Бернард Вербер

http://soba.by/ заказать сеты суши как составляют суши сеты.

 



Бернард Вербер
Муравьи

(en: "Empire of the Ants", fr: "Les Fourmis"), 1991

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 |

 


20-я страница> поставить закладку

 

А там кипит жизнь. Тлю не так легко заметить, она одного цвета с листьями. Однако опытный усик и глаз без труда замечают тысячи маленьких зеленых бородавок, медленно растущих по мере поглощения растительного сока.

Очень давно между тлей и муравьями был заключен договор: тля кормит муравьев, те, в благодарность, ее защищают. Правда, в некоторых Городах «дойных коров» снабжают опознавательными запахами и обрезают им крылья: так удобнее пасти стадо… В Зуби-зуби-кане эта бесчестная практика в ходу. Из чувства вины, а может быть, просто чтобы идти в ногу со временем, Город построил на втором этаже грандиозный хлев, оборудованный всем необходимым для удовлетворения потребностей тли. Муравьи-кормилицы ухаживают там за яйцами тли так же тщательно, как за яйцами мирмесеян. От этого, без сомнения, местный скот такой красивый и важный.

№ 103683 и его товарищи подходят к стаду, сосущему ветку шиповника. Они выделяют два-три вопроса, но тля не выпускает свои хоботы из растительной плоти и не обращает на пришельцев ни малейшего внимания. В конце концов, может быть, они даже и не знают обонятельного языка муравьев… Разведчики усиками ищут пастуха, но никого не находят.

И тут происходит что-то невообразимое. В середину стада падают три божьи коровки. Эти ужасные хищники сеют панику в рядах тли: бедная скотинка не может даже бежать, крылья-то у нее обрезаны!

Но, к счастью, вслед за «волками» появляются пастухи. Из-за листа выскакивают два зубизубиканских муравья. Они прятались, чтобы подпустить красных, в черных горошинах, хищников поближе. Муравьи прицеливаются, рассчитанный залп кислоты – и разбойницы повержены. Потом отважные стрелки бегут успокоить еще испуганное стадо. Они доят букашек, барабанят по их брюшкам, ласкают их усики. Тли выпускают большие шарики прозрачного сахара.

Поглощая бесценное, сладкое, как ликер, молочко, зубизубиканские пастухи замечают белоканских разведчиков.

Муравьи здороваются, вступают в усиковый контакт.

Мы идем на охоту на ящерицу, – выделяет один из белоканцев.

Тогда вам надо двигаться дальше на Восток. Одного из монстров заметили в направлении поста Гаэй-Тиоло.

Вместо того чтобы, как это принято, предложить гостям трофаллаксию, пастухи предлагают им прямо подоить тлю. Разведчиков не надо упрашивать дважды. Каждый выбирает себе особь и начинает щекотать ей брюшко, чтобы нацедить драгоценного молочка.

Внутри глотка темная, зловонная и маслянистая. Самка № 56, вся выпачканная в слюне, скользит в горле хищника. Зубов в глотке нет, поэтому самку не жевали, и она еще невредима. О том, чтобы покориться судьбе, нет даже и речи, ведь вместе с самкой № 56 исчезнет целый Город.

Отчаянным усилием она вонзает мандибулы в скользкую плоть пищевода. Рефлекс спасает ее, он вызывает у ласточки рвотный позыв, та кашляет и далеко выплевывает раздражающую пищу. Ослепленная самка № 56 пытается лететь, но ее склеившиеся крылья слишком отяжелели. Она падает в самую середину реки.

Самцы в агонии тонут вокруг нее. Она слышит в вышине, как мечутся в воздухе двадцать ее сестер, прорвавшихся из окружения ласточек. Обессиленные, они теряют высоту. Одна из них приземляется на кувшинку, где ее видят две саламандры, хватают и раздирают в клочья. Остальные королевы нашли свой конец при последовательном вмешательстве голубей, жаб, кротов, змей, летучих мышей, ежей, кур и цыплят… В конечном итоге, из полутора тысяч взлетевших самок уцелели только шесть.

№ 56 в их числе. Ее спасло чудо. Она должна жить. Она должна создать свой Город и разгадать тайну «секретного оружия». Она знает о том, что ей понадобится помощь, о том, что она может рассчитывать на великое множество друзей, уже населяющих ее лоно. Надо только выпустить их оттуда…

Но сначала надо выпутаться из переделки…

Рассчитав угол наклона солнечных лучей, она определяет точку своего падения в восточную реку. Небезопасное место, так как, если муравьи и населяют все острова мира, никто до сих пор не знает, как они, не умея плавать, туда попали.

В пределах досягаемости проплывает листок, она вцепляется в него всеми мандибулами. Она лихорадочно бьет задними лапками, но тщетно: бедняжка не движется ни взад, ни вперед. Довольно долго она барахтается так на поверхности воды, как вдруг под ней возникает гигантская тень. Головастик? Нет, в тысячу раз больше. Самка № 56 различает вытянутое тело с гладкой, полосатой кожей. Небывалое видение! Форель!

Маленькие ракообразные – веслоногие рачки, водяные блохи – бегут от монстра. А тот ныряет, а затем всплывает рядом с охваченной ужасом королевой, продолжающей цепляться за свой листок.

Со всей мощью своих плавников форель устремляется вверх и выныривает из воды. Пока большая волна увлекает муравья, форель как будто висит в воздухе, она открывает усеянную мелкими зубами пасть и глотает летящую мошку. Потом выворачивается ударом хвоста и снова бросается в свой хрустальный мир… и новая волна заливает муравья.

Лягушки уже успокоились и прыгают в воду, ссорясь из-за королевы и ее икры. Королева выныривает, но водоворот снова увлекает ее в негостеприимные водные глубины. Лягушки преследуют ее. Королеву сковывает холод. Она теряет сознание.

Николя со своими новыми друзьями, Жаном и Филиппом, смотрел в столовой телевизор. Беспрестанная смена картинок убаюкивала остальных розовощеких сирот вокруг них.

Сюжет фильма проникал через их глаза и уши в память мозга со скоростью пятьсот километров в час. Человеческий мозг способен хранить около шестидесяти миллиардов воспоминаний. Когда память переполняется, происходит автоматическая уборка, воспоминания, сочтенные наименее интересными, забываются. Остаются трагические воспоминания и сожаления об ушедших радостях.

Сразу после фильма в этот день показывали ток-шоу на тему о насекомых. Большинство человеческого молодняка рассеялось, научная говорильня их мало вдохновляла.

«Профессор Ледюк, вы, вместе с профессором Розенфельдом, считаетесь самыми крупными в Европе специалистами по муравьям. Что заставило вас посвятить их изучению жизнь?

– Однажды я открыл на кухне шкафчик и увидел армию этих насекомых. Несколько часов я наблюдал за ними как прикованный. Для меня это был урок жизни и смирения. Я захотел узнать о них больше… Вот и весь секрет, – рассмеялся профессор.

– А что вас отличает от другого такого же знаменитого знатока муравьев, каким является профессор Розенфельд?

– А, профессор Розенфельд! Он еще не на пенсии? – снова рассмеялся Ледюк. – Ну, если серьезно, мы с ним по разные стороны баррикад. Понимаете, есть много способов “понимать” этих насекомых… Раньше считали, что все общественные виды (термиты, пчелы, муравьи) – монархисты. Это было просто, но неверно. Потом заметили, что у муравьев королева обладает властью только производить потомство. У муравьев существует множество форм правления: монархия, олигархия, триумвират воинов, демократия, анархия и тому подобное… Иногда даже, когда граждане недовольны своим правительством, они бунтуют, и внутри Городов вспыхивают настоящие гражданские войны. Подумать только!

– Я, как и представители так называемой “немецкой” школы, к которой я себя причисляю, полагаю, что организация мира муравьев основана на иерархии каст, на главенстве индивидуумов альфа, более одаренных, чем основная масса, и руководящих группами рабочих… Розенфельд, связанный с так называемой “итальянской” школой, считает муравьев прирожденными анархистами и отрицает наличие более одаренных, чем основная масса, индивидуумов альфа. По его мнению, лидеры появляются только иногда, спонтанно, лишь на короткий промежуток времени, для того чтобы решить какие-то практические задачи.

– Я вас не совсем понимаю.

– Грубо говоря, итальянская школа думает, что любой муравей может стать лидером, коль скоро у него появилась оригинальная, заинтересовавшая остальных идея. В то время как немецкая школа считает, что только муравьи “с характером вождя” могут возглавить движение для решения какой-то задачи.

– Значит, эти две научные школы друг к другу непримиримы?

– Если хотите знать, бывало, что во время крупных международных конгрессов дело доходило до потасовки.

– А, так это все то же старое соперничество между саксонским и латинским духом?

– Нет. Эта война скорее похожа на ту, что противопоставляет сторонников понятий “врожденного” и “благоприобретенного”. Рождаемся мы кретинами или становимся? Это один из вопросов, на которые мы пытаемся ответить, изучая общественное устройство муравьев.

– А почему не поставить эксперименты на кроликах или мышах?

– Муравьи дают нам возможность посмотреть, как функционирует общество, общество, состоящее из многих миллионов индивидуумов. Как будто наблюдаешь за целым миром. Насколько я знаю, не существует многомиллионных Городов кроликов или мышей…»

Николя толкнули локтем.

– Слыхал?

Но Николя не слушал. Это лицо, эти желтые глаза, он их уже видел. Где? Когда? Он рылся в памяти. Точно, теперь он вспомнил. Это был человек с переплетом. Он сказал тогда, что его зовут Гунь, но это был тот самый профессор Ледюк, который сейчас распинался по телевизору.

Открытие погрузило Николя в пучину размышлений. Профессор соврал для того, чтобы завладеть энциклопедией. Ее содержание было бесценным для дела изучения муравьев. Она должна была быть внизу. Она, несомненно, была в подвале. И ее все так хотели найти: папа, мама и этот Ледюк. Надо найти ее, эту проклятую энциклопедию, и все станет понятно.

Николя встал.

– Ты куда?

Он ничего не ответил.

– А я думал, что ты интересуешься муравьями… Он дошел до двери, потом побежал по коридору в свою комнату. Ему не понадобится много вещей. Только любимая кожаная куртка, перочинный ножик и крепкие ботинки на каучуковой подошве.

Воспитатели даже не обратили на него внимания, когда он проходил через просторный холл.

Он убежал из детского приюта.

Издалека Гаэй-Тиоло напоминает что-то вроде круглого кратера. Вроде норы крота. «Аванпост» – это мини-муравейник, населенный сотней особей. Он функционирует только с апреля по октябрь, а всю позднюю осень и зиму остается пустым.

Здесь, как у примитивных муравьев, нет ни королевы, ни рабочих, ни солдат. Каждый играет все роли одновременно. Кстати, здесь не стесняются и покритиковать суету гигантских Городов. Смеются над пробками, над обвалами в коридорах, над секретными тоннелями, превращающими Город в червивое яблоко, над чрезмерно специализирующимися в какой-то одной области рабочими, которые уже не умеют охотиться, над слепыми привратниками, на всю жизнь замурованными в своих тесных ходах…

№ 103683 обследует пост. Гаэй-Тиоло состоит из чердака и большого основного зала. Над помещением проделано потолочное отверстие, через которое проскальзывают два солнечных луча, освещающих десятки военных трофеев. Трофеи пустыми оболочками висят на стенах и посвистывают от сквозняка.

№ 103683 приближается к разноцветным трупам. К нему подходит местный обитатель, гладит усики № 103683, показывает ему великолепные экземпляры, убитые благодаря разным мирмесеянским хитростям. Трофеи покрыты муравьиной кислотой, которая позволяет также предохранять трупы от тления.

Здесь выставлены в ряд всевозможные породы бабочек и крупных насекомых, самые разнообразные по форме и цвету. Однако в коллекции не хватает весьма известного существа: королевы термитов.

№ 103683 спрашивает, не враждуют ли местные жители с соседями термитами. Абориген поднимает усики в знак удивления. Он перестает жевать мандибулами и наступает тяжелая обонятельная тишина.

Термиты?

Усики опускаются. Ему нечего выделить. К тому же он вообще-то занят, ему надо тушу разделывать. И так задержался. Как-нибудь в другой раз. Абориген поворачивается и уже собирается бежать по своим делам, но № 103683 настаивает.

Такое впечатление, что его собеседник запаниковал. Его усики слегка подрагивают. Очевидно, что слово «термит» напоминает ему о чем-то ужасном. Похоже, что разговаривать на эту тему муравью не под силу. Он убегает к группе рабочих, у которых в самом разгаре настоящая попойка.

Каждый из них наполнил свой социальный зоб цветочной медовухой, и теперь они отпивают друг у друга из брюшков, представляя собой длинную замкнутую цепочку.

Шумно входят пять охотников, приписанных к аванпосту. Перед собой они толкают гусеницу.

Посмотрите, кого мы нашли. Самое удивительное то, что она дает мед!

Тот, кто выделил эту новость, теребит пленницу окончаниями усиков. Потом он дает ей листок и как только гусеница начинает есть, прыгает ей на спину. Гусеница выгибается, но поделать ничего не может. Муравей крепко держит ее, вонзив когти ей в бока, поворачивается и лижет ее последний сегмент до тех пор, пока не появляется ликер. Все поздравляют его и из мандибулы в мандибулу передают неизвестное им до сих пор молочко. Его запах отличается от запаха молочка тли. Оно более маслянистое, с более заметным привкусом растительного сока. Когда № 103683 пробует экзотический ликер, чей-то усик касается его головы.

Это ты термитами интересуешься?

Муравей, бросивший ему этот феромон, с виду совсем старик. Весь его панцирь исцарапан ударами мандибул. № 103683 отводит усики назад в знак согласия.

Иди за мной!

Муравья зовут № 4000. Голова у него плоская, как лист, глаза – крошечные. Он выделяет дребезжащие запахи с очень слабым содержанием спирта. Может быть, из-за этого он хочет поговорить в крошечной, практически закрытой впадине в стене.

Не бойся, здесь можно говорить, это мое жилище.

№ 103683 спрашивает его о том, что ему известно о термитнике на Востоке. Его собеседник разводит усиками.

Почему ты этим интересуешься? Ты ведь пришел охотиться на ящериц?

№ 103683 решает открыть все карты этому старому бесполому солдату. Он рассказывает ему о таинственном «секретном оружии», примененном против солдат Ла-шола-кана. Сначала думали, что это дело карликов, но они тут оказались ни при чем. Ну и, естественно, подозрения легли на термитов с Востока, другого серьезного противника рыжих муравьев…

Старик складывает усики в знак удивления. Он никогда не слышал ни о чем подобном. Он испытующе смотрит на № 103683 и спрашивает:

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Муравьи":