Бернард Вербер

Акпп пассат б5 ремонт акпп пассат. ; Смотрите описание киа рио отзывы у нас.

 



Бернард Вербер
Танатонавты

(en: "The Thanatonauts", fr: "Les Thanatonautes"), 1994

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 |

 


56-я страница> поставить закладку

 

Я очутился один на один, как идиот, с Фредди-младшим, который, слыша вокруг себя такие вопли, включил свою персональную сирену. Я тщетно пытался отвлечь его любимыми игрушками и в конечном итоге взял его к себе в кровать.

Сын сонно посапывал и я ковыляючи прошел в гостиную, решив поискать там покоя за чтением романа ужасов. Обычно на фоне отвратительных злодеяний собственные проблемы кажутся крохотными, но в этот раз я никак не мог позабыть свое гнусное поведение перед Розой и те ужасные вещи, что сказал ей.

И этот-то момент выбрал Рауль, чтобы нежданно-негаданно появиться на танатодроме и заглянуть ко мне.

Он едва держался на ногах, но, однако же, понял, что я был в нокдауне. Я рассказал ему про нашу сцену с женой. При этом у Рауля было довольно странное выражение лица, а затем, с обычным нахальством нетрезвого человека, он прислонился ко мне и объявил:

— Мишель, пришел час открыть тебе вторую правду.

В обычной ситуации я тут же зажал бы себе уши или врезал ему по физиономии, чтоб он заткнулся. Но сейчас я был сам не свой. Позабыв все обещания, сделанные своей супруге, я, напротив, стал наседать, чтобы он все выложил:

— Что-то про Розу?

— Э-э… можно и так сказать.

— Тогда говори.

Он плюхнулся на ковер, ныне освобожденный от всех напоминаний про Фредди-старшего. Я улегся на животе неподалеку и Рауль залился глупым смехом, пуская слюни. Я сдержал в себе желание его потрясти как грушу. Он мог сфонтанировать красным, от которого потом не отчистишь, а Роза мне этого никогда не простит.

— Ну и что про эту твою вторую правду? - нервно спросил я, перетаскивая своего друга на кресло.

Он икнул.

— Это… правда… про любовь.

— Про любовь! - поразился я.

— Да-с. Есть женщина, которая любит тебя и ждет.

Еще несколько холостых оборотов, но потом я раскрутил Рауля и заставил выдать связный рассказ. Оказывается, в своей прежней жизни я узнал великую любовь. Поистине Великую Любовь. Неизъяснимые минуты счастья быть рядом с чудесной женщиной. Увы, в той жизни она была бесплодна и мы не смогли завести ребенка. Это заставляло ее страшно страдать, да и меня тоже. Однажды, погруженная в свое горе, она рассеянно переходила дорогу и ее сбила машина. Ангелы полагали, что это была одна из форм самоубийства. Как бы то ни было, я так страдал, потеряв ее, что умер от горя через пару месяцев.

Трезвея на глазах, мой друг объяснил, что если двое познают столь неслыханную любовь, но не смогут оставить после себя детей, им предоставляется право встретиться в следующей реинкарнации для исправления сего недостатка.

Стало быть, я обязан отыскать эту женщину, которая суть моя истинная жена. Рауль знал про нее почти все. Сатана ему до-олго рассказывал.

В этой жизни мою женщину зовут Надин Кент. Американка, но живет в Париже. Без сомнения, я неоднократно сталкивался с ней на улице, но, вечно погруженный в свою танатонавтику, я ее не узнавал при встрече.

— Надин Кент! - ошалело повторил я.

— Да, то самое имя, что Сатана назвал.

— Сатана — ангел зла.

— Но в его обязанности также входит забота о потерянных душах, - ответил Рауль, столь же убедительный, что и его темный собеседник из Рая.

Он навел справки. Надин Кент отличалась тонкой красотой, может, оттого, что в своей жизни знала очень немногих мужчин. Когда ее спросили, почему она, столь замечательно красивая, продолжает жить одинокой, улыбнувшись, она ответила, что ждет Принца из сказки. Сейчас ей было двадцать восемь и родители пришли к выводу, что остаться ей вечно в старых девах.

— Но этот Принц из сказки…

— Это ты, старый ты хитрец! Хотел бы я знать, чего она могла такого в тебе найти, хоть даже среди всех прошлых жизней!

Глупый смех прервался приступом отчаянного кашля.

— Да пойми ты, старик! Богиня ждет тебя с самого рождения. Не хочет никого, кроме тебя, все остальные для нее неинтересны. Вот повезло, так повезло! Ты не только когда-то уже знал великую любовь, но тебе дали еще одну в резерв!

Любовь, любовь… Я не просто не желал влюбляться еще раз, но мне в особенности не нравилось, что вот ткнули пальцем и сказали: на, мол, сюда влюбляйся! Некая Надин Кент, которую я никогда не видел и даже понятия не имел, что она вообще существует.

Тут я неожиданно понял, почему с таким трудом соблазнял женщин и привыкал к семейной жизни. Пожалуйста, с самого начала я был запрограммирован сделать ребенка этой самой Надин Кент. Роза и Фредди, оказывается, были неверным поворотом, куда я свернул по дороге жизни… По крайне мере, именно так мне казалось в тот момент.

В растрепанных чувствах я схватил телефонную книгу и стал искать на букву "К". Кент Надин, а вот и номер ее телефона, черным по белому, крошечными циферками. Ни секунды не подумав, я схватил телефонную трубку.

245 — ИУДЕЙСКАЯ МИФОЛОГИЯ

"В Раю двое алмазных врат, пред ними семьдесят тысяч ангельских слуг. Когда прибывает Заслуженный (т.е., чистый человек), они снимают с него погребальный саван, и обряжают в восемь облаков славы. На голову ему водружают две короны, одна из драгоценных камней и жемчуга, вторая из золота. В руку вкладывают восемь ветвей мирты. Отводят его в место, где бьет восемь ключей, чья вода напоена восьмистами ароматами розы и мирты. Каждому Заслуженному отводят по личному ложу с балдахином, откуда течет четыре реки: из молока, вина, нектара и меда. И шестьдесят ангелов выстраиваются перед каждым Заслуженным и говорят ему: «Иди и вкуси, возрадуясь, от реки меда, ибо прилежно прочел ты Книгу».

Ялкут, Бытие 2

246 — НАДИН

Пожилой женский голос:

— Алло?

Может, я в спешке номером ошибся?

— Надин можно к телефону? - сказал я неуверенным голосом.

Час был поздний. Я уловил нотки нерешительности на другом конце. Должно быть, это ее мать.

— Будьте так добры, пожалуйста! - взмолился я.

— Пойду посмотрю, - с некоторой недоверчивостью и опаской согласился голос.

Жду. Звук легких шагов. Деликатная ладонь касается аппарата. К трубке приближается чей-то рот.

— Алло? Кто меня спрашивает? - интересуется голос, сладкий и хорошо знакомый за триста лет реинкарнаций.

Никакого сомнения. Это Она.

— Алло!

Тишина.

— Это я, - бормочу я в трубку.

Я слышу, как на другом конце кто-то всхлипывает. Всхлипывает от радости. Одновременно, в один голос, давясь слезами, мы начинаем говорить. Разговариваем о совершенно сумасшедших вещах. Делаем признания, о которых невозможно сказать человеку, если ты его ни разу в жизни не видел.

Благодаря танатонавтике я уже сталкивался со сложными и опасными ситуациями, но никогда я не был так глубоко тронут. Тронут и приведен в ужас этим обменом доверчивых и нежных слов. И я знал, что она переживает то же самое.

— Я столько ждала, чтобы ты позвонил, - ласково сказала Надин.

— Я знаю, - прошептал я.

Молчание.

— Алло? - испугался я.

— Нет-нет, я здесь. Я все время здесь. Для тебя.

У меня перехватило горло.

Как раз этот миг выбрал Фредди-младший, чтобы вползти в комнату с опухшим от сна лицом. И выкрикнуть свое первое слово:

— Папа!

Пухленькая ручка принялась хлопать меня по лицу, стирая слезы, застрявшие в моей свежевыращиваемой бороде. Я взял сына на руки и понес его обратно в спальню. Бережно подоткнув одеяльце, я прикрыл дверь, разрисованную бело-голубыми облаками моей супругой. Я больше не хотел слышать отчаянные «алло, алло!», доносившиеся из трубки.

Вот оно. Теперь-то я до конца усвоил знаменитую вторую правду! Чертов черт, Сатана! За что?! Я бы дорого заплатил, чтобы никогда не слышать про Надин Кент.

Я проклинал Рауля, я проклинал ангелов в целом и Сатану в частности, я проклинал танатонавтику.

Я обнял моего сына, уже прикрывшего свои глазки, столь же синие, что и у его матери.

В гостиной Рауль хохотал как демон. «Алло! алло!», - все еще плакал телефон. Я схватился за трубку.

Я больше так не могу.

Хочу быть кем-то еще. Чтобы никаких женщин, суженных мне судьбой. Я не в состоянии выполнять древний контракт, подписанный в предыдущих жизнях.

Мне захотелось скинуть эту кожу, что обтягивала мою душу.

Я вцепился себе в руку, пока из-под ногтей не показалась кровь. За что мне такое?! Я не могу никуда убежать, ни в один город, ни в одну страну, эта правда будет меня вечно преследовать.

Остановите планету, я хочу сойти.

Остановите планету, я хочу сойти.

Я попробовал взять себя в руки и прошептал в трубку, не сдерживая своей агонии:

— Забудь обо мне, Надин. Ради бога, пожалей меня и забудь на всю эту жизнь. Найди другого, умоляю тебя, Надин, и будь с ним счастлива!

И потом, без дальнейших рассуждений, я схватил Рауля за ворот и вышвырнул за дверь.

247 — ЕГИПЕТСКАЯ МИФОЛОГИЯ

Формула бессмертия (произносить по двадцать восемь раз на ночь):

"Я — душа Ра, вышедшая из Слова, душа бога, что создал Шу.

Я ненавижу зло.

Я не думаю о нем. Я верю в Маат и я живу ею.

Я — Кху, кто не может умереть во имя Души.

Сквозь Слово я пришел из моего собственного существования, и во имя Хепри я ухожу в существование каждый день.

Я — повелитель света и я ненавижу умирать. Я — Слово и те, кто творят зло, не могут мне навредить.

Я — старший из древних богов; моя душа — это душа богов, это вечность, и мое тело тоже нетленно, ибо мои проявления суть вечность, я властелин лет и хозяин постоянства.

Я стираю следы моих ошибок, я вижу своего отца, владыку вечера, в чьем теле пребывает Гелиополис.

Я несу на себе тяжесть обитателей сумеречной страны, западного холма Ибиса".

Египетская Книга мертвых

248 — НОВОЕ ОБЩЕСТВО

Открытие седьмого неба повлекло за собой каждодневные изменения. Храмы опустели. Зачем участвовать в религиозных церемониях, раз тайна смерти уже испарилась? Даже клирики теряли свою веру. Один за другим, высокопоставленные священнослужители всех религий объявляли, что раз мы обнаружили ангелов, но не нашли Его, наступил конец набожности и мистики.

Одни храмы были переделаны в музеи, другие — в театры, третьи — в непривычные жилые дома. Вершиной всего явилось строительство плавательного бассейна в одной из церквей.

На кафельном дне вспыхивали отблески многоцветных витражей, а органная музыка резонировала в такт с визгом ныряльщиков, шлепавших пузом по воде.

С другой стороны, пока религии находились на грани полного развала, танатонавтика неслась вперед полным ходом. Частные танатодромы множились как грибы. Кое-какие из них превратились в настоящие турагенства: «Уик-энд на том свете. Доступные турпоездки. Ускоренная спиритуальная подготовка. „Ракетоносители“ напрокат. Дипломированный гид-монах. Возможны встречи с ангелами».

Разумеется, по большей части эти рекламы были чистым надувательством. Экскурсии, как правило, углублялись только до третьей, максимум четвертой зоны. Мы уже достаточно дорого заплатили за выяснение того, насколько опасно заходить слишком далеко.

Хотя Рауль и отказался от намерения отыскать свою мать, он продолжал ходить все таким же пьяным и мрачным. После случая с Надин я пребывал в аналогичном настроении и не желал его ни видеть, ни слышать.

Работу танатодрома женщины взяли на себя. Амандина и Роза (с которой мы быстро помирились) находились в отличной форме, в то время как мы с Раулем строили из себя утомленных и разочарованных ветеранов. Женщины с увлечением занимались воспитанием Фредди-младшего, который стал чем-то вроде их талисмана. Надо отметить, что ребенок был смешлив, любознателен и с ним было легко и интересно. Может быть, внутри детей живут великие мудрецы и что утомленные жизнью взрослые постепенно превращаются в неразумные существа?

Даже если он и не был реинкарнацией Фредди-старшего, Фредди-младший совершенно определенно отличался таким же жизнерадостным и активным характером, сломя голову бегая по всем углам.

Амандина постоянно подхватывала его на руки. «Папа», «мама», «пипи» и «кака» были теми четырьмя словами, которые он любил повторять в разных сочетаниях. Позднее ему придется пройти хороший курс психоанализа, чтобы научиться различать эти четыре понятия.

Мой ребенок. Жизнь идет дальше. Человечество развивается. Мои гены нашли свое продолжение в его хромосомах.

— Да сколько можно с ним играть?! - смеялся Конрад. - Он тебе уже по голове ходит! Я лично своих сорванцов оставляю в покое.

— Папа — пипи? - начал приставать младший.

Мой брат расхохотался и объяснил:

— Ну уж нет, папа — кака!

Я всегда подозревал, что из Конрада — педагог никудышный.

Мой брат открыл танатонавтическое предприятие. Он строил танатодромы по всему миру, заказы «под ключ». Ухватив настроения клиентов, он придумывал и создавал полетные залы с мифологическим или мистическим интерьером. Дайте ему заказ и вы сможете стартовать из копии пирамиды Хеопса или Сикстинской капеллы. По бешенным ценам он предлагал индивидуальные танатодромы в виде деревянных изб, напоминавших бани, но оснащенные всей аппаратурой, необходимой для полета. По спецзаказу, за дополнительные двести тысяч франков, он ставил там звуковоспроизводящие системы и выдавал комплекты униформ по точному подобию нашей экипировки.

Дела моей матери тоже шли полным ходом. Она открыла издательство по выпуску полного собрания сочинений Амандины Баллю: "Справочник умирающего  ", "Сто идей, как провести уик-энд в Раю  ", "Танатонавтика за десять уроков  ", "Пособие для астматиков, сердечников и эпилептиков: меры предосторожности перед смертью  "…

Все это были бестселлеры, хотя конкуренция царила жестокая. Учебники для танатонавтов, так же как и свидетельства из первых рук, цвели буйным цветом.

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Танатонавты":