Бернард Вербер

Детальное описание террасная доска цена на нашем сайте. ; Бандажи грыжевые beautiful-line.ru.

 



Бернард Вербер
Отец наших отцов

(en: "The Father of our Fathers", fr: "Le Pere De Nos Peres"), 1998

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 |

 


35-я страница> поставить закладку

 

- ... Но период свинской славы не продлился долго. Одним из двенадцати подвигов Геркулеса была битва с Эриманфским вепрем, символизирующая свержение свиней с пьедестала почета. Где угодно, какую бы мифологию мы не взяли, можно найти рассказ, где свинья оказывается побежденной и лишенной своего священного ореола. Мелеагр прикончил гигантского кабана в Калидонском лесу. Тесей убил дикую свиноматку из Кромиона...

Они прошли в зал, весь уставленный клетками. По внешнему виду каждой из них становилось ясно, сколько труда было в них вложено, чтобы обеспечить максимальный комфорт для их владельцев. В каждой имелись удобные подстилки и исправно функционирующие кормушки. Приглушенный свет. Все эти обиталища были снабжены бирками, отражающими генетические характеристики, свойственные их свинским резидентам. Здесь можно было встретить Шарля, Эдуарда, Максимильена [*], Вольфганга Амадея, Ахилла, Иоганна Себастьяна, Людвига. Научные пометки по сторонам клеток предназначались, надо думать, для трансплантационных задач ЦИРЦ'а.

Соланж Ван Лизбет подхватила на руки крошечного поросенка и пригласила журналистов его погладить.

- Вы только посмотрите, какая у него розовая кожица, нежная и голенькая. Это животное, легче всего поддающееся приручению. Свинья чище, чем кошка, лояльнее, чем собака. Ее не надо каждый раз выгуливать на улицу в ответ на позывы природы. Она бежит на голос, если позвать ее по имени. Она обожает лизать руку своего хозяина. Ее можно научить крутить сальто. Она умеет приносить газеты из коридора и идти по следу благодаря своему пятачку, намного более чувствительному, чем рыльца прочих животных. Не зря свиньи единственные, кто может безошибочно отыскивать трюфели.

Исидор в свою очередь взял поросенка на руки.

- Свинья! Воистину благородное животное во всех отношениях, - продолжала докторша с неослабным энтузиазмом. - Свинья умна. Свинья привязчива. Любвеобильна. Обладает чувством семейного родства. Верна своему партнеру. Когда они занимаются любовью, их нервное напряжение достигает такого накала, что иногда кое-кто из них умирает прямо на месте. Вот до какой степени может быть страстным животное! Она любознательна до всего и беспрестанно стремится улучшить условия своего существования.

Лукреции тоже захотелось пощекотать поросеночка.

- Вот видите, вы тоже готовы с ним играть, - заметила Ван Лизбет. - Если бы кабанчику дали шанс вас соблазнить, он бы в этом преуспел, вы уж поверьте мне на слово. И вообще, когда говорят, что в сердце каждого человека спит свинья, следовало бы, пожалуй, уточнить, что речь идет про сердца лучших людей и что именно в них спит свинья.

- Ах ты, мой бедненький, - нежно проворковал Исидор на ухо поросенку, - как тебе не повезло, не довелось тебе родиться на лучшей планете.

Затем, обернувшись к любительнице свиней, он спросил:

- Когда вам впервые пришло в голову, что свинья - это наиболее интересное животное?

Знаком пригласив своих визитеров ознакомиться с развешанными по стенам репродукциями, запечатлевшими разные виды свиней, Ван Лизбет решила рассказать легенду.

Давным-давно, в Китае, свинья была семейным любимцем детей. В ту эпоху китайцы на пищу откармливали собак, а свиней держали в качестве друга человека. Как-то раз в городе Сычуань загорелся дом, где проживал маленький ребенок. Дите бросилось внутрь, чтобы спасти своего друга-поросенка. Но тот уже был мертв, задохнувшись дымом, причем полтушки уже изрядно обгорело. Натурально, ребенку захотелось в последний раз обнять своего товарища, да только подкожный жир, растопленный огнем, обжег ему руки. Чтобы успокоить боль, мальчик сунул пальцы в рот и обнаружил, что у этого жира, - да-да, честное слово! - на удивление приятный вкус. Новость облетела весь город. Китайцы начали варить бульоны из своих откормленных свинок и тем самым поставили точку в их карьере, лишив права именоваться другом человека.

В эту же эпоху, причем повсеместно, свиньи превратились в наиболее удачный домашний скот. Для жизни им требовалось всего-лишь немного места. Они всеядны. Не агрессивны. В этом и заключается драма свиней: их способность к адаптации, их доброжелательность и привязчивость к человеку обернулись их проклятием.

Фотографии, развешанные повсюду, свидетельствовали о первых этапах индустриализации свиноводства. Размножение и откорм в бесконечных шеренгах стойл. Машины для разделки туш, опалки и переработки. Плакат, перечислявший все те продукты, во что человек превращал свинью. От малярных кистей из щетины до свечей из свиного жира, от клея из копыт до кожаной обивки кресел и табачных кисетов из мочевого пузыря.

- Вы знаете, сколько выращивается свиней в мире в этот самый момент, как мы с вами говорим? Около 650 миллионов голов. В три раза больше населения Соединенных Штатов!

Исидор с Лукрецией разглядывали снимки, запечатлевшие пирамиды ящиков со свиной тушенкой, горы потрохов в целлофане, груды салями, мортаделл [*], солонины, белых пудингов, пудингов черных, кровяных, с яблоками, с перцем, с чесноком ...

- Вот их предельное самопожертвование.

Пожелтевший рекламный плакат изображал развеселого поросенка, державшего в лапах собственные кишки в форме сосисок и утверждавшего, что "Любит нас и стар и мал, нет прекраснее похвал".

Ван Лизбет подошла к фотоснимку группы ученых.

- Тридцать лет тому назад. Тот самый момент, когда в одной из английских лабораторий совершенно случайно была обнаружена поразительная совместимость наших органов со свиными. До сих пор неизвестно почему.

Она показала рукой на стеллажи с банками с формалином, где содержались различные органы.

- Когда проблема нехватки органов в клиниках стала чрезвычайно остро, когда в странах третьего мира принялись охотиться на бомжей, чтобы вырезать им глаза, когда начали убивать младенцев ради их почек, нас спасли свиньи.

Ван Лизбет вновь взяла поросенка на руки.

- Вот, это Максимильен. Самый сообразительный поросенок из всех, что у нас тут есть. По части интеллектуальных тестов он настоящий ас. Пойдемте, я вам покажу.

Она провела журналистов в одно из помещений, где стояли клетки с замками, напоминавшими игровые приспособления бонобо.

Она поместила поросенка в одну из этих клеток и тот немедленно, виртуозно орудуя своим пятачком, составил из наборных колесиков логическую фразу: "Я хочу тебя". Дверца отворилась и свинка побежала к докторше, чтобы полизать ей руку.

- Максимильен справляется с этим быстрее, чем самые умные из бонобо!

Лукреция перелистнула страницы своего блокнота назад.

- Очень хорошо, но все это противоречит ламаркизму, который вы нам проповедовали во время нашей первой встречи. Тогда вы утверждали, что именно среда заставила примата трансформироваться в человека.

Специалист по трансплантации признала, что изложила лишь половину своей теории о происхождении человека.

- Открытие Аджемяна идет гораздо дальше. Оно демонстрирует, что биологические виды не обязательно должны быть разобщены непреодолимыми водоразделами. Иногда достаточно лишь желания одиночного индивидуума, чтобы вызвать изменение.

- Одиночного индивидуума?

- Да. Индивидуума, который способен модифицировать поведение и, тем самым, дальнейшую историю своего биологического вида.

Ван Лизбет сполоснула руки в миниатюрном умывальнике.

- В противоположность общепринятому мнению я считаю, что крошечная вещь может привести к колоссальному эффекту. Капля воды может переполнить океан.

Лукреция добралась до страницы, где у нее была изложена теория Ван Лизбет и, приговаривая, что дело надо довести до конца, записала: "Теория Ван Лизбет (продолжение): Желания одиночного индивидуума достаточно, чтобы изменить мир".

Хирургиня призвала своих визитеров в свидетели:

- Посмотрите, из-за того, что одиночный индивидуум, самец-примат, занимался любовью с самкой-свиньей, весь биологический вид мутировал. Так как рожденный из этой связи гибрид сумел выжить и размножиться, случайно возникший при этом генетический набор привел к появлению совершенно новых биологических особей. И эти особи, в свою очередь, заставили мутировать всю среду своего обитания и, пожалуй, когда-нибудь заставят мутировать всю вселенную. Одна капля воды - переполненный океан!

Внезапно журналисты поняли: был момент, когда на земле вполне могли оказаться одни только обезьяны да свиньи.

И никаких людей...

5. СРЕДИ СТЕРВЯТНИКОВ

ПЕРВЫЙ СЫН начал испытывать острый голод.

Охота оказалась делом непростым. Он никогда еще не учился, как надо ловить животных. В семейной пещере дичь сама валилась с неба и уже была оглушена падением.

Там очень легко было ужинать. Здесь же, на поверхности, животные не позволяли к себе даже приблизиться.

Он попробовал преследовать страуса. Ненадолго. Грациозная птица легко побила его в беге как на короткие, так и на длинные дистанции. Он прекратил погоню с рвущимся из груди сердцем.

Смена стратегии.

Он попытался было поймать детеныша носорога, но оказался лишь вынужден поменять курс на сто восемьдесят градусов из-за матери, угрожавшей ему своим рогом.

Он побил предыдущий личный рекорд, но стал еще больше голоден. Беготня так утомляет.

ПЕРВЫЙ СЫН понял, что так больше продолжать нельзя. Если бы природа намеревалась сделать из него спринтера, то дала бы ему лапы подлиннее и помускулистее. К тому же, то прямоходящее положение, что он подсознательно принимал, было отнюдь не аэродинамичным и мешало бегать против ветра.

Он вышел в степь.

Наваливалось тошнотворное сознание того, что дичь видела в нем не просто хищника, но и совершенно особенного индивидуума. Как будто его считали монстром и "так просто" подойти не разрешали.

Еще одно удивительное открытие: лично за ним не охотился ни один зверь. Ни львы, ни леопарды, ни гиеновые собаки не выказывали никакого интереса к его плоти. Его не кусали ни змеи, ни тарантулы. Комары старались жужжать в стороне. Мухи его избегали.

Он задавался вопросом, не совершил ли он какого-нибудь всем известного преступления. А может, у него просто такой особенный запах? Похоже, никто не хотел его зачислить среди известных животных.

ПЕРВЫЙ СЫН принялся жевать какой-то корень. После выхода из пещеры, за неимением лучшего, ему приходилось питаться исключительно корнями. У растений, по крайней мере, нет ни глаз, ни носа. Корни его не осудят.

Солнечный свет его по-прежнему утомлял. Поэтому он решил с данного момента спать днем, где-нибудь в кронах деревьев или же в норах, а пытаться охотиться по ночам. Может, удастся еще застать врасплох какого-нибудь сонного зверька.

Он попробовал подобраться к неподвижной ящерице. Стоило ему только к ней прикоснуться, как она тут же удрала. Нет, ничего не получается. Он все же еще побеспокоил сову, крысу, а затем и улитку. Протеина начинало явно недоставать.

ПЕРВОГО СЫНА всерьез принимался мучить вопрос, не рискует ли он жевать корни всю свою оставшуюся жизнь. Возникало впечатление, что это было бы эволюционным регрессом. Его предки уже с давних пор прибавили мясо в свое меню и никто не давал ему права превращаться в вегетарианца. Любой ценой надо найти мясо. Да, но как именно заловить тех зверей, что улепетывали со всех ног, стоило ему только показаться в округе?

В один из последующих дней ПЕРВЫЙ СЫН наткнулся на полуобъеденную тушу жирафа. Надо полагать, сами стервятники пообедали им досыта. Что ж, вот и решение. Мясо оказалось довольно-таки с душком, но остается признать, что это все же настоящее мясо, причем полностью готовое к употреблению.

Словом, он отломил себе кусок ребра, еще покрытого волокнами черных, сильно высохших, дурно пахнущих мышц, и запихал его в рот. Ощутил сначала вкус мяса, а затем невыразимый вкус гнилья. Это он проделал еще неоднократно. Очень важный, значительный поступок. Он понимал, что такое пропитание низводит его до уровня стервятников, но, по меньшей мере, он все же остается в классе хищников. К тому же, он по-прежнему жив и уже не столь голоден.

Сначала выжить, потом думать.

Он приподнял голову. В пещере потолок был очень близок. Здесь, снаружи, он казался недостижимым. И на нем были звезды.

6. ДО САМЫХ ЗВЕЗД

Рокот барабанов. Звон тарелок. Под куполом парижского цирка "Ивер" прожектора сияли так, будто на них подали тройное напряжение. Месье Лояль, облаченный в трико с блестками, выскочил на арену под жиденькие хлопки.

Телевидение и кинематограф нанесли решительные удары живому действу. Если не считать школьников, которых приглашали в цирк бесплатно благодаря договоренности с муниципалитетом, и если оставить в стороне тех, кто испытывал ностальгию по удовольствиям минувшей эпохи, зритель почти не шел.

Исидор с Лукрецией сидели по бокам д-ра Ван Лизбет. Предполагалось, что аукцион пятипалой лапы состоится немедленно после представления, а именно, в вагончике под номером 66, где обитал Анжи Ринзули.

Софиты медленно погасли. Опять рокот барабанов и звон тарелок. Фанфары пропели цирковой девиз, подхваченный детскими аплодисментами. Месье Лояль похвастался различными номерами, которые вот-вот состоятся на глазах уважаемой публики.

Люди в черной униформе возвели на манеже несколько клеток и в сопровождении двух львов и трех львиц появился расцвеченный золотыми аксельбантами укротитель. Он щелкнул кнутом и звери по-очереди прыгнули через подставленный им обруч. Укротитель щелкнул кнутом еще раз и кошки выстроились в шеренгу. Ассистент в коротеньком сюртуке зажег обруч и звери опять через него перепрыгнули. Рокот барабанов. Щелканье кнута. Самый впечатляющий из львов опустился на колени перед укротителем и показал огромную глотку. Мэтр сунул туда голову, но лев пасть не закрыл. Впрочем, наблюдая его бешенный взгляд, Исидор с Лукрецией поняли, что лев ждет только предлога, чтобы свести счеты с этим индивидуумом, который уже давно демонстрирует свое неуважение. Укротитель извлек голову наружу. Шквал аплодисментов.

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Отец наших отцов":