Бернард Вербер

http://www.lan.by/ Бюро переводов деловые услуги город Мозырь.

 



Бернард Вербер
Отец наших отцов

(en: "The Father of our Fathers", fr: "Le Pere De Nos Peres"), 1998

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 |

 


39-я страница> поставить закладку

 

- Как насчет "Адониса"? Единственный греческий бог, убитый вепрем.

- Неразумно брать на себя заботу об этом животном, - сказал Исидор, неожиданно охладев. - Он, наверное, требует постоянного ухода.

- Я попрошу Ван Лизбет, чтобы она вколола ему все нужные вакцины и объяснила мне, как его воспитывать. Свиньи спасли нам жизнь. Для них надо сделать то же самое. Помочь хотя бы одному, это уже что-то. Не так ли,... Адонис?

Поросенок ответил энергичным облизыванием шеи и щек юной журналистки.

Исидор не разделял ее энтузиазма, но признавал право выбора.

- Прежде чем идти в клинику "Мимозы", мне бы хотелось уточнить одну небольшую деталь,... - задумчиво произнес он.

- Какую именно?

Могучий журналист напустил на себя загадочный вид "Шерлока Холмса от науки", напавшего на горячий след.

- Мне кажется, я знаю, где сейчас находится пятипалая лапа.

15. НЕ ПОХОЖИ ЛИ МЫ НА МУРАВЬЕВ ?

ОН еще много часов наблюдал за муравьями.

ОН решил посмотреть, что будет, если оторвать у муравьишки одну ногу. Придя в себя, объект эксперимента отправился жаловаться другим муравьям. А если две ноги? Все еще разговаривают. Шесть ног? Продолжают интенсивное совещание. Тогда ОН оторвал ему живот. Вот, теперь уже все. Отсюда ОН сделал вывод, что до тех пор, пока остается хоть какая-нибудь надежда на выживание, индивидуум может рассчитывать на помощь группы.

Режим социального функционирования муравьев явно отличается от поведения крыс. Здесь не убивают ни слабых, ни больных, ни старых.

ОН провел массу экспериментов на муравейнике, вплоть до вспарывания живота самому муравьиному городу. ОН остался понаблюдать за поведением жителей. Оказалось, всех и каждого мобилизовали на немедленное восстановление разрухи. Рабочие муравьи перетаскивали яйца, а солдаты в это время собирали штурмовые батальоны для уничтожения врага.

После муравьев ОН издали принялся наблюдать за социальным поведением гиен. ОН пытался понять их манеру охотиться, разграничивать свои территориальные владения, регулировать взаимоотношения.

Точно так же ОН изучал львов, стада буффало, гиппопотамов, жирафов.

Каждая группа находила свои ответы на главный вопрос: "Как лучше всего можно прожить вместе?"

Было ясно, однако, что определенные виды животных отказывались искать общее решение и предпочитали охотиться в одиночку. Например, это относится к леопардам, черепахам и змеям. Другим же требовалось обитать толпой, чтобы существование их стало более или менее процветающим. Например, антилопы-гну, слоны, зебры. Целый день ОН потратил на исследование зверей. Знание других форм жизни дает понимание своей собственной.

Сейчас ОН уже привык к свету дня. Пропитания, оставшегося после стервятников, ему вполне хватало. А когда ОН не занимался изучением народов, населявших земную кору, ОН проводил долгие часы, следя за облаками. Нынешним вечером ОН крикнул облакам, что еще кое-чему научился.

Лучший способ жить в группе находится где-то посредине двух изученных им крайностей: сообщества крыс, где убивали всех слабых, и сообщества муравьев, где все кидаются на помощь любому раненому.

Да, сейчас ОН был в этом убежден: его собственный биологический вид должен создать свою модель, занимающую промежуточное место между "крысиностью" и "муравьиностью".

16. ТЕОРИЯ НЕПОНЯТОЙ ДУШИ

Исидор повлек Лукрецию вглубь Великой галереи эволюции. Девушка придерживала за поводок поросенка, который весело скакал впереди всех.

Он быстро пересекли опустевший музей. Время позднее и в виду не было ни одного посетителя. Неоновый свет проникал в зал через единственную полуоткрытую дверь. Туда они и вошли.

- Бонжур, профессор, - сказал Исидор.

Профессор Конрад, увлеченный своим микроскопом, подскочил на стуле. На долю секунды в его взгляде можно было прочесть панику, когда он узнал своих визитеров, а затем засуетился, будто пытаясь что-то спрятать. Могучий журналист приблизился. Профессор быстро взял себя в руки.

- Что вы тут делаете? Кто вам разрешал сюда входить? Эта секция музея закрыта для посетителей и к тому же часы рабо...

- Мы пришли кое-что забрать, - объявил Исидор и ткнул пальцем в сторону ящика, внутри которого находилась пятипалая лапа.

- Это не ваше.

- Но и не ваше.

Ученый пригрозил вызвать полицию.

- Нет проблем. Как только лапа окажется в безопасности, нас это очень даже устроит, - невозмутимо ответствовал Исидор.

Лукреция спустила Адониса с поводка.

- Исидор, откуда вы узнали, что лапа тут?

- Люсьен упоминал про экспертизу. Кто лучше всего сумеет провести анализ костей недостающего звена, как не наш виднейший национальный специалист? Вы, дражайший профессор Конрад. И потом, у меня было время поразмыслить. Кто из клуба "Откуда мы взялись?" мог больше всех возмущаться теорией Аджемяна, вплоть до готовности его убить? Вы. Кто обладал наибольшим поводом для этого? Опять вы.

Девушка шагнула вперед и придержала слегка сопротивляющегося ученого за хлястик халата.

- Заверяю вас, это вовсе не я его убил, - запротестовал палеонтолог.

Уже не сдерживаясь более, Лукреция обеими руками схватила его за воротник, желая придушить на месте.

- Лукреция, умоляю, оставьте вы эти детские привычки.

- Да, но я хочу его разговорить.

Поросенок Адонис совершал экскурсию по лаборатории. Сочтя место вполне интересным, он тут и сям обнюхал разные инструменты, а потом отправился на осмотр Великой галереи эволюции.

- Я вам все расскажу, только сначала отпустите, я же задыхаюсь!

Лукреция убрала руки от пленника.

Профессор Конрад поправил воротник и гордо выпрямился.

- Когда Аджемян раскрыл мне свою дикую теорию про недостающее звено, про гибрида свиньи с приматом, я запаниковал. Я сказал себе, что его надо остановить любой ценой. После разговора с Софи Элюан она немедленно срезала ему все фонды. Не может же она оказывать поддержку этой притянутой за уши гипотезе! Через какое-то время они развелись. Люсьен же был обеспокоен этим даже больше, чем его сестра. Поэтому он стал шпионить за Аджемяном, стараясь заранее узнать, что он будет делать дальше.

- "О рождении таланта можно узнать по спонтанному заговору, который вокруг него устраивают кретины", - вступил в разговор Исидор, парафразируя Джонатана Свифта.

- А потом Люсьен сказал мне, что если потребуется, он пойдет до самого конца, чтобы остановить Аджемяна. В то время мне это казалось несколько чрезмерным, но я отлично понимал, о каких ставках идет речь. Вы себе представляете, что будет, когда людям объявят, что по своему происхождению они принадлежат к свиньям?!

Издали можно было слышать, как изумленно хрюкал Адонис, обнаружив, что вся эта масса животных вокруг него совершенно не двигается.

- Вы, по меньшей мере, не занимаетесь самокопанием, поисками души. Вы дарвинисты и просто плывете себе по течению современности, какой бы она не была.

- Вот именно, раскройте глаза, - раздался позади них новый голос.

Люсьен Элюан.

- А у нашего профессора Конрада есть душа и когда ему стало ясно, что из себя представляет эта "лапа", он сказал мне: "Даже если ее уничтожить, все равно найдется кто-то, кто начнет копаться в этом деле и распускать слухи". Он сказал, что лучший способ покончить с этой идиотской теорией - это доказать, что сама лапа есть всего-лишь фальшивка. Сам тот факт, что вы здесь, говорит о его правоте. Плохие идеи живут долго.

Он, в который уже раз, наставил им в лицо свой револьвер.

- Так! Уж не знаю, как это вы ухитрились вылезть, но дело поправимо. Руки за спину, сидеть. И не вздумайте шевелиться!

Он их связал, сначала руки за спиной, а потом сделал множество оборотов веревкой вокруг корпуса, плотно затянув узлы.

- Ну-с, на этот раз не удерете, это я вам гарантирую.

- Люсьен, я вас умоляю, никакого насилия в храме знания! - запричитал профессор.

- Да кто тут говорит о насилии? Напротив, если вы докажете, что лапа фальшивая, я их отпущу и пусть весь мир узнает про это надувательство.

- А если он докажет, что это и в самом деле лапа гибрида? - заинтересовалась Лукреция.

- А-а! Тогда я вас убью. Профессор Конрад как-то упоминал, что у него не хватает деталек для сборки парочки презентабельных австралопитеков. Добавим в ваши скелеты костей от всяких там горилл и - вуаля! - пожалте вам самую симпатичную астралопитекскую семью среди всех музеев мира. Да и кто будет искать ваши трупы в центре Музея естественной истории?

Профессор Конрад явно сильно нервничал.

- Люсьен, прошу вас, перестаньте говорить про такие ужасы. И дайте мне наконец возможность работать! Истина - лучшее оружие.

Он взял лапу и скальпелем отделил тоненькую костяную стружку, кою и положил на предметное стекло.

- Начнем с датировки по углероду-14.

Он вращал ручки каких-то приборов, всматривался в экран своего компьютера, где рисовались многочисленные кривые. Профессор потер подбородок, нахмурился и объявил:

- Данные показывают, что кости более 50 000 лет.

- 50 000 лет! Но ведь по оценке Аджемяна недостающее звено существовало где-то в районе 3,7 миллионов лет!

- Я знаю, знаю. Но пока что мы достигли предела расчетов по углероду-14. Я провел эту датировку просто чтобы удостовериться, что мы имеем дело вовсе не с костью недавно умершего животного. Теперь мы знаем, что у нас в руках действительно окаменелость. Мне еще нужен анализ частиц грунта, которые удалось отыскать в трещинах на поверхности кости.

- Здесь вы можете это сделать? - заинтересованно спросил Исидор.

Ученый взглянул на часы.

- Нет. Я их послал в Жи-сюр-Эвет, у них там есть спецлаборатория геологической датировки. Впрочем, я им сейчас позвоню, результаты, должно быть, уже известны.

Он набрал телефонный номер. Поговорил. Выслушал. И бросил трубу с внезапно побелевшим лицом.

- Грунт, находившийся на поверхности кости, безусловно датируется 3,7 миллионами лет, - произнес он наконец бесцветным голосом.

- Аджемян оказался прав! - воскликнула Лукреция, в то время как Люсьен проверил содержимое барабана своего револьвера.

Но профессор Конрад уже взял себя в руки.

- Подождите, у земли возраст 3,7 миллиона, но кто-то мог подменить кости. Такой случай уже был, с черепом пилтдаунского человека. Ту фальшивку соорудили из окаменевших костей от разных животных.

- И как это можно узнать? - спросил Люсьен.

- Простым наблюдением. Сейчас мы проверим образец в электронном микроскопе.

Он стянул накидку с высоченной установки, сплошь покрытой кнопками, проводами и циферблатами. Открыл дверцу в нижней части и со всеми предосторожностями поместил внутрь пятипалую лапу. Затем с клавиатуры подстроил качество изображения. Он долго вглядывался, а потом с улыбкой обернулся:

- Элюан, подойдите-ка сюда.

Инженер склонился над окуляром.

- Кость какая-то, что ли...

- Смотрите внимательней.

- А-а, тут сверху вроде как яркие полосы.

- Вот именно, яркие полосы. Это мельчайшие следы металла. Сплав. Сталь, если точнее. Металл, три миллиона лет назад не существовавший. Кстати, вот обратите внимание, никакой коррозии. Стало быть, это металл неокисляющийся. А сейчас я уменьшаю увеличение этой зоны со следами металла... и мы видим, что поверхность кости обработана.

- Обработана? Вы хотите сказать, что фалангам пальцев специально придали другую форму?! - воскликнул инженер-мясник.

- Точно так. Как сами окаменевшие кости, так и земля вокруг них действительно имеют возраст 3,7 миллиона лет. Но вот их форма... Она искусственная. Эти фаланги изменили так, чтобы они напоминали что-то вроде человеческой кисти. Мы имеем дело с древней лапой, сомнений нет, но это кисть бородавочника, а она четырехпалая, так что ей приделали еще один палец, взяв его, вероятно, от еще одной кисти.

Пришла очередь Люсьену Элюану скрывать свои эмоции.

- Вы хотите сказать, что это на сто процентов фальшивка?

Ученый расплылся в победоносной улыбке.

- Абсолютно. Подделка, и ничего кроме. Это я вам гарантирую. Кости той эпохи, но принадлежат они разным лапам!

Люсьен разразился криками радости. Как и сам профессор Конрад. Они бросились поздравлять друг друга.

- Я знал, я всегда это знал! Аджемян вечно был шутником. Это его последний фарс. Как в пилтдаунском черепе: коллаж, сборка из детского конструктора, обман простаков, уловка для того, чтобы безграмотные журналисты разразились фонтаном чернил!

Люсьен, сохраняя снисходительно-величавый вид, развязал журналистов.

- Вы свободны, - объявил он, - и советую вам всему миру рассказать эту историю. Читателям понравится. Какое напряжение нервов! Какая развязка!

Конрад с Элюаном рассмеялись еще злораднее.

В эту минуту поросенок Адонис, почувствовав, что речь идет о чем-то, затрагивающем его личные интересы, решил напомнить о себе. Крики двух самцов его перепугали и он бросился искать убежища на руках Лукреции. Она утешала его, как могла, прижимая к груди. Но в глубине души она уже знала, что с этого момента уже ничего не сможет сделать ни для него самого, ни для всего его биологического вида.

Люсьен сразу понял, где именно журналистка нашла своего подопечного, но он был так счастлив, что лапа оказалась поддельной, что его уже не волновала мысль, будет ли на мясокомбинате одним поросенком больше или меньше. Если малогабаритная рыжая журналистка хочет утешаться именно таким способом, что ж, пусть так и будет. Он дарит ей этого сосунка от щедрот своих.

Лукреция все сильнее и сильнее начинала чесать поросенка.

Чувствуя себя полностью разбитыми после этого состязания, когда победа казалась уже в руках, журналистская пара вернулась к своему мотоциклу с коляской.

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Отец наших отцов":