Бернард Вербер

Купить потолочный светильник lampok.ru.

 



Бернард Вербер
Отец наших отцов

(en: "The Father of our Fathers", fr: "Le Pere De Nos Peres"), 1998

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 |

 


42-я страница> поставить закладку

 

Исидор встал, схватил телевизор и что было силы швырнул в дерево будущего. Аппарат рассыпался на тысячу осколков. Затем журналист упал обратно в свое кресло и замер там в горькой позе, сложившись перочинным ножиком. Лукреция с Адонисом осторожно к нему приблизились. Девушка сняла с кончика носа Исидора очки, угрожавшие падением. По левой щеке катилась крупная слеза.

- Извините, - прошептал он. - Меня все задевает, все мучает и терзает.

Девушка обеими руками обняла гигантскую гору плоти, в глуби которой билось лихорадочное сердце. Ей пришло в голову, что ее друг еще недостаточно был покрыт наслоениями, могущими защитить его сердце от жестоких реалий мира людей, где ему выпала судьба жить.

Исидор шмыгнул носом, потом громко высморкался.

- Вот когда ты плачешь, то совсем становишься похож на огромного младенца, - пошутила Лукреция, желая его утешить.

Исидор на это заметил, что герой как раз тот, кто рыдает, слушая новости.

Она протянула ему пакетик с лакричными леденцами и прошептала на ухо:

- "Слушай, понимай и молчи"... Как, здорово?

- Меня молчать не заставишь, - обиженно пробурчал Исидор, с трудом выговаривая слова набитым ртом и вытирая слезы.

Он нацепил очки и напряженно уставился в изумрудные глаза Лукреции.

- Вот ты спрашивала, что такое недостающее звено... Наверное, сейчас я могу на это ответить. Мне кажется... что мы... мы все... сами еще на полпути... настоящий человек еще не появился... и в этом случае...

- Да?

Он наконец справился с собой и вполголоса сказал:

- Недостающее звено... это мы и есть.

БЛАГОДАРНОСТИ

Хочу выразить свою признательность:

Людям, окружавшим меня, когда я писал эту книгу. За их рассказы, что я слушал за завтраком и ужином, за их внимание к тому, что казалось мне интересным в работе над этой книгой.

В части палеонтологии, зоологии и биологии: спасибо профессору Герберту Томасу, профессору Борису Цирульнику, доктору Франку Бурели, профессору Жирару Амзаллага, Оливеру Бускету и Кристофу Сидо.

За сведения о скотобойнях: ветеринарам Мишелю Дезеральда, Доминику Мармиону и Джерому Маршану.

За медицинскую часть: д-рам Фредрику Зальдману и Мюрелю Верберу.

За советы и поддержку: Рене Зильберт.

Хочу также поблагодарить:

Ричарда Докуссета, моего редактора.

Франсуаз Шафанель-Феран за ее вниамание и терпение.

Скульптора Марка Буле, который научил меня видеть природу, увлекая на долгие прогулки по лесу.

Филипа Дика (если, конечно, его призрак понимает по-французски и читает мои книги), чьи удивительные романы служили постоянным котлом, где кипели мои нейроны.

Исидора Вербера, отца моего отца, который навсегда останется примером для подражания.

Фредерика Ленормана, Давида Бушара, Ивонну Циганер и Макса Прио, четыре параллельных пути понимания мира.

Парижский метрополитен, вечный источник новых лиц и судеб.

Эта книга была задумана и написана в период с марта 1995-го по август 1998-го гг.

При написании этого романа я слушал следующие музыкальные композиции: Эрик Сати, Гимнопедия, Роджер Уотерс, Amused to Death, Дворжак, Симфония "Из Нового Света", Айрон Мейдн, Allowed by the Name, Лама Жунре и Жан-Филипп Райкель, Жажда пробуждения, Пинк Флойд, Animals (понятно, что особенно композицию Pigs), Джентл Джайант, Edge of Twilight, Марильон, Грендель, и Люк Этьен, музыка к "Книге странствия".

И, наконец, хочу поблагодарить все те деревья, что отдали свою целлюлозу на эти страницы. Без них бы книги не было.

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Отец наших отцов":