Бернард Вербер

Ремонт мобильных и сотовых телефонов в балашихе ремонт телефонов балашиха.

 



Бернард Вербер
Звездная бабочка

(en: "The Butterfly of the Stars", fr: "Le papillon des ?toiles"), 2006

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 |

 


14-я страница> поставить закладку

 

- Для путешествия продолжительностью в несколько недель стиль внутренней отделки, конечно, не имеет большого значения, но если полет продолжается столетиями, каждая мелочь начинает играть свою роль, - заметила мореплавательница.

- Тем более разителен контраст с кабиной пилотов в правом "глазу", где пульты управления и мониторы оборудованы в бездушном стиле техно.

- Это напоминает человеческий мозг, где одно полушарие отвечает за поэзию, рассуждения на основе аналогий, за мечты, а другое - за математику, операции с цифрами и строгую логику.

Собеседники как зачарованные смотрели на Землю. Ив включил фрагмент классического музыкального произведения, звучной и величественной симфонии, накатывавшей на слушателей волнами. Неожиданно по щеке мореплавательницы поползла слезинка. Капелька влаги превратилась в точку, сверкающую подобно жемчужине. Элизабет стерла ее одним движением руки.

- Что с вами? - спросил Ив.

- Там... - сказала она с глубоким вздохом. - Там мы жили раньше.

- Там была наша тюрьма, и теперь нам удалось оттуда сбежать.

- Она была нашей колыбелью.

- Когда ребенок вырастает, он покидает свою колыбель, - мрачно ответил Крамер. - Если мыслить масштабами космоса, мы провели там наше детство, а теперь пришла пора взрослеть. В любом случае, если бы мы потерпели неудачу, нам на смену пришли бы другие, а следом за ними - все новые и новые люди, и так продолжалось бы до тех пор, пока человечество не добилось успеха.

- Полагаю, я все еще не осознала, что именно нам только что удалось совершить. У нас будет нормальная сила тяжести, нормальное освещение, нормальный воздух. Мы будем все равно что на Земле, - признала Элизабет.

- Покинуть известный мир и отправиться на поиски неизвестного - процесс, диктуемый логикой эволюции.

Изобретатель пальцем поправил очки на переносице.

- Вы можете представить первую рыбу, покинувшую воду, чтобы начать ползать по твердой земле? Она должна была испытывать чертовски сильные чувства. Едва выйдя из воды, она наверняка сразу же захотела туда вернуться. Впрочем, многие потом возвращались назад, - заметила женщина.

- А небольшое число существ сумело приспособиться к новой невероятной среде обитания.

- Как по-вашему, кем были эти существа?

- Неудовлетворенными. В воде они не чувствовали себя хорошо. Когда вам удобно, у вас нет ни малейшей причины желать перемен в собственной жизни. Только страдания открывают нам глаза на окружающий мир и пробуждают желание переделать всю нашу жизнь.

В кабине пилотов по-прежнему раздавалась величественная музыка.

- Я верю в то, что у нас есть возможность развиваться без страданий, - произнесла Элизабет.

- Я тоже на это надеюсь, однако если взглянуть на историю человечества, всякое его движение вперед всегда сопровождалось страданиями... Это стало привычным делом.

- Мы можем изменить наши привычки.

- Лучше верить именно в это. Мореплавательница вновь принялась нажимать

на кнопки и сверяться с показаниями приборов, тогда как Ив смотрел на солнце, которое здесь не собиралось садиться. В этот момент к ним присоединился Габриэль Макнамарра. Он вплыл в кабину лежа на спине, со сложенными на животе руками, перемещаясь за счет движения ног, как ныряльщик.

- Быть может, нам удалось совершить огромную глупость! - заявил он с широкой ухмылкой. Вслед за тем раздался взрыв оглушительного хохота, который на этот раз не перешел в кашель. Наконец миллиардер добавил, как будто отвечая на собственный вопрос:

- Мы узнаем это, только если продолжим упорно работать. В любом случае все мы рано или поздно умрем, так почему бы не испытать кое-что, выходящее за рамки обыденного опыта.

Он вытащил из скафандра фляжку с алкоголем.

- Я знаю, это запрещено. Но напиток приготовлен друзьями, и потом, после всех тех эмоций, которые мы испытывали вплоть до настоящего момента, мы вправе позволить себе немного расслабиться.

Габриэль также не удержался от искушения крутануть котенка, болтающегося в воздухе. Своим мяуканьем Домино дал понять, что на этот раз с него хватит и что если подобное будет продолжаться, он поцарапает всякого, кому вздумается коснуться хотя бы одного волоска на его шкуре. Вслед за тему промышленника возникла идея выплеснуть

в воздух каплю алкогольного напитка. Из нее получился маленький прозрачный шар оранжевого цвета. Заинтригованный котенок приложил все усилия к тому, чтобы добраться до новой цели. Стоило ему слегка коснуться спиртосодержащего шарика, как тот распался на множество дрожащих круглых капелек, к немалому восхищению озорника, открывшего для себя новую игру.

- Я предпочту дождаться того момента, когда парус будет полностью развернут, а сфера станет вращаться, - сказал Ив, отказываясь от фляжки. - Я не люблю праздновать победу, когда битва еще не кончена.

Элизабет и Габриэль замерли в нерешительности, но, вспомнив, что Ив был инициатором проекта, не сочли возможным ему противоречить. Промышленник весело наблюдал за котенком, который гонялся за капельками алкоголя так, как будто они были его привычной добычей.

- Хотелось бы знать, неужели это животное полностью лишено мозгов? - заметила мореплавательница.

Элизабет констатировала, что солнечные батареи зарядились. Она привела в действие двигатели, отвечавшие за раскрытие парусов. Повинуясь командам пилота, двигатели заработали на минимальных оборотах. На видеомониторах наружного обзора можно было разглядеть, как начал раскрываться левый парус. Он напоминал тонкий платок серебристого цвета, выпавший из рукава фокусника.

33. ТРЕТИЙ ИНСТРУМЕНТ: ДИСТИЛЛЯТОР

Ритмичная музыка. Все более яркие огни. Шорох от трения материала, из которого состояли скафандры. Адриан Вейсс отдал 144 000 пассажирам, расположившимся в транзитной зоне, команду отстегнуть ремни безопасности и встать со своих кресел, а затем предложил им построиться в цепочки по 10 человек, как их этому учили, и ждать дальнейших указаний. Каролина включила механизм, отвечавший за раскрытие тридцати двух сегментов Цилиндра. Корабль стал удлиняться, подобно подзорной трубе. Каждый раз, когда очередной сегмент километровой длины достигал заданной точки, раздавался резкий шум, означавший, что сработало устройство, жестко фиксирующее соединение двух вновь возникших частей судна. 144 000 пассажиров ждали, стоя лицом к двери, перекрывающей вход внутрь Цилиндра. Все они испытывали страх перед первой встречей с новым местом проживания. Наконец дверь открылась, и взоры людей обратились к пространству Цилиндра длиной 32 километра при поперечнике диаметром 500 метров. Пока что оно лежало во тьме.

Сразу за порогом тянулась широкая терраса, полностью покрытая мрамором. Она образовывала своеобразный насест в центре первого сегмента Цилиндра. К этому возвышению сходились две лестницы: одна поднималась с пола, другая спускалась с потолка. С целью и здесь добиться стилизации под старину Каролина настояла на том, чтобы первый сегмент был украшен четырьмя скульптурами - это были великаны, удерживающие платформу на своих плечах. 144 000 пассажиров вошли внутрь и перегруппировались. Подобно туче насекомых, они поплыли сначала над мраморной террасой, а затем вокруг нее.

Оставив Элизабет сидеть внутри левого глаза " Звездной бабочки " и наблюдать за продолжающимся развертыванием первого паруса, Ив, Габриэль и Каролина присоединились к Адриану. Ив тянул за собой Домино. Тот был привязан к веревочке, превратившейся в самодельный поводок. Котенок, шерстка которого местами пропиталась алкоголем, плыл над людьми, как воздушный шарик. По сигналу из колонок, установленных на террасе, зазвучала классическая музыка. В этот момент Адриан нажал на клавишу своего ноутбука. Как и в тот раз, когда ученый принес макет корабля для демонстрации, он включил неоновые лампы-трубки, которые должны были играть роль искусственного солнца. Лампы загорались секция за секцией, открывая взорам пространство внутри Цилиндра, насколько хватало глаз. Но, за исключением невероятных размеров, в том, что предстало перед людьми, пока еще не было ничего впечатляющего. Поверхность первого из 32 сегментов была скрыта за настилами из белого пластика, которые в свою очередь были стянуты тросами с целью жестко зафиксировать землю и растения на время старта. Прочие сегменты были пусты - всего лишь обычные цилиндры с голыми металлическими стенками.

Адриан включил установку по созданию искусственной гравитации. Все стены корабля задрожали, как будто по ним ударила страшная буря. Пальцы ученого летали над клавиатурой, и вот стены зашевелились, а потом вращательное движение стало отчетливо различимым. Вскоре дала себя знать и сила тяжести, возникающая в туловище "Звездной бабочки". Чем больше была скорость вращения, тем сильнее круглые стены притягивали к себе людей. Адриан наблюдал на мониторе компьютера за постепенным увеличением искусственной силы тяжести. Нужно было достичь значения 1 G, то есть гравитации, близкой к земной, чтобы люди, животные и растения не плавали внутри Цилиндра, как рыбы в аквариуме. Показатели индикатора силы тяжести быстро пошли вверх: 0,08 G, затем 0,13 G. Достигнув 0,38 G, значение гравитации вдруг резко скакнуло до 0,54 G. При 0,81 G 144 000 пассажиров опустились на поверхность стен, как легкие листья, плавно падающие на землю. Однако, взглянув на монитор компьютера, биолог-психолог понял, что в ближайшее время ему предстоит столкнуться с проблемой. Вращение Цилиндра продолжало ускоряться по инерции. 1,23 G. Некоторые люди не смогли устоять на ногах и упали на четвереньки. 1,52 G. Все люди оказались простертыми ниц. 1,73 G. Все космонавты были буквально приклеены к пластиковым стенкам или с силой прижаты к прозрачным проемам иллюминаторов. Адриан с огромным трудом приподнялся и нажал на несколько клавиш, чтобы замедлить вращение, но Цилиндр в целом обладал слишком большой массой, чтобы немедленно отреагировать на эту команду. Рост силы тяжести остановился на величине 2,12 G, при которой ни один человек не был в состоянии встать на ноги.

Тогда Адриан ввел еще несколько команд, после чего гравитация наконец начала снижаться. Понимая, что нужно реагировать за некоторое время до того, как сила тяжести внутри корабля достигнет нормальной величины, ученый заранее остановил двигатели, вращающие Цилиндр. В конце концов показатели гравитации замерли на 0,91 G. Для

Адриана это значение казалось приемлемым. Он не хотел больше рисковать и вновь запускать двигатель, так как боялся, что при силе тяжести, превышающей 1 G, механизм может выйти из строя.

- При 0,91 G все будет лишь чуточку легче, чем на Земле, только и всего, - сделал вывод биолог.

- А растения будут вырастать более высокими, не так ли? - заинтересованно спросила Каролина.

- Да, а животные станут передвигаться быстрее. Но разница окажется ничтожной. Важно то, что наша стиральная машина работает.

- Нет, - заявил Ив. - Нужно добиться величины в 1,00 G ровно.

- Почему?

- Из-за озера. Когда мы станем наполнять его водой, нельзя, чтобы оно вышло из берегов.

И вот после нескольких попыток, переходя от 0,91 к 1,13 и от 0,98 к 1,02, Адриан наконец смог достичь почти идеальной силы тяжести величиной 1,01 G.

- При превышении заданного значения гравитации на 0,01 G вода останется в пределах берегов озера. Годится. Только... позже, из-за большего давления люди, быть может, станут рождаться более маленькими.

Воссоздание силы тяжести прошло так успешно, что люди даже не замечали вращения корабля вокруг собственной оси. Осознать это можно было только при взгляде на то, как скользят звезды за большими круглыми иллюминаторами. Люди развлекались, передвигаясь по пластиковому настилу: они могли беспрепятственно пройти от того, что было низом, к тому, что казалось верхом, и вернуться назад по противоположной стене. Никогда еще понятие относительности пространства не приобретало столько смысла. Где бы пассажир ни находился при движении "вниз" у него возникало впечатление, что люди, стоящие за ним и над его головой, поднимаются "вверх". У каждого, кто видел, как маленькие человечки идут задом наперед подобно муравьям на стенках барабана стиральной машины, начинала кружиться голова.

- Что же, и здесь тоже кончено, - с восторгом воскликнул миллиардер.

Только котенок явно оказался разочарован тем, что больше не мог выделывать пируэты в воздухе. Мяукая, он извивался, лежа на полу.

После того как люди стали передвигаться при почти нормальной силе тяжести, Адриан Вейсс подошел к пульту перед террасой и произнес в микрофон:

- Стадия один: включить освещение. Стадия два: восстановить гравитацию. Мы можем переходить к стадии три - снятию защитного настила.

Следуя навыкам, полученным в ходе тренировок в Городе-Гусенице, 144 000 пассажиров выстроились в линию у начала Цилиндра и принялись отстегивать тросы, стягивавшие плиты настила. Взорам изумленных Ива и его друзей предстал рукотворный пейзаж первого сегмента: холм, лес, русло речки, обширная равнина и, конечно же, котловина, которую должны были наполнить воды искусственного озера. Каролина с особой тщательностью подошла к разработке внутренней отделки жилого сектора. Она призвала на помощь специалистов по ландшафтному дизайну, географа и проектировщика декораций для кинофильмов.

Адриан не стал проектировать никакой среды обитания. Он решил, что для 144 000 пассажиров будет прекрасным занятием самим построить посреди космоса город, в котором они станут жить. Поэтому в самом конце Цилиндра, в зоне, наиболее удаленной от террасы, на своеобразной ничейной территории, был устроен склад строительных материалов (деревянных и алюминиевых балок, стеновых панелей из цемента или бетона, листов стекла, кирпичей) и даже декоративных элементов (картин, ковров для стен и пола, скульптур, мебели).

Когда все листы настила в первом сегменте были удалены (это произошло гораздо быстрее, чем предполагалось, потому что люди торопились как можно лучше разглядеть все детали своего нового дома), Ив Крамер, побуждаемый Макнамаррой, объявил, что готов произнести торжественную речь, посвященную началу полета. Астронавты собрались у подножья террасы. Были включены микрофоны и динамики, усиливающие звук. И вот наконец все затихли в ожидании первых исторических слов создателя проекта "Последняя надежда". Ив Крамер прочистил горло и приступил к делу:

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Звездная бабочка":