Бернард Вербер

Скачать гост обследование зданий и сооружений tse.expert.

 



Бернард Вербер
Революция Муравьев

(en: "The Revolution of the Ants", fr: "La Revolution Des Fourmis"), 1996

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 |

 


52-я страница> поставить закладку

 

Поскольку этого было недостаточно, Давид подсоединил несколько клубных прогулочных велосипедов к генераторам: таким образом, когда ни солнце, ни ветер не действовали, находилось несколько спортсменов, крутящих педали и поставляющих энергию.

Каждая новая проблема возбуждала воображение и сплачивала еще больше защитников лицея.

Поняв, что благодаря телефонным линиям Интернет продолжал действовать, Максимильен решил отрезать и их. Современной эпохе – современные методы осады.

Но и сопротивление было поднято на современный уровень. Давид не успел обеспокоиться судьбой своего «Центра вопросов», как одна из революционерок принесла в сумочке особый мобильный телефон, чрезвычайной мощности и отличного качества, – его хватило, чтобы восстановить контакт прямо с телекоммуникационным спутником.

Жить тем не менее им приходилось на полном самообеспечении. Внутри помещения освещались фонариками и свечами, чтобы экономить электроэнергию, необходимую для Интернета. Вечером во дворе романтическую атмосферу создавали маленькие, колеблемые ветром огоньки.

Жюли, Семь Гномов и амазонки суетились, искали решения, носили оборудование, обсуждали первоочередные задачи. Лицей превращался в настоящий укрепленный лагерь.

Отряды амазонок становились все более сплоченными, все более летучими и, надо сказать, все более военизированными. Как если бы они сами собой очень естественно взяли на себя эту незанятую роль.

Жюли созвала друзей в репетиционный зал. Она казалась очень озабоченной.

– Ну давай, давай, – подбодрила ее Франсина, рухнув на кучу одеял.

Жюли посмотрела по очереди на Семерых Гномов: Давида, Франсину, Зое, Леопольда, Поля, Нарцисса, Жи-вунга... Она поколебалась, опустила глаза, потом произнесла:

– Вы меня любите?

Последовало долгое молчание. Первой его прервала Зое, сказавшая охрипшим голосом:

– Конечно, ты наша Белоснежка, наша «муравьиная королева».

– В таком случае, – продолжала Жюли торжественно, – если я стану уж слишком «королевой», если я начну сама себя воспринимать уж слишком серьезно, не раздумывайте, поступите со мной, как с Юлием Цезарем, убейте меня.

Не успела она договорить, как Франсина ринулась на нее. Это послужило сигналом к атаке. Все стали хватать Жюли за руки, за щиколотки, вместе покатились по одеялам. Зое сделала вид, что хватает кинжал и вонзает его Жюли в сердце. «Муравьи» принялись ее щекотать.

Жюли успела простонать:

– Нет, только не щекотка!

Она смеялась и хотела остановить возню.

Она же не выносит прикосновений.

Жюли вырывалась, но руки друзей, вылезающие из-под одеял, продолжали пытку. Она не смеялась так еще никогда в жизни.

Ей стало не хватать воздуха. Она почувствовала, что теряет сознание. Ощущение было странным. Смех почти уже причинял ей боль. Только одна рука прекращала ее щекотать, как за дело принималась чья-то другая. Тело ее посылало ей противоречивые сигналы.

Вдруг она поняла, почему ей мучительны чужие прикосновения. Психотерапевт был прав, причина таилась в раннем детстве.

Она вспомнила себя маленьким ребенком. Во время семейных обедов ее, полуторагодовалую, передавали из рук в руки, как предмет, пользуясь ее беспомощностью. Ее покрывали поцелуями, щекотали, заставляли здороваться, трепали по щекам, гладили по голове. Она вспомнила бабушек с тяжелым дыханием и сильно накрашенными губами. Рты эти касались ее, а родственники-сообщники вокруг смеялись.

Жюли вспомнила дедушку, который целовал ее в губы. Нежно, конечно, но не спрашивая ее согласия. Да, с этого времени она перестала выносить прикосновений. Как только начинался семейный обед, она пряталась под столом и тихонько там напевала. Она противилась рукам, которые хотели ее вытащить. Под столом было хорошо. Она соглашалась выйти только тогда, когда все уходили, чтобы избегнуть пытки прощальными поцелуями, ничего другого ей не оставалось.

Ее никогда не домогались сексуально, но ее домогались тактильно!

Игра прекратилась так же неожиданно, как и началась, Семь Гномов уселись кружком вокруг своей Белоснежки. Она привела в порядок волосы.

– Ты хотела, чтобы тебя убили, так мы и сделали, – сказал Нарцисс.

– Тебе стало легче? – спросила Франсина.

– Да, вы мне очень помогли, спасибо. Даже не догадываетесь, насколько вы мне помогли. Не стесняйтесь, убивайте меня почаще.

Как только Жюли сказала это, начался новый сеанс щекотки, во время которого ей показалось, что она умрет от смеха. Жи-вунг наконец призвал всех остановиться.

– Теперь перейдем к пау-пау.

Поль налил в стакан медовухи, каждый отпил по очереди. Пить вместе. Затем он раздал каждому по сухому печенью. Есть вместе.

Когда руки друзей сомкнулись, образуя круг, Жюли почувствовала их взгляды, их тепло и ощутила себя в безопасности.

«Есть ли более важная цель в жизни, чем такое мгновение, как это, когда все объединены без всякой задней мысли, – подумала она. – Неужели для этого обязательно совершать революцию?»

Потом они обсудили новые условия жизни, к которым вынуждала их полицейская блокада. Рождались практические решения. Вместо того чтобы ослабить революцию, внешнее давление делало их лишь сплоченнее.

152. МАЛЕНЬКОЕ ВЕЧЕРНЕЕ СРАЖЕНИЕ

Чем больше развиваются технологии в стремительно меняющемся Бел-о-кане, тем выше поднимает голову религия. Деисты уже не удовлетворяются повсеместным изображением кругов, они оставляют на стенах религиозные запахи.

Во второй день царствования принцессы 103-й проповедь произносит 23-й и объявляет целью обращение в деизм всех муравьев мира, а убийство атеистов – благим делом и спасением для самих безбожников.

В городе замечают, что деисты становятся чрезвычайно агрессивными. Они предупреждают атеистов: если те будут упорствовать в непоклонении богам, Пальцы их раздавят, а если Пальцы их не раздавят, то этим займутся деисты.

Таким образом, в Новом Бел-о-кане устанавливается странная атмосфера противостояния между муравьями-инженерами, восхищающимися достижениями Пальцев в покорении огня, рычага и колеса, и муравьями-мистиками, возносящими молитвы и считающими даже мысли о повторении действий Пальцев святотатством.

Принцесса 103-я приходит к убеждению, что конфликт неизбежен. Деисты слишком нетерпимы и самоуверенны. Они ничему уже не хотят учиться и все усилия направляют на обращение окружающих в истинную веру. Деистам приписывают несколько убийств атеистов, но открыто об этом никто не говорит, опасаясь гражданской войны.

Двенадцать разведчиков, принц и принцесса собираются в королевской ложе. Принц 24-й по-прежнему полон оптимизма. Он вернулся из лабораторий в восторге от успехов инженеров: пиротехники теперь научились помещать угли в легкие, сплетенные из листьев коробки с насыпанной на дно землей, это позволяет безопасно использовать их для освещения или обогрева помещений. 5-й сообщает, что деистам совершенно наплевать на науку и знания. Это беспокоит молодого разведчика: религиозный мир не нуждается ни в каких доказательствах. Когда инженер утверждает, что дерево под воздействием огня твердеет, но опыты этого не подтверждают, он теряет доверие своих товарищей, но, когда мистик уверяет, что «Пальцы всемогущи и создали муравьев», чтобы уличить его во лжи, надо быть очевидцем событий.

Принцесса 103-я бормочет:

– Религия, несмотря ни на что, это фаза эволюции цивилизаций.

5-й считает, что нужно перенять у Пальцев все хорошее, а все плохое не трогать, например религию. Но как отделить одно от другого? 103-я, 24-й и двенадцать молодых разведчиков становятся в кружок и размышляют. Если уже на второй день существования нового государства возникают противоречия с деистами, трудности будут только нарастать. Процесс надо пресечь как можно скорее.

– Убить их?

Нет, нельзя убивать братьев только за то, что они вообразили Пальцев богами.

– Изгнать их?

Может быть, действительно, им лучше создать свое собственное государство, слаборазвитое, основанное на мистике и нетерпимости, и подальше от обращенного лицом к современности и последним технологиям муравейника Бел-о-кан.

Но неожиданно совещание было прервано. Стены города задрожали от глухих ударов.

Тревога.

Муравьи бегут со всех ног. Запах распространяется.

Атакуют муравьи-карлики!

Надо срочно организовать отпор захватчикам.

Войско карликов идет через северные ворота, и уже невозможно забросать их камнями из катапульт. Огонь тоже применить нельзя.

Сплошная колонна из усиков, глаз и мандибул – вот что такое сейчас карлики. Запахи их спокойны и решительны. Для них уже просто вид дымящегося, хотя и не горящего муравейника есть вызов и оправдывает кровопролитие. 103-я должна была предвидеть, что нельзя использовать столько нововведений сразу и не спровоцировать недоверие, зависть и страх.

Принцесса поднимается на самую верхушку муравейника, стараясь не приближаться к трубе центрального камина, и, призвав на помощь все свои новые обострившиеся чувства, созерцает развертывающуюся перед ней огромную армию.

Она подает знак 5-му выдвинуть артиллерию и разместить ее в авангарде, чтобы помешать наступлению противника. Принцесса 103-я видела смерть много раз. Наверное, отвращение к насилию – признак старости, но ей это уже не важно. Таков парадоксальный характер этого необыкновенного муравья: мозг старика и тело юной красавицы. Купол под ней пульсирует от ударов брюшками: рабочие дают сигнал тревоги второй степени.

Город в ужасе. Неприятельская армия продолжает развертываться и расти: к ней присоединяются ополчения из многих соседних муравейников; они устремились вослед карликам, чтобы покарать дерзкую федерацию рыжих. Более того, здесь даже есть муравейники из той же федерации рыжих муравьев. Они, наверное, давно уже тревожатся, не понимая, что там затевается в Новом Бел-о-кане.

Принцесса 103-я вспоминает о документальном фильме про пальцевского писателя Джонатана Свифта. Этот человек говорил примерно следующее: «Можно понять, что родился новый талант только уже по тому, что вокруг него стихийно возникает заговор дураков с целью его погубить».

Этот заговор дураков возникает сейчас и вокруг принцессы 103-й. Сколько же дураков готовы умереть за то, чтобы ничего не сдвигалось с места, чтобы все повернуло вспять, чтобы завтра было таким же, как вчера. Принц 24-й прижимается к принцессе. Ему страшно, ему нужно успокаивающее присутствие друга, тоже наделенного полом.

Принц 24-й опускает усики.

На этот раз надежды нет. Их слишком много.

Первые новобел-о-канские артиллерийские части вытягиваются в цепочку для защиты столицы. Брюшки нацелены, они готовы стрелять. Неприятельская армия перед ними бесконечна. Их миллионы.

Принцесса 103-я сожалеет, что так мало внимания уделила дипломатическим отношениям с соседями. Ведь Новый Бел-о-кан приютил много перебежчиков. В лихорадке технических реформ принцесса и не заметила недовольства целых городов.

5-й приносит дурную новость. Деисты отказываются принимать участие в боевых действиях. Они считают, что войны вести бессмысленно, поскольку в любом случае боги решат исход битвы. Обещают, однако, молиться.

Что же это, пятая колонна? А вражескому войску, появляющемуся из-за косогора, все нет конца.

Подходят инженеры, экспериментирующие с огнем, рычагом и колесом. Принцесса просит всех соединить усики, надо вместе придумать спасительное оружие.

Она перебирает все войны Пальцев, которые может вспомнить. С имеющимися в их распоряжении огнем, рычагом и колесом надо изобрести новую тактику. Огонь, колесо и рычаг мелькают и перемешиваются в воображении насекомых. Если они быстро не найдут выход из положения, то умрут, и они об этом знают.

153. ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

ТАК РОДИЛАСЬ СМЕРТЬ: смерть появилась семьсот миллионов лет назад. До того времени жизнь была одноклеточной. И бессмертной – поскольку была способна бесконечно воспроизводиться. В наши дни мы можем увидеть след этих бессмертных одноклеточных систем в колониях кораллов.

Но однажды две клетки встретились, поговорили и решили жить вместе, дополняя друг друга. Так появились формы многоклеточной жизни. И одновременно с этим появилась смерть. Чем же связаны эти явления?

Когда две клетки решают сотрудничать, они переговариваются, результатом переговоров является распределение обязанностей для большей эффективности. Например, глупо обеим переваривать пищу, одна будет переваривать, а другая – искать пищу.

Впоследствии чем больше становилось количество клеток, тем сильнее разнообразилась их специализация. Чем сильнее разнообразилась специализация, тем уязвимее становилась клетка. Уязвимость росла, и в конце концов клетка потеряла свое изначальное бессмертие.

Так родилась смерть. В наши дни мы видим животные организмы, составленные из бесконечной совокупности чрезвычайно специализированных, постоянно сотрудничающих клеток. Клетки наших глаз совершенно не похожи на клетки нашей печени, первые спешат сообщить о том, что видят горячую еду, чтобы вторые тут же начали производить желчь, задолго до того, как пища появится во рту. В человеческом теле все специализировано, взаимосвязано и смертно.

Необходимость смерти можно объяснить и с другой точки зрения. Смерть необходима для установления равновесия между видами. Если многоклеточный вид был бы бессмертен, он специализировался бы до тех пор, пока не разрешил все проблемы и не стал настолько эффективным, что нарушил бы бесконечность других форм жизни.

Клетка больной раком печени бесконечно воспроизводит частицы печени, не обращая внимания на другие клетки, говорящие ей о том, что этого не нужно делать. Раковая клетка гордится тем, что обрела былое бессмертие, и от этого она убивает весь организм, как люди, которые беспрерывно говорят сами и не слушают никого вокруг. Раковая клетка – клетка аутист, и поэтому она опасна. Она все время воспроизводится, не думая о других, и в этой безумной погоне за бессмертием убивает все вокруг.

Эдмонд Уэллс.

«Энциклопедия относительного и абсолютного знания», том III.

154. МАКСИМИЛЬЕН ИССЛЕДУЕТ

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Революция Муравьев":