Канны. Это осуществимо. Уходите по крыше, это надежней.

Пьерро звонит, настраивает экран, стучит по клавиатуре и жестом показывает, что путь свободен. Лукреция с беспокойством смотрит на него. Наконец больной нажимает на рычаг, и автоматическая электрическая лестница опускается. Ариана и Лукреция взбираются по перекладинам.

89

Мышь поднялась по лесенке.

Там самый трудный участок: бритвенные лезвия. Чтобы пройти дальше, Фрейду пришлось пораниться, но он, казалось, не почувствовал боли. Свет рукояти влечет его. Он поскользнулся и упал. Поднялся. Снова соскользнул.

90

Ариана и Лукреция выползают на крышу строения и царапаются об осколки бутылок, разложенных в целях безопасности. Девушки прыгают в рощу и бегут к южному берегу.

Они поднимаются по скалам и оказываются на вершине утеса.

– Что будем делать? – с беспокойством спрашивает Ариана.

– Надо прыгать в море, – произносит Лукреция. – Мне кажется, с этой стороны легче – мы не упадем на скалы. Но надо как следует разогнаться, чтобы перелететь небольшие рифы, о которые можно пораниться.

Обе девушки наклоняются и смотрят на море, что на двадцать метров ниже с грохотом бьется о каменные кружева.

– У меня голова кружится. Я никогда не смогу прыгнуть.

– У меня тоже головокружение, если это вас успокоит. Все это в голове. Не смотрите вниз и прыгайте не думая.

Ариана и Лукреция готовятся к прыжку, но вдруг громкоговоритель, встроенный в садового карлика, приказывает:

– Ариана, вернись! Если ты немедленно не вернешься, ты никогда не получишь Последний секрет!

Молодая женщина задета за живое.

– Что такое Последний секрет? – спрашивает Лукреция.

– Это Абсолютное Вознаграждение, – с беспокойством отвечает та.

– Вернись, Ариана, и приведи «гостью».

Ариана выглядит потрясенной.

– Абсолютное Вознаграждение… А можно пояснее?

– Есть что-то, что называется Последним секретом, и это, по слухам, самая лучшая вещь в мире. Она сильнее всего. Сильнее всех мотиваций, всех амбиций и всех наркотиков. Это как нирвана. Переживание этого превосходит все.

Ариана говорит так, словно больше не владеет собой. В ее уме все спуталось. Теперь она по-другому смотрит на свою подругу.

Вокруг них появляются больные, чтобы их поймать. Во главе параноики и, конечно, Пьерро.

Понимая, что журналистка его одурачила, он хочет насолить ей еще больше.

– Хватай ее, Ариана! Если когда-нибудь хочешь получить доступ к Последнему секрету, останови ее! – кричит он в громкоговоритель.

Рот Арианы искажает тик.

Лукреция порывается прыгнуть в море, но Ариана удерживает ее за запястье.

Журналистка тянет руку, но хватка циклотимика крепка.

– Отпусти меня, Ариана!

Та странным голосом отвечает:

– Сегодня я прочла в газете свой гороскоп. Там было написано: «Не позволяйте вашим друзьям упасть».

Сумасшедшие и санитары подходят все ближе. У Лукреции больше нет выбора. Она кусает руку Арианы, и та отпускает ее.

Освободившись наконец, Лукреция подчиняется закону земного притяжения, который быстро тянет ее вниз. Она закрывает глаза и слышит, как воздух свистит у нее в ушах.

91

Фрейд встал, поскользнулся и упал в воду.

92

Ариана наклоняется, чтобы увидеть, что происходит внизу. Она закусывает нижнюю губу.

– Наверное, я должна была ее удержать, должна была, – вздыхает она.

– Не мучай себя, она всплывет.

Больные и санитары ждут, но Лукреция не появляется.

– Вероятно, она напоролась на подводную скалу, потому и не поднимается на поверхность, – говорит помощник санитара.

Ариана морщится.

– Я должна была, должна была…

Все наклоняются, прощупывая взглядами морскую поверхность, но волнение слишком велико, чтобы можно было различить пронзенное скалой тело. Пьерро не показывает ни малейшего признака жалости.

– Отлично, – говорит он. – Она намеревалась все осветить в прессе.

Ариана продолжает верить, что ее подруга выжила. Она все еще смотрит на поверхность моря, а остальные уходят, чтобы снова заняться своими делами.

– Давай, пойдем же, – говорит ей Пьерро. Поколебавшись, Ариана идет за ним.

93

«Мыши умеют плавать?»

Мышь задыхалась, барахталась. Она погружалась в воду из-за того, что неправильно двигалась.

Самюэль Феншэ и Жан-Луи Мартен сомневались, стоит ли вмешиваться: это исказило бы эксперимент.

94

Морская поверхность пустынна. Волны по-прежнему бьются об отвесные скалы. На пляж выносит кусок пурпурной ткани, испачканной кровью.

95

В конце концов Фрейд всплывает. Сквозь воду он увидел рукоять, успокоился и нашел способ подняться на поверхность. Мышь входит в зону, где полагается спуститься в подводный туннель, чтобы продвинуться вперед. Фрейд, который впервые увидел воду каких-то несколько минут назад и даже не знал, умеет ли плавать, задержав дыхание, бросается вниз и углубляется в туннель.

96

Ариана, для очистки совести, возвращается на обрыв, с которого прыгнула журналистка. Она замечает окровавленную ткань.

Не шевелясь, она смотрит на поверхность воды. Крабы внизу бегут, будто для того, чтобы присоединиться к пиру.

Все, что может быть плохо, – плохо. Что бы я ни делала, я ошибаюсь. Только в кино люди в конце концов выходят из воды.

Средиземное море волнуется, и его рев становится оглушительным. Ариана все еще всматривается в воду, но вдруг все тонет в густом морском тумане, который нагнали ветры. Туман становится непроницаемым. С высоты Ариана больше не видит даже поверхности воды, покрытой серым пушком. Она, вздыхая, колеблется, не броситься ли в воду и ей, но звонок, означающий, что в столовой собираются подавать завтрак, удерживает ее.

97

Фрейд ловко плывет по прозрачному водному туннелю. Он помогает себе длинным розовым хвостом, чтобы продвигаться в этом месте, в конечном счете менее трудном, чем он предполагал. Единственное неудобство в том, что он не может пользоваться своими обонятельными рецепторами, – это слегка дезорганизует его.

Но и в воде он не терял цель из виду: восхитительная рукоять, маячащая вдали.

98

Спрятавшись во впадину, защищенную скалами, Лукреция дышит, высунув кончик носа из воды.

В такие моменты, говорит она себе, я хотела бы иметь нос подлиннее, он бы служил перископом.

Ее длинные рыжие волосы, словно водоросли, плавают вокруг. Сквозь воду она различает уходящую Ариану.

Ах ты, я бы тебе показала гороскоп! Хотя выдать себя девушке-Весам… В конечном счете я должна была усомниться.

Пользуясь туманом, который, словно хлопковая скатерть, накрыл поверхность моря, журналистка плывет к острову Сент-Онор.

К счастью, от острова до острова не так уж и далеко. Пьерро был прав.

99

Мышь Фрейд плывет.

100

Наконец она достигает второго из Леринских островов: острова Сент-Онор.

Лукреция выходит на пляж, с нее струями спадает вода – определенно наяда, выходящая из тумана. При падении она оцарапалась об острые скалы, и на ее левом бедре краснеет ссадина.

Поселение возвышается над виноградниками и оливковыми деревьями. Она идет в этом направлении. Внутри она обнаруживает масличный завод, над дверью которого висит зеленый гербовый щит с двумя пальмовыми листьями, окружающими митру епископа в качестве эмблемы. Надпись готическими буквами: «Леринское аббатство. Ликер „Лерина“». Далее:

«ЦИСТЕРЦИАНСКОЕ РЕЛИГИОЗНОЕ БРАТСТВО НЕПОРОЧНОГО ЗАЧАТИЯ».

В этот час здесь пусто, и она без помех добирается до старого монастыря.

Белые стены, высокие пальмы, красная черепица и венчающий это все заостренный шпиль церкви. Еще рано, и пока удивительно тихо. Лукреция решается войти в часовню, где молятся примерно тридцать монахов в белых сутанах, поверх которых надеты черные нагрудники, с тонзурами на голове. Все стоят на коленях.

Самый старый из них замечает растерянную молодую женщину и прерывает молитву. Тут же поворачиваются все монахи, словно движимые коллективным телепатическим приказанием, и с изумлением глядят на нее.

– Помогите мне. Помогите, – говорит она. – Я должна как можно скорее попасть в каннский порт.

Никакой реакции.

– Я прошу вас о помощи.

Маленького роста монах прикладывает палец ко рту, приказывая ей помолчать.

Несколько братьев окружают Лукрецию и, ни слова не говоря, хватают ее за локти и выводят из часовни. Маленький монах берет плитку и мел и пишет:

«Мы дали обет молчания и целомудрия. Поэтому никакого шума и никаких женщин здесь».

Он подчеркивает каждое слово, затем всю фразу.

Черт возьми, – говорит она себе, – из-за своих религиозных принципов они не собираются иметь со мной дела!

– Но я в опасности. Разве вы, как и любой человек, не обязаны спасать попавших в беду? Тем более женщин и сирот. Я женщина и к тому же сирота! Вы должны мне помочь.

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Последний секрет":