Бернард Вербер

Узнать подробности про Макса Полякова на сайте

 



Бернард Вербер
Муравьи

(en: "Empire of the Ants", fr: "Les Fourmis"), 1991

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 |

 


17-я страница> поставить закладку

 

Подозрение было вполне обоснованным. Вот уже давно отдельные солдаты большого термитника на Востоке пересекают реку и совершают рейды в Федеральные зоны охоты. Да, конечно, это термиты. Они решили натравить карликов и рыжих друг на друга. Так они избавляются от обоих без единого выстрела. Противники ослаблены, остается лишь занять их муравейники.

А воины с запахом скальных камней? Шпионы – наемники термитов, тут и думать нечего.

Чем больше общая мысль оттачивается, проносясь в головах троих друзей, тем больше им верится в то, что термиты Востока владеют таинственным «секретным оружием».

Но друзей отвлекают и перебивают их мысли общие запахи Племени. Город решил воспользоваться передышкой между войнами и устроить праздник Возрождения: он состоится завтра.

Все касты по местам! Самки и самцы в зале фляг должны пополнить запасы сахара! Артиллеристы должны перезарядить брюшки в зале органической химии!

Перед тем как покинуть своих товарищей, солдат № 103683 выделяет феромон:

«Удачного совокупления! Не беспокойтесь, я не брошу расследование. Когда вы будете в небе, я пущусь в путь к большому термитнику на Востоке».

Как только они расстались, появились два убийцы, здоровяк и хромой солдатик. Они обследуют стены и собирают летучие феромоны разговора троицы.

После трагедии с инспектором Галеном и спасателями Николя поместили в детский приют, расположенный всего в нескольких сотнях метров от улицы Сибаритов.

Кроме настоящих сирот, здесь были подкидыши и дети, которых родители избивали. Люди, увы, принадлежат к немногим живым существам, способным покинуть свое потомство или плохо обращаться с ним. И этому потомству приходилось здесь нелегко. Воспитывать в приюте означало хорошенько отшлепать пониже спины. Дети росли, ожесточались. Большинство из них пополняло армию работяг.

В первый день Николя отрешенно сидел на балконе и смотрел на лес. На другой день он снова погрузился в спасительное болото телевидения. Телевизор стоял в столовой. Воспитатели, довольные тем, что могут отдохнуть от сопляков, разрешали детям одуревать перед ним часами. Вечером в спальне Жан и Филипп, два других воспитанника, засыпали Николя вопросами.

– Что с тобой случилось? – спросил Жан.

– Ничего.

– Ха, рассказывай! В твоем возрасте сюда не попадают. Сколько, кстати, тебе лет?

– Я знаю, – вставил Филипп. – Вроде бы его родителей муравьи сожрали.

– Кто вам сказал такую глупость?

– Сорока на хвосте принесла. Хочешь знать, какая сорока? Скажи, что случилось с твоими родителями.

– Да идите вы…

Сильный Жан схватил Николя за плечи, Филипп в это время уже выкручивал ему руку.

Николя, брыкаясь, высвободился и ударил Жана по шее ребром ладони (такой приемчик он видел по телевизору в тайваньском боевике). Жан закашлялся. Филипп снова бросился в бой, пытаясь задушить Николя, и тот ударил его локтем в живот. Выиграв схватку у Филиппа, Николя встал на колени, согнулся пополам и снова взялся за Жана – плюнул ему в глаза. Тот бросился и укусил Николя до крови за ногу. Трое мальчишек покатились под кровати, продолжая бешено драться. Наконец Николя был побежден.

– Скажи мне, что случилось с твоими предками или мы тебя накормим муравьями!

Эту угрозу Жан придумал во время драки. Он был ей очень доволен. Пока он прижимал новенького к полу, Филипп побежал за какими-нибудь перепончатокрылыми, нередко встречавшимися в здешних местах, и, вернувшись, стал размахивать насекомыми перед лицом Николя:

– Смотри, вон какие жирные!

(Словно муравьи, чье тело покрыто твердым панцирем, могут растолстеть от излишка жира!)

Потом Филипп зажал Николя нос. Мальчик был вынужден открыть рот, и ему туда с отвращением швырнули трех молодых рабочих, у которых, между прочим, было много неотложных дел. Николя удивился, как никогда в жизни. Муравьи были восхитительными на вкус.

Мальчики, изумленные тем, что новенький не выплевывает такую гадость, захотели тоже ее попробовать.

Зал фляг с молочком – одно из недавних нововведений Бел-о-кана. Технология «фляг», на самом деле, была позаимствована у муравьев с Юга, которые, с наступлением жаркой погоды, постоянно поднимаются к Северу.

Само собой разумеется, что Федерация обнаружила зал с флягами во время победоносной войны.

Война – лучший источник и лучший вектор циркуляции изобретений в общественном мире насекомых.

Сначала белоканские легионеры ужаснулись при виде – чего бы вы думали? Рабочих, обреченных всю жизнь висеть под потолком вниз головой с настолько раздутым брюшком, что оно становилось раза в два больше, чем у королевы. Южане объяснили, что эти «жертвенные» муравьи были живыми конфетами, способными сохранять в свежем виде неисчислимые запасы нектара, росы или молочка.

В общем, оказалось достаточным довести до логического конца идею «социального зоба», чтобы прийти к идее «муравья-цистерны» – и претворить ее в жизнь. Надо было пощекотать кончик брюшка живого холодильника, и он начинал отдавать по капле или даже ручейком свой бесценный сок.

Благодаря этой системе южане сумели противостоять бичу своих мест – засухе. Во время миграций они несли свои фляги в лапках и им хватало воды на все путешествие. Послушать их, конфеты были так же бесценны, как яйца.

Белоканцы украли эту технологию, но, в основном заинтересовались беспримерной возможностью сохранять продукты свежими, надолго и в больших количествах.

Все самцы и самки Города явились в зал, чтобы сделать запас сахара и воды. Перед каждой живой флягой выстраивается очередь крылатых просителей. № 327 и № 56 насыщаются вместе, потом расстаются.

Когда все самки, самцы и артиллеристы уходят, муравьи-цистерны остаются пустыми. Армия рабочих торопится опять заправить их нектаром, росой и молочком, пока их растянутые брюшки вновь не превратятся в маленькие блестящие шары.

Воспитатель застиг Николя, Филиппа и Жана на месте преступления и одинаково наказал всех троих. Так они стали друзьями не разлей вода.

Чаще всего их можно было найти в столовой, перед телевизором. Сегодня они лакомились очередной порцией неистощимого сериала «Я пришелец и горжусь этим».

Нынешняя серия была о том, как космонавты высадились на планету, где обитали гигантские муравьи. От восторга мальчишки завизжали и принялись толкаться локтями.

«Здравствуйте, мы – земляне.

– Здравствуйте, мы – гигантские муравьи с планеты Цгю».

В остальном сценарий оказался довольно банальным: гигантские муравьи были телепатами. Они мысленно посылали землянам приказы убивать друг друга. Но последний оставшийся в живых землянин все понял и поджег вражеский Город… Довольные таким концом, дети решили пойти съесть нескольких сладких муравьев. Но, как ни странно, пойманные на этот раз муравьи уже не имели вкуса конфет, как в первый раз. Они были поменьше и кислыми на вкус. Как концентрированная лимонная кислота.

Все должно произойти около полудня в самой высокой точке Города.

С первым утренним теплом артиллеристы устроились в защитных нишах, короной расположенных вокруг верхушки. Уставив анальное отверстие в небо, они послужат противовоздушной обороной от птиц, которые не преминут скоро пожаловать. Некоторые укрепляют брюшко между веточками, чтобы уменьшить отдачу. Заняв такую позицию, артиллеристы рассчитывают, что смогут дать два-три залпа по одной цели с достаточной точностью.

Самка № 56 находится в своей ложе. Бесполые прислужницы обмазывают ее крылья защитной слюной. Вы уже выходили в Большой Внешний Мир? Рабочие не отвечают. Конечно они уже выходили, но к чему говорить ей о том, что снаружи полно деревьев и травы? Через несколько минут потенциальная королева сама все поймет. Узнать через контакт усиков о том, что такое мир, – да уж, те, у кого есть пол, и впрямь больше оригиналы.

Но, несмотря на это, рабочие продолжают ее усердно готовить. Они вытягивают ее лапки, чтобы придать им гибкость. Они заставляют ее выгибаться, чтобы похрустели сочленения торакса и брюшка. Они проверяют, нажатием выдавив капельку, полон ли ее социальный зоб молочка. Сиропа должно хватить на несколько часов непрекращающегося полета.

Ну вот, № 56 готова. Кто следующий?

Принцесса, в лучших нарядах и ароматах, покидает гинецей. Самец № 56 не ошибся, это действительно настоящая красавица.

Она едва может приподнять крылья. Ужас, как они быстро выросли за последние дни. Теперь они такие длинные и тяжелые, что волочатся по земле… как шлейф невесты.

Из коридоров появляются другие самки. В компании сотни девственниц № 56 уже идет среди веточек купола. Некоторые из них от волнения цепляются за соломинки, их четыре крыла от этого царапаются, рвутся или даже просто отрываются. Несчастные останавливаются, они уже никак не смогут взлететь. Расстроенные, они спускаются на пятый этаж. Как принцессы карликов, они не познают полета любви. Они будут просто глупо размножаться в закрытом зале, на уровне земли.

Самка № 56 еще невредима. Она перепрыгивает с соломинки на соломинку, следя за тем, чтобы не упасть и не повредить свои нежные крылья.

Сестра, идущая рядом с ней, просит о контакте усиков. Она спрашивает, какие же они, эти знаменитые самцы-производители. Вроде трутней или мух?

№ 56 не отвечает. Она думает о № 327, о загадке «секретного оружия». Все кончено. Нет больше рабочей группы. Во всяком случае, для самца и самки. Дело отныне в когтях № 103683.

С грустью вспоминает она все их приключения.

Беглый самец, проникающий в ее ложу… без паспорта!

Их первая абсолютная связь.

Их встреча с № 103683.

Убийцы с запахом скального камня.

Бег в подвалах Города.

Укрытие, полное трупов тех, кто мог стать их «легионом».

Ломешуза.

Секретный проход в гранитной скале…

На ходу перебирает она происшедшее и думает о том, что ей повезло. Никто из ее сестер не пережил таких событий, даже не покинув Города.

Убийцы с запахом скальных камней… Ломешуза… Тайный проход в гранитной скале… Сойти с ума все сразу не могли. Наемники, шпионящие в пользу термитов? Нет, вряд ли, тогда их было бы не так уж много и они не были бы так хорошо организованы.

И оставался один, ни с чем несообразный пункт: зачем нужны запасы продовольствия на дне Города? Чтобы кормить шпионов? Нет, там хватит на миллионы… Шпионов все-таки не миллионы.

И эта странная ломешуза. Это насекомое, живущее на поверхности земли. Она просто не может без посторонней помощи спуститься на минус пятидесятый этаж. Значит, ее перенесли. Но как только ты приближаешься к этому насекомому, оно пленяет тебя своим запахом. Значит, завернуть монстра в мягкие листья и незаметно спустить вниз одному не под силу.

Чем больше она об этом думает, тем яснее понимает, что такую операцию провернуть ой как непросто. Действительно, если разобраться, все выглядит так, как будто часть Племени тщательно скрывает от своих собратьев какой-то секрет.

Новые мысли сверлят ей голову. Она останавливается. Ее товарки думают, что она ослабела от волнения перед брачным полетом. Иногда это случается, обладающие полом так чувствительны. Она наклоняет усики ко рту. Она быстро повторяет про себя: уничтоженная первая экспедиция, секретное оружие, тридцать убитых легионеров, ломешуза, тайный ход в гранитной скале, запасы продовольствия…

Так вот оно что, черт возьми, все понятно! Она бросается назад, против движения. Только бы не было слишком поздно!

Воспитание: Воспитание муравьев происходит согласно следующим этапам.

С первого по десятый день большинство детей занимаются королевой-матерью. Они за ней ухаживают, облизывают ее, ласкают. В ответ королева обмазывает их своей питательной и дезинфицирующей слюной.

С одиннадцатого по двадцатый день рабочие получают право ухаживать за коконами.

С двадцать первого по тридцатый день они следят за личинками и кормят их.

С тридцать первого по сороковой день они помогают по хозяйству и в дорожных работах, продолжая ухаживать за королевой-матерью и куколками.

Сороковой день – важная дата. Рабочие считаются уже достаточно опытными и получают право выходить из Города.

С сорокового по пятидесятый день они служат охранниками или доильщиками тли.

С пятидесятого и по последний день своей жизни они могут предаться самому волнующему для муравья Города занятию: охоте и разведке неизвестных местностей.

Примечание: с одиннадцатого дня самцов и самок не заставляют работать. Чаще всего они остаются не у дел в своих кварталах до дня брачного полета.

Эдмон Уэллс.

«Энциклопедия относительного и абсолютного знания»

Самец № 327 тоже готовится. Насколько он может уловить усиками, другие самцы говорят только о самках. Мало кто из них видел их, а если и видел, то лишь мельком взглянул в коридорах запретного Города. Многие фантазируют. Воображают убийственно эротичных самок с опьяняющим запахом.

Один из принцев утверждает, что занимался с самкой трофаллаксией. Ее молочко пахло березовым соком, а половые гормоны – нарциссами.

Остальные молча завидуют ему.

№ 327, который действительно пробовал молочко самки (и какой!) знает, что оно ничем не отличается от молочка рабочих или конфет. Но он не вмешивается в разговор. Вскоре ему приходит в голову шальная мысль. Как бы он хотел отдать самке № 56 сперматозоиды, необходимые для создания ее будущего Города. Если бы он мог ее разыскать… Как жаль, что он не подумал о том, чтобы выделить отличительный феромон. Он бы нашел ее в толпе.

Когда самка № 56 входит в зал для самцов, она вызывает всеобщее изумление. Это нарушение всех правил Племени. Самцы и самки должны увидеть друг друга в первый раз во время брачного полета. Мы вам не какие-нибудь там карлики, мы в коридорах не совокупляемся. Принцы, так мечтавшие узнать, что такое самка, застывают на месте. Они все выделяют враждебный запах, означающий, что она не должна оставаться в этом помещении.

Несмотря на это, она продолжает идти вперед среди сутолоки приготовлений. Она расталкивает всех, громко выделяя свои феромоны.

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Муравьи":