Бернард Вербер

Купить авто в калининграде с пробегом автосалоны по продаже авто с пробегом.

 



Бернард Вербер
Отец наших отцов

(en: "The Father of our Fathers", fr: "Le Pere De Nos Peres"), 1998

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 |

 


12-я страница> поставить закладку

 

Для него они были сверхбыстрыми птицами света.

28. ТЕОРИЯ ПРОФЕССОРА КОНРАДА

- Вы сами-то верите в эти гипотезы про метеоритов? - спросила Лукреция.

Каценберг не ответил, занятый покупкой входных билетов в кассовом окошечке. Он взял сдачу и они вместе проникли за ограду зоопарка парижского Ботанического сада.

Огромные вольеры из круглых стальных прутьев позволяли буйволам бок о бок сосуществовать с медведями, а жирафам не спотыкаться об тигров. Оба журналиста, не задерживаясь, направились прямо в секцию приматов.

Профессор Конрад, в белоснежном халате без малейшего пятнышка, с замечательно ухоженными светлыми усиками, длинными и тщательно приглаженными седыми волосами, в настоящий момент находился прямо в клетке, кормя семейство кривляющихся бабуинов. Ученый обращался с обезьянами, как с непослушными детьми:

- Ну же, ребятишки, будьте умницами и ведите себя хорошо, а не то папа рассердится и не даст вам конфеток.

Бабуины тут же издали тихий стон и изменили стиль поведения. Шла раздача подслащенных и солоноватых деликатесов. Самые взрослые просили еще, поставив брови домиком и вытягивая вперед руки, как попрошайки.

- Бесполезно меня жалобить. Со мной это не проходит. Конфетки буду раздавать только тем, кто не просит.

Судя по всему, палеонтолог повторно изобрел воспитательный принцип "отказа от награды".

Каценберг с Лукрецией решились его отвлечь.

- Добрый день, профессор Конрад. Мы журналисты из Современного наблюдателя и хотели бы поговорить с вами о происхождении человека.

Шарль Конрад пообещал своим питомцам вернуться попозже. Вместо ответа три бабуина показали зубы, что-то проворчали и сильно фыркнули, будто остужая горячее блюдо. Профессор закрыл за собой дверь в клетку, энергично вымыл руки, обменялся крепким рукопожатием со своими гостями и предложил начать разговор прямо на ходу.

- Ну вот, мадмуазель и мсье, вы уже сами можете видеть вокруг себя небольшой образчик сада Эдем или, по крайней мере, Ноева ковчега.

Он остановился и погладил лемурчика, который просунул голову сквозь прутья, чтобы легонько покусать профессора за руку. Со своими крошечными пятипалыми лапками и удивленным взглядом, эти маленькие животные напоминали старичков-лиллипутов.

Профессор Конрад объяснил, что он не зоолог, но профессия палеонтолога совершенно естественно привила ему интерес не только к окаменелым животным, но также и к живым. Поэтому он и стал приматологом.

Один из индонезийских орангутангов высунул из-за решетки замечательно длинную руку и ухитрился схватить рыжие кудри Лукреции, за которые и притянул ее голову к клетке. Он принялся лизать ей ухо. Профессор Конрад немедленно вмешался. Быстрым жестом он ущипнул кожу орангутанга и продолжал это делать до тех пор, пока тот не отпустил девушку.

- Веди себя прилично, Жан-Поль! Не пугайтесь, мадмуазель, Жан-Поль вполне безобиден. Ему только не хватает деликатности в обращении с дамами.

Разочарованный и расстроенный, орангутанг показал кулак и что-то прокричал, помахивая своим детородным органом, впрочем, совершенно бесполезным, раз он обитал в клетке-одиночке.

- Это, наверное, его способ дать понять, чтобы ему выделили самку, - заступился Каценберг, демонстрируя мужскую солидарность.

- А-а, у Жан-Поля уже была самка, да только он ее так кусал, что сейчас мы предпочитаем держать его в одиночестве. По крайней мере, так он никому не повредит.

Профессор Конрад предложил обоим журналистам экскурсию по великой палеонтологической галерее музея.

На первом этаже все животные были представлены без всего, как на сеансе стриптиза, доведенном до скелета. Исключая человека, который выглядел скромнее и сохранил все свои красные мускулы, демонстрируя собственную анатомическую модель. Человек держал руки вскинутыми в воздух, будто только что выиграл спортивный забег. Половые органы маскировал виноградный лист. Удовлетворенный, он улыбался всеми своими лицевыми мускулами и белыми жилами.

Слева располагались небольшие скелеты человеческих зародышей, найденные в монастырских подземельях. Справа виднелись высшие млекопитающие, а за ними - что вполне логично - млекопитающие "низшие".

- Я познакомлю вас с двумя величайшими двигателями эволюции: 1) страхом и 2) естественным отбором.

Профессор Конрад показал на скелеты двух птиц: у правой клюв был коротким, у ее соседки - длинным.

- Обратите внимание на правую. Это синица. Она питается червями, живущими в коре деревьев. Но однажды этот вид настолько распространился, что образовался дефицит червяков. Синицы начали исчезать. И только один из их подвидов совершенно случайно имел более длинный и тонкий клюв. С помощью такого придатка они могли выискивать червяков в более глубоких дырках.

Он указал на скелет другой птицы, с длинным клювом.

- Те, у кого клюв был коротким, почти полностью исчезли, и остались только обладатели клюва длинного.

- Почему же они мутировали?

- "Случайность". Словно природа одновременно ставит миллионы экспериментов. Затем естественный отбор устраняет наименее приспособленных.

- В таком случае, - сказала Лукреция, - если это применить к человеку, когда-нибудь окажется, что выжили одни только горбуны или, скажем, у кого особенно большие зубы.

Профессор Конрад разразился громким смехом.

- Это зависит от следующего критерия отбора будущего человечества. Но как бы то ни было, это длится миллионы лет...

Они продолжили свой обход среди лакированных трупов животных, пронумерованных и идентифицированных непроизносимыми латинскими терминами.

- Это не мое достижение. Идея принадлежит Дарвину, нашему общему учителю. Это единственная официальная теория эволюции. Случайность. Естественный отбор.

Он обратил внимание журналистов на генеалогическое дерево видов. Они встали перед огромной таблицей истории своих предков.

- 70 миллионов лет тому назад: появление первых приматов. Будучи насекомоядными, они сильно напоминали современных землероек.

- 40 миллионов лет тому назад: появление первых лемуров.

Он встал рядом с скелетом лемура, чьи размеры и пропорции во всех отношениях смахивали на его родственников, коих профессор кормил несколькими минутами ранее. Для ученого лемуры были особенно интересными, так как он считал их первой пробой пра-человека.

- По большому счету, эти животные уже обладали тремя принципиальными характеристиками человека: противостоящий большой палец, плоские ногти, плоское лицо. Противостоящий большой палец позволяет держать предметы и пользоваться ими, как орудиями. Благодаря плоским ногтям, заменившим когти, можно сжимать пальцы в кулак и использовать их вместе для тысяч разных дел. Лемуры, таким образом, изобрели руку.

Чисто машинально Лукреция принялась сжимать и разжимать пальцы, придавая ладони разнообразные формы.

- Со своим плоским лицом лемуры сделали еще одно изобретение: стереоскопическое зрение. До этого, имея глаза по бокам головы, животные были неспособны оценить расстояние или видеть объемные изображения. У лемуров глаза вышли на переднюю часть лица, нос уменьшился и они смогли видеть в трех измерениях.

Профессор Конрад предложил своим собеседникам провести эксперимент. Поставив оба кулака один за другим впереди носа, они сразу поняли, что качество их стереоскопического зрения сильно ухудшилось. И напротив, при коротком рыле, они могли отлично видеть ближайшее к ним пространство, объемы, расстояния до удаленных предметов. Вот так оказалось возможным, в особенности для лемуров, успешно развить свою ветку и выйти, так сказать, в мир.

- Плоское лицо... Может быть, практично, если говорить о зрении, но я считаю, что длинное рыло дало бы более удобный рычаг, чтобы кусать и удерживать добычу, - возразил Каценберг.

- С развитием рук такая способность приматам не нужна.

Приматолог продолжил свою демонстрацию, углубившись в коллекцию подвешенных скелетов, подобных тем, что журналисты видели в кабинете профессора Аджемяна.

- 20 миллионов лет тому назад лемуров вытеснили обезьяны, которые были их мутировавшими и более способными родственниками. Лемуры же выжили только в одном месте, на Мадагаскаре. Этот отделенный от африканского континента остров, словно спасательный плот, стал прибежищем последних уцелевших представителей уходящего вида. На Мадагаскаре еще имеется двадцать шесть видов лемуров, в то время как во всей остальной Африке их осталось только шесть.

Профессор Конрад вернул свою аудиторию к таблице.

- Между 4,4 и по меньшей мере 2,8 миллионами лет тому назад из обезьян выделилась небольшая ветка австралопитеков, которые стали прародителями человека. Вне всякого сомнения, человек стал отличаться от гориллы или шимпанзе по климатическим причинам. В Африке, где обитали обезьяны, произошло землетрясение, давшее начало так называемому Великому Рифту [*]. Это повлекло за собой появление трех климатических зон: зона густых лесов, гористая зона и зона редких саванн. В лесах выжили только предки современных шимпанзе. В горах - предки горилл, а в саваннах, стало быть, предки человека.

Профессор Конрад пальцем очертил на карте линию Рифта, который гигантским рубцом проходил от Южной Африки до самой Турции.

- Основным отличием австралопитеков от пра-шимпанзе и пра-горилл стало исчезновение хвоста, который потерял свое значение для поддержания равновесия в полете при перепрыгивании с ветки на ветку. Потрогайте свой копчик. Этот бесполезный пенек в самом низу наших спин - единственное наследие древесной обезьяны, которой был человек до Великого Рифта.

Лукреция и Исидор с интересом ощупали собственные рудименты.

- Но отсутствие хвоста не было единственным отличием человека от обезьяны. Здесь еще и выпрямление корпуса, увеличение объема черепа, уплощение лица, еще больше улучшившее стереоскопическое зрение, не говоря уже об углублении гортани. До этого приматы были способны только на простое рычание, но углубленная гортань позволила внести в эти звуки гораздо больше нюансов. Точно также исчезла шерсть, в то время как возросла продолжительность младенчества и, стало быть, время на воспитание детенышей. В то же время родились гораздо более изощренные социально-поведенческие характеристики.

Ученый погладил манекен, стыдливо прикрывавшийся виноградным листом.

- И вот, пожалуйста, homo sapiens sapiens [*], то есть мы с вами. Совершенная форма, выработанная природой. Монумент сложности.

- Вы были знакомы с профессором Аджемяном? - спросила Лукреция.

Удивленный профессор Конрад оборвал свою лекцию.

- Разумеется, я знал профессора Аджемяна! - воскликнул он. - Он был одним из самых одаренных палеонтологов нашего поколения. Но ближе к концу он спятил. Стал пропагандировать совершенно дикие теории, рискуя дискредитировать всю нашу профессию.

Он повлек их на лестницу, ведущую к его кабинету.

- Аджемян не единственный ученый, кто поддался гласу сирен иррационального. Уже были знаменитые случаи. К примеру, Чарльз Доусон в 1912 году заявил об открытии недостающего звена, потрясая черепом Пилтдаунского человека. В это верили десятилетиями, пока в 1959 году не обнаружилось, что эта находка была сфабрикована искусственно: челюсть обезьяны, прикрепленная к черепу человека! [*]

Конрад считал логичной гибель Аджемяна. В конце концов, палеонтология тоже повинуется законам природы: выживают самые приспособленные. Да только, по его словам, Аджемян сам себя полагал исключением из этого закона.

- Этот человек вредил всем. Дискредитируя палеонтологию, он уменьшал шансы серьезных ученых на получение субсидий.

Профессор Конрад порылся в ящиках стола, отыскивая фотокопии последних научных публикаций.

- Для вашей статьи о происхождении человека будет проще напрямую переписать те пассажи, которые вас заинтересуют.

Он также передал журналистам свою собственную фотографию, на которой улыбался, как Гамлет, держа в руке чей-то череп.

Пока профессор Конрад отыскивал бумаги, Лукреция шарила взглядом по комнате. Ее глаза остановились на заостренных мотыгах, выложенных на небольшую подставку. Палеонтолог-приматолог проследил за ее взглядом:

- Я знаю, - сказал он. - Говорят, его убили ударом мотыги в живот. Вот примерно таким инструментом. Вы собираетесь спросить, не я ли убил Аджемяна?

И он надул губы.

- Нет, тысячу раз нет. С какой стати его было превращать в мученика? Люди тут же начинают считать, что убитый всегда прав.

Каценберг его прервал.

- Ну хорошо, а по-вашему, кто его убил? У вас же есть какая-то идея на этот счет?

- "Шерше ля фам", разве не это является лейтмотивом всех полицейских расследований?

Профессор Конрад дал понять, что в жизни покойного женщин вполне хватало. Он упомянул, в частности, некую Соланж Ван Лизбет, которую считал мстительницей за то, что Аджемян ее в свое время покинул.

Соланж Ван Лизбет... Лукреция отметила про себя, что это имя встретилось в списке клуба "Откуда мы взялись?", а потом перешла к другому вопросу, который ее мучил:

- Перед тем, как встретиться с вами, мы побывали у профессора Сандерсона. Так вот, во время нашей с ним беседы на нас напала какая-то обезьяна. Считаете ли вы возможным, что обезьяна способна охотиться на человека?

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Отец наших отцов":