Бернард Вербер

Бернард Вербер
Третье человечество

(en: "Third Humanity", fr: "Troisiéme Humanité"), 2012

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 |

 


52-я страница> поставить закладку

 

 — Теперь мир может катиться ко всем чертям, мы свой вклад в его спасение внесли! — провозгласила она.

Наталья схватила бутылку и выстрелила пробкой.

 — Хочу, чтобы этим вечером все напились до потери пульса! — заявила она.

Аврору и Давида это предложение Натальи, до сегодняшнего дня дисциплинированной и строгой, очень удивило. Давид подумал, что в этом заключается еще один парадокс ее натуры. Потом выпил и сказал себе, что отец с матерью, будь они до сих пор живы, могли бы им гордиться.

182

После того как был разрушен астероид Тейя-4 и погибла ракета, пытавшаяся улететь от места взрыва, произошло одно непредвиденное событие.

Пока люди праздновали успешное завершение операции, несколько работавших в научном центре мини-людей, отвечавших за подготовку будущих космонавтов, были потрясены гибелью выполнивших задание коллег, считая, что Великие послали их на верную смерть, совершенно не позаботившись о мерах безопасности.

Они даже не стали жаловаться или требовать внести усовершенствования. Их предводитель просто выступил с речью в том духе, что «Великие и в грош не ставят жизнь мини-людей», и предложил бежать из аэрокосмического центра, если они в один прекрасный день не хотят сами отправиться в полет и повторить печальную судьбу предшественников.

Этот бунтарь из числа мини-людей, которого звали Гильгамеш, убедил соплеменников не только бежать из научного центра, но и спрятаться в лодках, а затем уплыть с острова.

На волне всеобщего ликования от выполненной задачи их побег остался совершенно незамеченным. Хватились их лишь через два дня, когда шестьдесят четыре мини-человека уже высадились на далеком морском берегу.

Это происшествие очень меня огорчило.

Я поделилась своими мыслями с шаманом, но он заверил меня, что далеко они не уйдут. Мини-люди либо вернутся, подгоняемые голодом и страхом, либо станут добычей кровожадных хищников.

Он напомнил, что у них еще осталось около двух десятков «лояльных» микрочеловеческих космонавтов и что биологи в любом случае могут поставлять их в любом количестве.

Метеоритный дождь падающих звезд из обломков Тейи-4 прочерчивал небо в течение многих дней. Я справилась с досадой по поводу Гильгамеша и по достоинству оценила проделанную работу. Разве не к этому я стремилась много миллионов лет?

Я сотворила жизнь.

Я обеспечила эволюцию, создавая все новые и новые виды, отличающиеся по форме и уровню интеллекта.

Я выбрала лучших.

Я их воспитала.

Я обучила их дальним полетам и мгновенному разрушению материи.

Я пристально за ними наблюдала.

Я наказывала их, когда у них ничего не получалось, и вознаграждала, когда они добивались успеха.

183

Маленькая летающая тарелка на бреющем полете неслась над волнами.

За штурвалом сидела Эмма-109.

Она спешно покинула место своих героических действий и теперь летела над самой водой, чтобы ее не засекли радары. Вдруг навстречу ей что-то выпрыгнуло.

Дельфин.

Перепутав летательный аппарат с выскочившей из воды Рыбкой, он попытался схватить его на лету. Микродевушка попыталась набрать высоту, но дельфин все же ударил летавшую тарелку клювом в бок. Эмма-109 установила, что вся аппаратура связи вышла из строя. Не работали ни датчик Джи-Пи-Эс, ни система аудиовизуального контакта. Теперь она не могла ни определить свое положение, ни выйти на связь с французской субмариной «Ле Вижилан». Ей оставалось полагаться только на свои глаза.

На ее счастье, море было спокойным, стоял штиль, и волн почти не было. Но напрасно маленькая диверсантка крутила головой по сторонам — на горизонте не было видно ни суденышка, ни скалы.

Она поняла, что заблудилась в открытом море, вдали от суши, и лишилась возможности вернуться на «Ле Вижилан», служивший ей базой.

По удачному стечению обстоятельств летающая тарелка, даже с частично выведенной из строя электронной начинкой, сохраняла всю свою маневренность и автономность.

Летательный аппарат двигался вперед на приличной скорости всего в нескольких десятках сантиметров над поверхностью воды. Небо потемнело, Эмче включила переднюю фару, которая стала тут же привлекать внимание все более крупных и крупных рыб. Не желая подвергать себя риску оказаться в пасти морского чудовища, она решила взять курс на запад — туда, куда солнце укатилось за горизонт.

Выбившись из сил, микродевушка съела калорийную плитку, перевела летающую тарелку в автоматический режим полета, свернулась калачиком в кресле пилота и со вздохом посмотрела через прозрачный колпак на звезды.

Затем закрыла глаза и стала вспоминать прошедший день — приземление в пустыне рядом с бункером и бомбу, которую она установила в командном пункте практически на глазах у безмятежных Великих в мундирах.

Ужасного полосатого кота, преследовавшего ее по пятам, пока ее не спасли шторы.

Побег через вентиляционную шахту, когда время было на исходе. Ракету, оторвавшуюся от Земли, взрыв на командном пункте и ту же ракету, но уже рухнувшую на Землю, как ржавая железяка.

У меня все получилось.

Она вспомнила отлет и нападение дельфина, выпрыгнувшего из глубин океана. Ее охватила ностальгия по Микроленду.

Я должна вернуться. Должна найти своих и возвратиться к богам. Больше всех я конечно же люблю Мартена, самого большого. Из всех Великих он самый великий…

Глаза ее вновь закрылись. Она подумала о «доме» и об Амадеях — микролендских юношах. Их было мало, но какими же желанными они были для девушек…

Во время «пьяного» вечера она ощутила в крови жар, ей показалось, что теперь все позволено, захотелось устроить праздник и веселиться до упаду. Так что, подобно сестрам, она тоже приняла участие в этом великом освобождении первородных инстинктов. Но несмотря на пробудившиеся гормоны, Эмма-109 из гордости не захотела войти в число тех, кто в порыве возбуждения стал бросаться на юношей, привлекательных и манящих.

При соотношении один к десяти вполне очевидно, что выбор у молодых людей был богатый.

В течение тех нескольких часов, когда все были пьяны, она видела, как сестры занимались любовью с Амадеями, и завидовала им. Некоторых девушек тошнило, другие без всяких на то причин затевали друг с другом драки.

Вначале наш мир был упорядочен и спокоен. Потом в один прекрасный день в резервуаре оказался алкоголь — и вокруг воцарился хаос. Кто-то умер, боги разгневались, родился культ поклонения Великим. И все изменилось.

Она открыла глаза и взглянула на звезды.

Кто я?

Зачем я живу?

Где мой народ?

Почему мой город заключен в куб из прозрачного стекла?

Эмме-109 вспомнилось, как она обожала тот период, когда все вновь пришло в норму и каждый был готов совершить трудный шаг, который в его глазах имел определяющее значение.

Она подумала о том удовольствии, которое ей доставляло пилотирование маленьких летающих тарелок.

И вспомнила момент, когда все они поднялись на борт субмарины «Ле Вижилан».

Как нас тогда назвала богиня Наталья? Ах да: «Восемьсот диверсанток миссии „Властительницы колец“». Что случилось с остальными? У них тоже все получилось?

Эмма-109 открыла глаза.

Ну ладно, там будет видно. На данный момент я пока еще жива, и это единственное, что имеет значение.

Тогда она вновь сомкнула веки, немного откинулась в кресле пилота и заснула. И пока летающая тарелка летела над спокойными волнами, в голове у девушки смешались все образы минувшего дня.

184. Энциклопедия: Три шага вперед, два шага назад

Взглянув на историю с позиций стороннего наблюдателя, можно сделать вывод, что человечество в своем развитии, сделав три шага вперед, постоянно возвращается на два шага назад. Оно движется вперед, быстро достигает кульминационной точки, останавливается и разворачивается на 180 градусов, чтобы позже все начать сначала.

Таким образом, римская цивилизация улучшила собой греческую, позаимствовав у нее политические (демократия, республика) и научные (астрономия, геометрия, медицина, архитектура) принципы, черпая вдохновение в ее религии и языке.

Римская цивилизация не только осуществила невиданную географическую экспансию, но и добилась вершин процветания в таких отраслях, как техника, архитектура, литература, медицина, право.

Она подчинила себе весь бассейн Средиземного моря и протянулась от Шотландии на севере до Сахары на юге, от Бретани на западе до славянских государств на востоке.

Она развивалась, разрасталась, становилась все сложнее и сложнее — до тех пор, пока примерно в 500 году не достигла своего пика.

После чего замерла на месте. На всех границах ей грозили нашествием варвары.

На севере Римскую империю терзали саксонцы, пикты (шотландцы, изображавшие на лицах пиктограммы) и викинги; на востоке — германцы, готы, остготы, визиготы и гунны; на юге — сарацины, мавры и т. д. и т. п.

В Европе вновь стало небезопасно, правила жизни диктовались бандами грабителей, набирали размах голод и эпидемии. На смену царившему в империи порядку пришли жестокость и фанатизм. И чтобы фильм эволюции менталитетов возобновился с того самого кадра, на котором замер, пришлось ждать до 1500 года. Осознавая воссоединение с прошлым, художники, первыми получившие новый импульс, использовали термин «Возрождение». Это была эпоха, когда самые прогрессивные творцы питали особое расположение к сценам из римской и греческой истории. Театральные постановки опирались на мифологию. Архитекторы вернулись к забытым приемам, их примеру последовали врачи, мореплаватели, ботаники, астрономы.

Но тысяча лет была безвозвратно потеряна. Каким был бы мир, если бы эволюция в 500 году не замерла на тысячу лет варварских набегов и обскурантизма? Сегодня, по прошествии времени, можно смело сказать, что история человечества развивается именно так: три шага вперед, пауза, два шага назад.

Затем она вновь делает три шага вперед, и род человеческий, таким образом, прогрессирует.

В то же время эти два шага назад представляются жизненно необходимыми для того, чтобы самые «отсталые» элементы человеческого общества могли догнать группу, авангард которой, по сравнению с остальными, движется слишком быстро.

Эдмонд Уэллс, «Энциклопедия относительного и абсолютного знания», том VII

185

До самого горизонта тянулась ровная водная гладь. Проснувшись, Эмма-109 обнаружила, что со вчерашнего дня ничего не изменилось. Вокруг, как и накануне, — спокойное море, безоблачное небо и летающая тарелка, скользившая над водой со скоростью 60 километров в час. Сзади урчали двигатели, впереди по-прежнему горели фары. Внизу на водной поверхности отражалась округлая тень от летательного аппарата.

Маленькая диверсантка подумала, что мир, вероятно, намного больше, чем она себе представляла. В подводной лодке у нее не было возможности оценивать расстояния, но теперь она видела, что планета за пределами Микроленда просто огромна, — и безбрежное море лишь усиливало это ее впечатление.

Сколько времени еще продержится эта летающая тарелка?

Солнце нещадно палило через плексигласовый колпак пилотской кабины. Становилось жарко.

Когда закончится топливо, мне, вероятно, придется грести с риском стать добычей морских хищников.

Девушке показалось, что вдали, в направлении на северо-запад, замаячил какой-то силуэт. Рискуя сжечь последние крохи топлива, она изменила курс и разглядела в бинокль полоску покрытой растительностью земли, над которой кое-где курился дымок. Повсюду виднелись человеческие фигурки.

Великие. Боги или враги?

Теперь Эмма-109 явственно видела лодки, шумный, залитый солнцем пляж и Великих, барахтающихся в прозрачной воде.

После долгого путешествия по морю в полном одиночестве это зрелище принесло ей подлинное облегчение.

Она достигла суши и полетела над пляжем, но тут летательный аппаратик сотрясся от мощного удара и застыл в воздухе.

Микродевушка обернулась и увидела пса, который в прыжке схватил ее на лету и теперь нес в зубах, словно трофей. Она стала искать в рюкзаке подходящее оружие, но события ее опередили. Пес положил летающую тарелку к ногам юного Великого. Тот наклонился, вытаращил от изумления глаза и произнес несколько слов на незнакомом языке.

На греческом, потому что Эмма-109 приземлилась в небольшом туристическом городке Айя-Напа, расположенном на юго-восточном побережье Кипра.

Подбежали другие дети.

Стоя в стороне, пес вилял хвостом и лаял, требуя вновь бросить предмет, казавшийся ему чем-то вроде метательного диска. Эмма-109 решилась и со скрипом откинула прозрачный колпак пилотской кабины. Реакцию Великих можно было бы назвать смесью удивления, очарования и страха. Девочка выпрямилась перед силуэтами, лица которых разглядеть ей мешала тень.

 — Бонжур, — произнесла она, вспомнив, чему ее учили, и в знак мира подняла руку ладонью вперед.

Дети тут же попятились и закричали.

Затем вернулись и осторожно подошли ближе к загадочному предмету и его не менее загадочному пассажиру.

Один из них палкой дотронулся до летающей тарелки и попытался прикоснуться к Эмме-109, словно она была ядовитой жабой. Когда она оттолкнула палку, все снова отступили.

Вокруг летательного аппарата собралась толпа. Люди в купальниках и шортах фотографировали и снимали происходящее на видео.

 — «Бонжур» — это по-французски, — сказал какой-то мужчина, — пропустите меня, я преподаю языки.

Толпа тут же расступилась, пропустив вперед самоуверенного маленького человечка. Кольцо вокруг них сжималось все плотнее и плотнее, и он встал перед летающей тарелкой на колени.

Преподаватель осознавал, что на него устремлены все взоры, и не хотел разочаровывать публику.

 — Вы инопланетянка? — произнес он, старательно выговаривая французские слова.

На что микродевушка, вспомнив наставления папессы Эммы-666, ответила:

 — Да.

Мужчина перевел вопрос и ответ на греческий, и в толпе, не упускавшей ни слова, раздались возгласы изумления. С уважением и восхищением произнося слово «инопланетянка», публика завибрировала новой энергией.

Некоторые уже говорили о том, что это первый контакт с «представителем внеземной цивилизации из плоти и крови, к тому же еще и говорящим». Вокруг замелькали планшеты и телефоны. Некоторые из присутствовавших бросились звонить, чтобы сообщить близким удивительную новость.

Наконец на пляж высадился десант журналистов, оповещенных телефонными звонками. Курортный кипрский городок в одночасье вызвал к себе волну интереса, выходящего далеко за рамки хорошей погоды, приятного на ощупь песка и чистой, прозрачной воды.

Право взять эксклюзивное интервью отвоевал корреспондент американской телекомпании CNN — купив на корню свидетелей, в том числе и мальчика, уже прослывшего «первооткрывателем сокровища». Он тоже свободно говорил по-французски. Эмме показалось, что этот Великий сможет понять ее лучше других и что его можно будет использовать для того, чтобы вернуться в Микроленд. В то же время она чувствовала, что ей предстоит решающая партия, в которой ей нельзя будет ни предать богов, ни выдать тайну возложенной на нее миссии.

И пока над ней склонялись огромные тени, Эмма-109 решила проявлять осторожность и благоразумие. Она машинально поправила прическу.

186

Я радовалась успешному завершению миссии, и ни Гильгамеш, ни 63 мини-человека, бежавшие с острова, практически не представляли для меня никакого интереса. Для меня они были чем-то вроде подопытных кроликов, которые, воспользовавшись нерадением ученых, ускользнули из лаборатории и разбрелись по окрестностям.

Все мое внимание было привлечено к строительству космического челнока «Лимфоцит-14», способного нести на борту больше космонавтов и более мощную атомную бомбу. Теперь моя ударная команда могла уничтожить даже астероид размером с Тейю.

Насколько я помню, Тильгамеш и его сторонники, чтобы увеличить шансы на успех, разбившись на три группы, уплыли на разных лодках.

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Третье человечество":