Бернард Вербер

Смотрите подробности записаться к уролог здесь.

 



Бернард Вербер
Муравьи

(en: "Empire of the Ants", fr: "Les Fourmis"), 1991

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 |

 


15-я страница> поставить закладку

 

– Так может продолжаться бесконечно, – проворчал спасатель. – Мы на спелеологов не обучались.

– А я-то думал, что надо просто кого-то вытащить из подвала, – сказал другой, тот, что нес надувные носилки. – Жена ждала меня к ужину к восьми часам, а сейчас уже десять. То-то она небось распсиховалась!

Гален подтянул дисциплину в войске:

– Послушайте, ребята, сейчас мы уже ближе ко дну, чем к поверхности, осталось совсем немного. Ну не бросать же все на полдороге.

В действительности же они не проделали и десятой доли пути.

Через долгие часы АС при температуре, близкой к пятнадцати градусам тепла, группа желтых муравьев-наемников выделила идею, которую остальные нервные центры вскоре признали лучшей.

Так случилось, что в Бел-о-кане много солдат-наемников особого вида, «щелкунчиков». У этих солдат объемные головы и длинные режущие мандибулы, позволяющие им дробить даже самые твердые зерна. Но вот в бою они пасуют, потому что лапки у них коротковаты для тяжелых туловищ.

К чему им с трудом тащиться к месту схватки, где проку от них чуть? Рыжие применяли их в хозяйственных работах, например, для разрезания толстых соломинок. Желтые же муравьи считали, что из этих толстых увальней можно сделать бьющее без промаха оружие. Достаточно посадить их на плечи шести маленьким проворным рабочим!

Так «щелкунчики», направляя запахом свои «живые ноги», могут на большой скорости обрушиться на противника и изрубить его на куски длинными мандибулами. Несколько объевшихся сахаром солдат тренируются в солярии. Шесть муравьев поднимают «щелкунчика» и бегут, пытаясь двигаться в ногу. Получается у них вроде бы неплохо.

Город Бел-о-кан изобрел танк.

Они не вернулись.

На следующий день газеты пестрели заголовками: «Фонтенбло – Восемь спасателей и один инспектор полиции таинственным образом исчезли в подвале».

При лиловых рассветных отблесках зари муравьи-карлики, окружающие запретный Город Ла-шола-кан, готовятся дать сражение. Рыжие, запертые в своем корне, голодны и обессилены. Они долго не продержатся.

Бой возобновляется. После долгой перестрелки кислотой карлики завоевывают еще два перекрестка. Изъеденное выстрелами дерево извергает из себя трупы осажденных солдат.

Последние рыжие на исходе сил. Карлики продвигаются в Город. Снайперы, спрятавшиеся в углублениях на потолке, не могут их задержать.

Брачная ложа уже где-то близко. В ее глубине королева Лашо-ла-киуни начинает останавливать биенье своего сердца. Все кончено.

Но вдруг самые передовые отряды карликов улавливают запах тревоги. Снаружи что-то происходит. Они поворачивают назад.

Там, на холме Маков, нависающем над Городом, они различают среди красных цветов тысячи черных точек.

Белоканцы в конце концов решились атаковать. Что ж, тем хуже для них. Карлики посылают гонцов, мошек-наемников, предупредить центральный Город.

Все мошки несут одну и ту же феромону:

«Они атакуют. Посылайте подкрепления на восток, чтобы взять их в тиски. Готовьте секретное оружие».

Жар первого солнечного луча, пробившегося сквозь облака, подтолкнул белоканцев к решению: надо атаковать! Восемь часов три минуты белоканские легионы вихрем спускаются с холма, огибают траву, переползают через камешки. Миллионы солдат бегут с раскрытыми мандибулами. Зрелище впечатляющее.

Но карлики не испугались. Они предвидели, что противник может пойти в наступление. Накануне они выкопали в земле множество глубоких ям. Они зарылись в них, торчат одни мандибулы, тела защищены песком.

На этой линии обороны карликов атака рыжих захлебывается. Федеральные войска фехтуют с воздухом, а не с противником, который повернулся к ним защищенной стороной. Нет возможности отрезать ему лапки или оторвать брюшко.

И вот тогда основные силы пехоты Ши-гае-пу, разместившиеся неподалеку под укрытием сатанинского гриба, переходят в контратаку и берут рыжих в клещи.

Если белоканцев миллионы, то шигаепунцев – десятки миллионов. На одного рыжего солдата приходится как минимум пятеро карликов, не говоря уже о воинах, забившихся в ямы и укорачивающих все, до чего дотягиваются их мандибулы. Удача быстро переходит к тем, кто пользуется численным перевесом. Теснимые возникающими отовсюду карликами Федеральные войска рассеиваются.

В девять тридцать шесть они просто отступают. Карлики уже выделяют запахи победы. Их военная хитрость прекрасно сработала. Даже секретное оружие не понадобилось! Они гонят эту армию трусов и считают осаду Ла-шола-кана доведенной до победного конца.

Но своими маленькими лапками карлики делают десять шагов там, где рыжие совершают один прыжок. Они задыхаются, поднимаясь на холм Маков. Это предвидели стратеги Федерации. Первая атака и преследовала эту цель: выманить войска карликов из низины и обрушиться на них на холме.

Рыжие достигают гребня холма, легионы карликов продолжают преследовать их в полном беспорядке. Наверху вдруг выстраивается лес шипов. Это гигантские щупальца «щелкунчиков». Они сверкают на солнце, потом опускаются параллельно земле и устремляются на карликов. Щелкунчики зерен, щелкунчики карликов!

Эффект внезапности сработал на славу. Щелкунчики косят ошарашенных, с застывшими от страха усиками шигаепунцев, как траву на газоне. Они быстро уничтожают ряды противника, пользуясь неровностями почвы. Под каждым щелкунчиком во всю веселятся шесть рабочих. Они – гусеницы этих танков. Благодаря прекрасной синхронной усиковой связи между башней и колесами, насекомое на тридцати шести лапках и с двумя гигантскими мандибулами спокойно вгрызается в массу противника.

Карлики успевают только увидеть этих мастодонтов, которые двигаются на них сотнями, теснят их, расплющивают, крошат. Гипертрофированные мандибулы опускаются в ряды солдат, с хрустом, как солому, режут их и поднимают в воздух истекающие кровью лапки и головы.

Враг ввергнут в панику. Обезумевшие от ужаса карлики бегут и топчут друг друга, некоторые убивают своих.

Белоканские танки, «причесав» таким образом пехоту карликов, в своем броске прошли ее. Стоп. Сохранив безупречный боевой порядок, они опять поднимаются на холм для новой атаки. Оставшиеся в живых карлики хотят бежать вперед, но наверху вырисовывается второй ряд танков… который начинает спускаться!

Строго параллельные колонны встречаются. Вокруг каждого танка скопилась куча трупов. Это бойня.

Лашолаканцы, издалека наблюдающие за битвой, выходят, чтобы подбодрить своих братьев. Первоначальное удивление сменяется энтузиазмом. Они бросают феромоны радости. Это победа технологии и ума! Никогда еще гений Федерации не проявлялся так ярко.

Ши-гае-пу, тем временем, еще не выложил все карты. У него еще есть секретное оружие. Вообще-то оружие это было создано для выкуривания осажденных и не сдающихся врагов, но, видя, какой печальный оборот принял бой, карлики решают идти ва-банк. Секретное оружие представляет собой черепа рыжих муравьев, переплетенные коричневым растением.

Несколько дней назад муравьи-карлики обнаружили труп разведчика Федерации. Его тело было разорвано изнутри грибом-паразитом, называющимся альтернария. Карлики-ученые осмотрели его вдоль и поперек и заметили, что этот гриб-паразит выделяет летучие споры. Они прилипают к панцирю, проникают сквозь него в тело и растут там, пока не взрывают оболочку.

Вот это оружие!

И притом с гарантией, так как споры приклеиваются к хитину рыжих муравьев и совершенно не действуют на хитин карликов. Дело в том, что мерзляки-карлики взяли за правило обмазываться слюной улиток, а она предохраняет и от альтернарии.

Белоканцы, конечно, изобрели танк, но шигаепунцы придумали бактериологическое оружие. Пехотный батальон карликов продвигается вперед, неся триста черепов зараженных рыжих муравьев, найденных после первой битвы с Ла-шола-каном.

Их выбрасывают в самую середину вражеских рядов. «Щелкунчики» и их носильщики чихают от смертельной пыли. Заметив, что их панцири покрыты ею, они теряют рассудок. Носильщики бросают свою ношу. «Щелкунчики», вновь ставшие беспомощными, впадают в панику и бешено накидываются на других «щелкунчиков». Начинается беспорядочное бегство.

К десяти часам внезапный холод разводит воюющие стороны. Невозможно сражаться при ледяных порывах ветра. Войска карликов пользуются этим, чтобы отступить. Танки рыжих возвращаются, с трудом преодолевая склон.

В обоих лагерях считают раненых, определяют потери. Предварительные итоги крайне неутешительны. Надо переломить ход битвы.

Белоканцы узнали о спорах альтернарии. Решено добить всех зараженных грибом солдат, чтобы избавить их от предстоящих страданий.

Прибегают разведчики: от этой заразы можно защититься, говорят они, надо обмазаться слюной улитки. Сказано – сделано. Жертвуют тремя моллюсками (найти их все труднее и труднее, и каждый защищает себя от беды).

Происходит контакт усиков. Стратеги рыжих считают, что атаковать только танками уже нельзя. В новом боевом порядке танки займут центр, сто двадцать легионов пехоты и шестьдесят иностранных легионов расположатся по флангам.

Боевой дух восстановлен.

Аргентинские муравьи: муравьи из Аргентины (Iridomyrmex humilis) высадились во Франции в 1920 году. По всей вероятности, они были завезены в кадках с олеандрами, предназначенными для украшения дорог Лазурного Берега. Об их существовании в первый раз упоминается в 1866 году, в Буэнос-Айресе (которому они и обязаны своим названием). В 1891 году их обнаруживают в Соединенных Штатах, в Новом Орлеане.

Спрятавшись в подстилках для экспортных аргентинских лошадей, в 1908 году они прибывают в Южную Африку, в 1910 году – в Чили, в 1917 году – в Австралию и в 1920 году – во Францию.

Этот вид отличается не только крошечными размерами, ставящими их в положение пигмеев по отношению к остальным муравьям, но так же умом и боевым духом, которые остаются его основными характерными чертами.

Едва обосновавшись на юге Франции, аргентинские муравьи начали вести войны против всех местных видов муравьев… и победили их!

В 1960 году «аргентинцы» перевалили через Пиренеи и дошли до Барселоны. В 1967 году они перешли через Альпы и докатились до Рима. Потом, в семидесятых годах, муравьи Iridomyrmex начали подниматься к северу. Скорее всего, они переплыли Луару жарким летом конца девяностых годов. Здесь эти завоеватели, чей военный гений не уступает гению Цезаря или Наполеона, столкнулись с неуступчивыми видами муравьев: рыжими муравьями (на юге и на востоке парижского региона) и муравьями-фараонами (на севере и на западе Парижа).

Эдмон Уэллс.

«Энциклопедия относительного и абсолютного знания»

Битва Маков не выиграна. В десять часов тринадцать минут Ши-гае-пу решает поторопить подкрепление. Двести сорок легионов резервной армии присоединятся к выжившим после первой атаки. Им рассказывают о танках. Усики соединяются для сеанса абсолютной связи. Должен быть способ разделаться с этими чудо-машинами… К десяти тридцати один из рабочих вносит предложение:

«Подвижность “щелкунчика” заключается в шести его носильщиках. Достаточно отрезать “живые лапки”».

Другой предлагает свое:

«Слабость машин в их неспособности быстро поворачиваться. Можно этим воспользоваться. Надо построиться тесными каре. Дождавшись, когда машины пойдут в атаку, надо разомкнуться и беспрепятственно пропустить их. Затем, пока они еще двигаются по инерции, надо ударить сзади. Они не успеют развернуться».

Третье мнение также:

«Синхронизация движений лапок происходит при усиковом контакте, мы в этом убедились. Достаточно в прыжке отрезать “щелкунчику” усики, чтобы он не смог руководить носильщиками».

Все идеи приняты. И карлики разрабатывают новый план битвы.

Страдание: Способны ли муравьи страдать? В принципе, нет. Они лишены предназначенной для этого нервной системы. Нет нервных окончаний, нет посланий боли. Вот потому-то обрубки муравьиных тел иногда продолжают «жить» очень долго, независимо от остального тела.

Отсутствие боли – новый мир научной фантастики. Без боли нет страха, может быть, даже нет осознания «себя». Энтомологи долго работали над этой проблемой: муравьи не чувствуют боли, может быть, поэтому их общество так сплочено? Это объясняет все и не объясняет ничего. У этой гипотезы есть и другое преимущество: мы можем со спокойной совестью убивать муравьев.

Я бы… очень боялся существа, которое не испытывает боли.

Но эта гипотеза не верна. Обезглавленный муравей выделяет особый запах. Запах боли. Значит, что-то происходит. У муравья нет нервного импульса, но у него есть импульс химический. Он знает, что ему отсекли часть тела, и он страдает. Он страдает совсем не так, как мы, но он страдает.

Эдмон Уэллс.

«Энциклопедия относительного и абсолютного знания»

Бой возобновился в одиннадцать часов сорок семь минут. Длинный плотный ряд солдат-карликов медленно идет на штурм холма Маков.

Между цветами появляются танки. По сигналу они начинают спускаться по склону. Легионы рыжих и наемников гарцуют на флангах, готовясь завершить работу мастодонтов.

Дистанция между двумя армиями уже не больше ста голов… Пятидесяти… Двадцати… Десяти! Как только первый «щелкунчик» входит в контакт с противником, происходит нечто неожиданное. Плотная линия шигаепунцев преобразуется в пунктир. Солдаты перестраиваются в каре.

Каждый танк видит перед собой только пустой коридор. Никому не приходит в голову пойти зигзагом, чтобы настичь карликов. Мандибулы щелкают в воздухе, тридцать шесть ног бессмысленно бегут.

Следует едкий запах:

Отрезайте лапки!

Карлики немедленно ныряют под танки и убивают носильщиков. И быстро выскакивают оттуда, чтобы масса падающего щелкунчика их не раздавила.

Другие храбро бросаются сквозь двойной ряд троих носильщиков и протыкают мандибулой беззащитное брюшко. Струится жидкость, жизненные запасы щелкунчиков выливаются на землю.

Третьи залезают на мастодонтов, отрезают им усики и спрыгивают на ходу.

Танки обрушиваются один за другим. «Щелкунчики» без носильщиков топчутся на месте, как прикованные, их легко добивают.

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Муравьи":