Бернард Вербер

Как написать сценарий корпоративного фильма.

 



Бернард Вербер
День Муравья

(en: "The Day of the Ants", fr: "Le Jour Des Fourmis"), 1992

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 |

 


22-я страница> поставить закладку

 

Солдаты тотчас же отправляются в путь, их колонна, это кишение усиков, рогов, глазных яблок и поднятых брюшек, становится все шире и длиннее.

Первый крестовый поход против Пальцев отправился в путь. Солдаты шагают ритмично и размеренно, прокладывая дорогу в шелестящей траве.

Насекомые, черви, грызуны и рептилии разбегаются при их появлении. Редкие смельчаки из надежных укрытий следят за их продвижением и не могут прийти в себя от удивления, увидев скарабеев-носорогов, шагающих бок о бок с рыжими муравьями.

Разведчики непрерывно снуют то вперед, то влево и вправо, отыскивая для войска самую короткую и удобную дорогу.

Обычно эта мера очень эффективна, однако внезапно армия натыкается на препятствие. Все скучиваются и толкаются на краю огромного кратера диаметром, по меньшей мере в сто шагов. Это шок! Они сразу понимают, что это за яма — это все, что осталось от Города Жю-ли-кана, а какой-то чудом спасшийся солдат рассказал, как Город жестоко выдрали из земли, потом сунули в гигантскую прозрачную скорлупу. Вот она, работа Пальцев! Вот на что они способны!

Сильный муравей с длинными усиками обращается к своим собратьям. Это 9-й. Все знают, как он ненавидит Пальцев. Широко раздвигая свои мандибулы, он испускает мощный феромон:

Мы отомстим за них! За каждого нашего мы будем убивать по два Пальца!

Крестоносцам не раз говорили, что на земле не насчитывается и ста Пальцев, но от этого они с не меньшим энтузиазмом вдыхают острое послание. Подстегиваемые гневом, они огибают пропасть и продолжают путь.

Но, несмотря на всеобщее возбуждение, они не забывают и об осторожности. Пересекая саванну или слишком солнечную пустыню, они создают тень для артиллеристов. Перегретая кислота может взорваться, убить своего носителя, а заодно и его соседей. Это гиперконцентрированная 60-процентная кислота — трудно даже представить себе, какие в этом случае могут быть потери в армии!

Перед ними возникает ров — наверное, это последствия недавнего потопа. 103683-й считает, что ров не длинный и его разумнее обогнуть с юга. Никто не слушает — нельзя терять время! Разведчики бросаются в воду и, цепляясь друг за друга лапками, возводят живой мост. Войско перейдет на другую сторону, но не менее четырех десятков муравьев навсегда останется тут. За все надо платить.

Вновь опускается вечер, крестоносцы торопятся занять какой-нибудь вражеский термитник или муравейник. Но на горизонте ничего. В этой пустынной стране растут только клены.

По предложению одного старого воина, который не знает, что для fourmis magnan, живущих далеко отсюда, это обычное дело, войско собирается в компактный шар. Внешняя сторона этого временного гнезда оторочена кружевом готовых к укусу мандибул. Внутри гнезда образовались живые залы, там разместили больных и раненых, а также скарабеев — они плохо переносят холод. Это десяток этажей, коридоров и лож.

Как только какое-нибудь животное задевает эту коричневую тыкву, мирмекийская масса тут же поглощает его. Молодой снегирь и ящерица переоценили свою отвагу и поплатились за свое любопытство ужасной смертью.

Снаружи постовые муравьи не спят, зато внутри движение успокаивается и затихает. Каждый устраивается в ложе или коридоре, там, где досталось место.

Холодает. Все засыпают.

79. ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

Наименьший общий, знаменатель. Каждый житель Земли хотя бы раз в жизни сталкивался с этими представителями животного мира — с муравьями. Можно найти целые народы, которые никогда не видели кошку, собаку, пчелу или змею, но никогда не встретишь человека, который хоть однажды не забавлялся, позволяя муравью ползти по себе. Практически каждый имеет опыт такого общения. Из наблюдения за таким муравьем, ползущим по нашей руке, мы получаем основные сведения о нем.

Во - первых, муравей шевелит усиками и таким образом анализирует, что с ним происходит; во-вторых, он идет всюду, где можно пройти; в-третьих, если другой рукой преградить ему путь, он переползает, на вторую руку; в-четвертых, колонну муравьев можно остановить, прочертив перед ней линию влажным пальцем (насекомые будто оказываются перед невидимой, непреодолимой стеной, которую в итоге обходят). Это известно всем. Однако это детское, первичное знание, известное нашим предкам и нашим современникам, совершенно бесполезно. Ведь его не углубляют в школе (какая скука зазубривать названия частей его тела), тем более что это совсем не нужно для практической деятельности.

Эдмон Уэллс.

«Энциклопедия относительного и абсолютного знания», том II

80. НОЧНЫЕ ГОСТИ

Его предположения оказались верными! Это подтвердил судмедэксперт. Внутренние повреждения погибших могли быть нанесены мандибулами муравья. Жак Мелье еще не нашел виновного, но был уверен, что находится на верном пути.

От волнения он не мог уснуть и, включив телевизор, случайно наткнулся на ночной повтор «Головоломки для ума». На этот раз мадам Рамирез не робела — ее лицо сияло.

- Итак, мадам Рамирез, вы нашли отгадку?

Мадам Рамирез не скрывала своей радости.

- Да, да, нашла! Думаю, наконец-то я нашла решение!

Гром аплодисментов.

- В самом деле? — удивился ведущий.

Мадам Рамирез хлопала в ладоши, как девчонка.

- Да, да, да! — воскликнула она.

- Ну что же, объясните нам, мадам Рамирез.

- Благодаря вашим ключевым фразам, — сказала она. — «Чем вы умнее, тем меньше у вас шансов найти», «Надо забыть все, что знаешь», «Как и вселенная, эта загадка берет начало в абсолютной простоте»… Я поняла: чтобы найти решение, надо рассуждать, как это делают дети. Отойти назад, вернуться к истокам, ведь эта последовательность представляет расширение вселенной, а все возвращается к первичному Биг-Бэнгу. Мне понадобилось воскресить в себе все простодушие, вновь обрести душу ребенка.

- Вернуться далеко назад, верно, мадам Рамирез…

В запале кандидатка не позволила себя перебивать:

- Мы, взрослые, все время стараемся быть умнее, но я представила, что может произойти, если двигаться в противоположном направлении. Если отказаться от рутины и принять точку зрения, противоположную привычной.

- Браво, мадам Рамирез.

Жидкие аплодисменты. Как и Мелье, публика ждет продолжения.

- Как рассуждает умный над этой загадкой? В этой последовательности чисел он видит математическую задачу. Таким образом, он ищет общий знаменатель для этих числовых рядов. Он складывает, вычитает, умножает, как бы прогоняет все цифры через овощерезку. Но он попусту ломает голову, на самом деле речь идет не о математике… А раз это не математическая задача, значит, это задача гуманитарная.

- Отличный ход мысли, мадам Рамирез. Аплодисменты!

Кандидатка воспользовалась шумом и перевела дыхание.

- Но какой гуманитарный смысл может быть в этой громоздкой последовательности цифр, мадам Рамирез?

- Надо поступать как дети: проговаривать вслух то, что видишь. Дети, маленькие дети, когда видят цифру, они называют ее. Для них «шесть» так же соответствует звучанию, как «корова» соответствует четвероногому животному с выменем. Это условность. Предметы обозначаются через произвольные звуки, которые отличаются от мира. Но в конце концов название, концепция и предмет составляют одно.

- О, да вы сегодня рассуждаете, как философ, мадам Рамирез, но наши дорогие телезрители требуют зрелища. Итак, каково решение?

- Если я пишу «1», ребенок, который едва умеет читать, скажет мне: «Одна единица». Так и запишем «1 1». Если я покажу ему то, что только что написала, он скажет, что видит «две единицы»: «2 1». Итак далее… Это и есть решение. Достаточно назвать предыдущий ряд, чтобы получить следующий. Итак, наш малыш читает «одна двойка, одна единица» на верхней линии. 1211. Я записываю и получается 111221, потом 312211, потом 13112221, потом 1113213211… Думаю, что цифра «четыре» появится не скоро!

- Вы великолепны, мадам Рамирез! И вы выиграли!

Зал аплодировал так, что уши закладывало, а Мелье был рад, будто эти овации предназначены ему. Ведущий призывает к порядку:

- Но мы же не будем почивать на лаврах, мадам Рамирез?

Женщина волнуется, улыбается, жеманится, прикладывает руки, скорее влажные, чем холодные, к своим раскрасневшимся щекам.

- Дайте мне хотя бы прийти в себя.

- А! Мадам Рамирез, вы блестяще разгадали нашу загадку с цифрами, но впереди новая «Головоломка для…

- …ума»!

- …ее, как всегда, прислал неизвестный телезритель. Слушайте внимательно наше новое задание: сможете ли вы построить из шести спичек, я говорю именно из шести спичек, шесть равных равнобедренных треугольников, не ломая и не склеивая спички?

- Вы говорите, шесть треугольников? Вы уверены, что не четыре треугольника из шести спичек?

- Шесть спичек, шесть треугольников, — без колебаний повторяет ведущий.

- Так получается, что по одной спичке на треугольник? — удивляется кандидатка.

- Да, именно так, мадам Рамирез. И на этот раз первая ключевая фраза такая: «Надо думать так же, как другой». Итак, дорогие друзья, все к размышлениям. И до завтра, если пожелаете!

Жак Мелье выключил телевизор, лег спать и даже уснул. Но возбуждение преследовало его даже во сне. В его путаных снах смешались Летиция Уэллс, ее сиреневые глаза и энтомологические рисунки, Себастьен Сальта с лицом, будто из фильма ужасов, префект Дюпейрон, который бросает политику и становится судмедэкспертом, кандидатка Рамирез, которая не сломалась ни на одной головоломке…

Добрую часть ночи он проворочался с боку на бок под простынями, сны хороводом сменяли друг друга. Временами его сон был глубоким. Временами он дремал. Потом проснулся. И вздрогнул. Он почувствовал легкую вибрацию, как будто кто-то шевелился на матрасе, в ногах кровати. Детский кошмар снова преследует его: какой-то монстр или свирепый волк с красными злыми глазами… Он взял себя в руки. Он уже взрослый. Окончательно проснувшись, Мелье включил свет и действительно заметил, что у его ног что-то шевелится.

Он соскочил с кровати. Там действительно был какой-то бугорок, причем совершенно реальный. Мелье вдарил по нему кулаком — раздался визг. Ошарашенный, он увидел, как, припадая на ногу, из-под простыней выскочила Мария-Шарлотта. Бедняжка с мяуканьем кинулась к нему на руки. Утешая кошку, комиссар гладил ее и массировал лапку, которую так больно ударил. Потом, решив набраться хоть каких-то сил этой ночью, он отнес Марию-Шарлотту на кухню и дал ей тунцового паштета с тархуном. Потом выпил стакан воды и смотрел телевизор, пока не опьянел от картинок.

В больших дозах телевизор дает успокаивающий эффект, как обезболивающее. Становишься ватным, голова тяжелая, пустая, глаза пьянеют от проблем, которые тебя не касаются. Наслаждение.

Он снова лег и на этот раз видел сны, как и все люди, о том, что только что было по телевизору: американский фильм, реклама, японский мультик, теннисный турнир и какие-то фрагменты резни из новостей.

Он уснул. Временами его сон был глубоким. Временами он дремал. Потом проснулся.

Решительно судьба ополчилась на него. Опять он почувствовал, как маленький бугорок шевелится в ногах кровати. Он снова включил свет. Неужели его миниатюрная кошка Мария-Шарлотта опять взялась за свое? Но ведь он плотно закрыл за ней дверь.

Быстро вскочив, он увидел, как бугорок разделился на два, потом на четыре, восемь, шестнадцать тридцать два, на целую сотню маленьких, едва заметных пузырьков, которые надвигались на край простыни. Он попятился. Потрясенный, он смотрел, как на его подушку наползают муравьи.

Его первым инстинктивным желанием было смахнуть их ладонью. Он вовремя одумался. Должно быть Себастьен Сальта и остальные тоже собирались смахнуть их рукой. Нет худшей ошибки, чем недооценит противника.

Тогда Жак Мелье бросился бежать от этих крошечных насекомых, он ни секунды не сомневался, для чего явились эти гости. Муравьи последовали за ним но, к счастью, на входной двери был всего один замок и комиссар успел выскочить из квартиры до того, как войско могло бы его настигнуть. Он бежал по лестнице, когда услышал жуткие вопли бедной Марии-Шарлотты, ее терзали эти проклятые насекомые.

Все произошло как во сне, как в ускоренной съемке. Босиком, в одной пижаме, Мелье удалось поймать на улице такси и убедить шофера гнать в центральный комиссариат.

Теперь комиссар был уверен: убийца узнал, что ему удалось разгадать загадку гибели химиков, и спешно направил к нему своих маленьких убийц.

Но о том, что он разгадал загадку, знал только один человек. Только один!

81. ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

Дуальность. Всю Библию можно кратко изложить в одной книге — Книге Бытия. Всю Книгу Бытия можно уместить в одну первую главу. Ту, что рассказывает о сотворении мира. Саму главу можно свести к ее первому слову. Берешит. Берешит означает «вначале». Само это слово может выразить первый слог Бер, который означает «то, что было рождено». Этот слог можно, в свою очередь, сократить до первой буквы Б, которая произносится «Бет» и представляет собой открытый квадрат с острием в середине. Этот квадрат символизирует дом, или матрикс [*], покрывающий яйцо, зародыш, маленькую точку, призванную быть рожденной.

Почему Библия начинается со второй буквы алфавита, а не с первой? Потому что Б символизирует дуальность мира, в то время как А является первоначальным единством. Б — это эманация, проекция этого единого. Б — это другое. Выйдя из одного, нас двое. Выйдя из А, мы попадаем в Б. Мы живем в дуальном мире тоски (ностальгии) и даже поиска этого единства, Алефа — точки, откуда все вышло.

Эдмон Уэллс.

«Энциклопедия относительного и абсолютного знания», том II

82. ПО-ПРЕЖНЕМУ ВПЕРЕД

Бивуак закачался от падения кленовой крылатки — эта растительная спираль далеко разносит семена. Вращение двойного мембранного крыла делает крылатку опасной для муравьев. На этот раз лагерь крестоносцев просто развалился, и все они рассыпались по земле, но совсем скоро они снова продолжили путь.

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "День Муравья":