Бернард Вербер

Имплантация зубов под общим наркозом цена в москве волшебная-улыбка.рф.

 



Бернард Вербер
Зеркало Кассандры

(en: "The Mirror of Cassandra", fr: "Le Miroir de Cassandre"), 2009

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 |

 


29-я страница> поставить закладку

 

Руки Грациэллы, словно когти орла, вцепляются в ее ладони.

— Тебе за это будут мстить! Все в конце концов тебя возненавидят. Это естественное поведение людей. Их предостерегают, а они не хотят слушать. Личный оракул Цезаря, римского императора, предупреждал его о готовящемся на мартовские иды убийстве, но Цезарь не послушал его и умер от десяти ножевых ранений. И сколько подобных ему… И они даже не противники суеверий. Люди просто хотят слышать красивую ложь, а не тревожную правду.

Старая цыганка довольна тем, что передала столь важную информацию девушке.

— В принципе, не только великие вожаки стада, но и простые люди всегда знают, чего не стоит делать. Но… все равно делают.

Цыганка прикасается к хрустальному шару.

— А у тех, кто предупреждает, судьба в основном незавидная. Общество часто изгоняет их. Тех, кого не убивают, уничтожают духовно и обрекают на забвение.

Кассандра пытается понять, к чему клонит госпожа Грациэлла.

— Благодаря моим видениям я спасла людей от смерти.

— Да, знаю, Фетнат мне рассказал. Тебе удалось убедить жителей Искупления. Но это всего лишь бомжи. Ты стала оракулом лишних людей. Подумаешь, невелика заслуга! Они же ничего не могут. Денег у них нет. Великие астрологи жили при дворах могущественных людей: королей, президентов, императоров. А не рядом с нищей братией.

— Моя, как вы выражаетесь, нищая братия сегодня предотвратила гибель невинных людей.

Госпожа Грациэлла, кажется, не подвергает сомнению последнее сообщение.

— Один раз предотвратили, но сколько других терактов состоится? Ты хочешь одна голыми руками остановить разлив реки? Предсказание терактов, поверь мне, дело невыгодное. Даже покупателей на них нет! Кто будет платить, чтобы узнать заранее о таких ужасах?

Чего она хочет? Чтобы я безучастно смотрела по телевизору, как рушится мир? Всегда на земле будут люди, которые спрашивают себя, почему мир таков, и люди, которые спрашивают себя, что можно сделать, чтобы этот мир изменился. Я принадлежу ко второй категории. «Как» для меня важнее, чем «почему».

— В любом случае, это бесполезно. Если событие не запечатлелось в коллективной памяти, оно не существует. Ты не дождешься признания своего таланта. Никогда не услышишь слов благодарности. Если, конечно, тебя будут посещать видения о событиях мирового масштаба. А вот маленькие видения о частной судьбе отдельного человека, наоборот, принесут тебе и признание, и деньги, и уважение. Как мне. Не нужно даже иметь особых талантов. Нужно просто уметь успокаивать людей.

Чего она добивается?

— Я предлагаю тебе работать вместе, хочу нанять тебя, а то не успеваю обслужить всех желающих — спрос слишком велик. Я повысила плату, но это не уменьшило, а увеличило поток клиентов. Чем дороже услуги, тем больше уважения они внушают и тем больше успех. Как с психоанализом…

Госпожа Грациэлла наклоняется и шепчет девушке на ухо:

— Я тебе предлагаю семьдесят на тридцать. Семьдесят процентов мне, тридцать — тебе. Конечно, я беру большую часть потому, что даю тебе помещение, клиентов, инвентарь.

— Я не вижу будущего отдельных людей. У меня этого дара нет.

— Мне наплевать на то, что ты там видишь или не видишь. Самое главное, Фетнат верит в то, что ты видишь. То есть кто-то умный и искушенный в сверхъестественных материях уверен в том, что ты обладаешь даром. Этого мне достаточно. В этом твой дар. Если ты сумела убедить одного недоверчивого, то сможешь убедить тысячу наивных.

Старая цыганка показывает Кассандре маленький столик, на котором возвышается хрустальный шар на медной подставке, украшенной скульптурными фигурками ангелов. Их крылья поддерживают прозрачную сферу.

— Итак, перейдем к практической стороне дела. Как проходит сеанс? Сначала клиент платит. Мы, как проститутки, начинаем с материального и лишь потом переходим к духовному. Я прошу пятьдесят евро за сеанс. Можешь требовать и больше, если видишь простоф… э-э… если клиент хорошо одет. Обращай внимание на обувь и на часы, это характерные признаки. Затем берешь в руки хрустальный шар. Клиент смотрит в центр сферы, а ты задаешь ему невинные вопросы, чтобы лучше определить, что за человек перед тобой. Выясни основное. Работа. Семейная жизнь. Здоровье. А затем придумай ему будущее. Доверься ему, и он постарается осуществить предсказанное тобой. Клиент все делает сам…

Лицо Кассандры выражает сомнение.

— Предсказывай всегда удачу, внушай к себе уважение. Если клиент холостяк, скажи ему, что он встретит самую большую любовь своей жизни. Если клиента недавно уволили, скажи ему, что он найдет место еще лучше. Ничего сложного, просто оказание своего рода поддержки людям, которые чувствуют себя в этом мире одинокими и покинутыми. Если клиентка спрашивает, обманывает ли ее муж, отвечай, что нет, но ей необходимо с ним серьезно поговорить. В случае сомнений при покупке дома или крупного имущества всегда убеждай рискнуть. При любом раскладе это изменит человеку жизнь, и это главное. Видишь, ты можешь сделать много добра, особенно не утомляясь. Не надо ни диплома, ни образования. Я одолжу тебе хрустальный шар, кресло и даже несколько свечек, если хочешь. Ну, так как, семьдесят — мне, тридцать — тебе, сойдет?

Кассандра встает, но госпожа Грациэлла хватает ее за руку с силой, удивительной для женщины ее возраста.

— Так, понятно. Мадемуазель несговорчива. Хорошо, шестьдесят — мне, сорок — тебе, и больше я не уступлю.

Кассандра высвобождает руку и стремительно выбегает из вагончика. Свадьба продолжается. Гитарист, игравший у костра нечто вроде цыганского фламенко, оставляет инструмент и подходит к ней:

— Ты была у Наталии, и я так понимаю, ты не замужем. Хочешь, проведем время вместе?

Неизвестно откуда взявшийся Ким встает между ними:

— Отойди, и даже не думай ее трогать.

Мужчины с вызовом смотрят друг на друга исподлобья. Цыган достает нож и с быстротой серебряной молнии рассекает воздух, задевая живот корейца. Ким в последний момент успевает сделать шаг назад. Он хватает спрятанные за спиной нунчаки и точным движением обезоруживает противника. Но цыган достает из сапога кинжал с еще более длинным лезвием. Нунчаки со свистом описывают в воздухе восьмерки, мелькает сталь кинжала.

Музыка не смолкает. Группа цыган, в основном молодых, окружает их, словно подобные петушиные бои входят в программу развлечений любой уважающей себя свадьбы.

Цыган нападает. Ким с трудом увертывается от его кинжала, защищается при помощи своего гибкого оружия, но скорость противника слишком велика. Тогда, отступив в сторону, он ударяет цыгана по руке и снова выбивает у него нож. Цыган бросается на Кима. Мужчины цепко обхватывают друг друга и катятся по пыльной земле, причем толпа явно болеет за противника Кима.

Более взрослому, а главное, более крепкому цыгану удается вернуть себе оружие. Усевшись на Кима верхом, он заносит кинжал и собирается прикончить корейца. И вдруг, закатив глаза, валится на бок. Кассандра подобрала кирпич и со всего размаху ударила его сзади по затылку. Тело цыгана медленно скатывается на землю.

Музыка останавливается. Тягостная тишина сменяет бурное веселье. Кажется, все поражены тем, что молодая незнакомка осмелилась вмешаться в честную борьбу.

Молодой муж уже достает свой нож. В руках присутствующих появляется разнообразное оружие. Часы Кассандры показывают: «Вероятность умереть в ближайшие пять секунд: 71 %».

Надо бежать. И срочно.

Цыгане молча приближаются к ней с угрожающим видом.

— Погода портится. Пора домой! — объявляет Орландо и вынимает из-под подкладки своего широкого плаща арбалет для того, чтобы держать противника на расстоянии.

100

Мне кажется, я опять сделала глупость. Где бы я ни появилась, я не устраиваю, а расстраиваю.

101

Лис Инь Ян встречает их радостным тявканьем.

Фетнат пересчитывает банкноты и протягивает их Эсмеральде, которая прячет деньги в бумажник. Потом он идет за мазью для Кима.

Эсмеральда сплевывает на землю:

— Что же, Царевна, отличный дебют в качестве министра иностранных дел и дипломата.

— Заткнись! — говорит Орландо. — Цыгане знают, что такое драка и честь. Они бы презирали нас, если бы мы позволили себя оскорблять.

— Не люблю я цыган, — говорит Фетнат.

— А я не люблю проблемы, — отвечает Эсмеральда. — Цыгане — это единственный способ добывать карманные деньги.

— Да ничего страшного не случилось, — замечает Ким и достает деньги, которые он забыл отдать.

Смущенная Кассандра молчит.

Все рассаживаются на автомобильные сиденья вокруг костра на центральной площади. Орландо поливает угли легковоспламеняющейся жидкостью и раздувает пламя. Потом ставит на огонь котелок.

— Осталось еще ватерзуйи, кто хочет?

Настроение у всех испорчено. Есть никто не хочет.

— Предлагаю сделать крысиное ватерзуйи нашим официальным блюдом, — говорит Орландо.

Никто не подхватывает шутку. Тогда Орландо погружает половник в котелок, наливает себе полную тарелку и принимается за еду в одиночестве. Ему попадается кусочек крысиной кости, который он выплевывает.

— Ты нам одни неприятности доставляешь, чертова Царевна, — ворчит Эсмеральда. — Чего мы добились? Мы потеряли деньги и получили обезвреженную бомбу. Отлично. Да еще попали на пленку камер наблюдения в метро. Полиция нас ищет.

— Оденемся по-другому, если будем снова выходить в город, — предлагает Ким.

— Речи не может быть о том, чтобы еще раз выходить в город! — немедленно взрывается Герцогиня, вскакивая на ноги. — Больше никуда отсюда не пойдем! Пусть эта ошибка хотя бы нам уроком послужит. Буржуи могут сдохнуть все, нам наплевать! Она меня бесит, эта Золушка.

Эсмеральда наспех заглатывает банку пива, рыгает, затем уходит в свою хижину. Вскоре оттуда слышится громкая музыка, мелодия на губной гармонике из кинофильма «Однажды на Диком Западе».

Орландо долго ковыряет в носу, что означает у него усиленную работу мозга. Он достает оттуда козявки, тщательно рассматривает их, словно они являются материализовавшимися плодами его размышлений, скатывает в шарик, щелчком пальцев отправляет в полет по воздуху и тоже уходит.

Фетнат Вад пускает ветры, встряхивает бубу, чтобы развеять запах, и исчезает.

Ким Йе Бин колеблется, сплевывает и тоже отправляется в свою хижину.

Таковы три состояния мысли бомжей: твердое, газообразное и жидкое. Кассандра остается на главной площади Искупления в одиночестве, в компании лиса, который наблюдает за ней, сонно покачивая головой.

Вот так, их привязанность заработать очень трудно, а потерять легко.

Девушка с большими светло-серыми глазами после недолгого колебания стучит в дверь хижины Орландо. Ответа нет, и она входит.

— Герцогиня очень сильно настроена против тебя, — говорит он, не глядя на Кассандру.

— А вы? То есть ты?

— Я — нет. Эсмеральда мечтает стать знаменитой. Она только и думает о том, как бы увидеть свою фотографию на обложках журналов. Нельзя сказать, что недавние события способствовали осуществлению ее мечты.

— Мне очень жаль.

— Да ладно, ладно. Ты немножко нарушила ход нашей жизни, но это даже к лучшему, а то мы уже стали мхом зарастать. Герцогиня поговорила с цыганкой. Старуха думает, что на тебе лежит проклятие.

Кассандра пожимает плечами:

— Она хотела, чтобы я работала на нее. Я отказалась.

Толстый легионер чешет светлую бороду:

— Астрологом, да? Честно говоря, мы не любим будущего потому, что оно нас пугает. Я видел на обложке журнала Герцогини такой заголовок: «Результаты опросов: 75 % французов боятся будущего, 62 % предпочитает вообще о нем не думать».

Орландо издает смешок.

— Но нельзя жить, совсем о нем не думая. Даже если оно пугает, правда? И у всех у нас есть уловки, к которым мы прибегаем для того, чтобы заставить Будущее, с большой буквы «Б», заговорить. Я думаю, что из шести с половиной миллиардов человек три четверти ходят к гадалкам, медиумам, колдунам, марабу и астрологам. Даже если не решаются в этом признаться. Не говоря уже о тех, кто сам, по-любительски, занимается гаданием. Разве бешеная популярность лото во всем мире не является доказательством того, что все игроки думают о будущем?

Толстый Викинг ищет в патронташе окурок сигары, который хочет раскурить.

— Я, например, гадаю на кофейной гуще, — признается он. — Давай покажу.

Он приглашает девушку сесть и нагревает воду в кастрюльке.

— Я этому на войне научился, там смерть всегда рядом. Все боятся умереть, и все хотят знать, сумеют ли завтра увернуться от пули.

Он раскуривает обрубок сигары и наполняет воздух едким дымом, разгоняя мух и комаров, летающих по комнате.

— Мой капитан в легионе говорил: «Я читаю будущее своих врагов по их дымящимся внутренностям! И никогда не ошибаюсь!»

Орландо шумно прыскает со смеху и хлопает девушку по спине:

— Здорово сказано, правда? Вот уж выражение, которое точно соответствует действительности.

Он берет чашку, бросает в нее две ложки кофе и начинает помешивать кипяток.

— Кофейная гуща приятнее на вид, чем человеческие внутренности, и воняет не так сильно.

Я и не знала, что по растворимому кофе тоже можно гадать…

— На самом деле я ничего не имею против предсказаний будущего. Кстати, все руководители государств, и в прошлом, и в настоящем, имели и имеют своих астрологов, хотя тщательно скрывают это. Говорят, что Миттеран постоянно держал в Елисейском дворце африканского колдуна. А Жискар и Ширак даже вроде бы столкнулись у одной и той же гадалки…

Орландо склоняется к девушке:

— А мы чем хуже?

Кассандра, осторожно касаясь губами края чашки, выпивает темный напиток до последней капли. Орландо переворачивает чашку, осматривает ее и делает гримасу:

— Мне кажется, знаменитый тест Роршаха появился благодаря гаданию на кофейной гуще. Этот психиатр понял очень простую вещь: объясняя смысл пятен из кофейной гущи, люди обнаруживают свой психологический склад… Тогда он напечатал похожие на кофейную гущу пятна чернил и стал спрашивать людей, что они им напоминают. Здорово придумано, не так ли?

Кассандра не смеется. Орландо вертит чашку в руках, изучая ее дно под различными ракурсами. Лицо его искажают вдохновенные гримасы. Наконец он ставит чашку на стол и пожимает плечами:

— Да, честно говоря, результат не очень-то позитивный. Твоя жизнь или жизнь кого-то, кто тебе очень близок, оборвется внезапно. Кажется, действительно, оставаться рядом с тобой опасно, Царевна. Старая цыганка, может быть, и права, над тобой висит что-то вроде проклятия.

Кассандра кивает. Она оглядывается, замечает фотографию ребенка в ползунках, и, чтобы сменить тему разговора, спрашивает:

— Кто это?

— Моя дочь. Ей тут полтора года. С тех пор я ее не видел. Мать запрещает мне приближаться к ней. Она теперь уже, наверное, взрослая девушка.

Он нервно тушит сигару подошвой.

— А сейчас уходи, Царевна. Герцогиня права, ты мне ее напоминаешь. А это вредно для моего желудка. Язва просыпается.

Орландо поворачивается к ней спиной и смотрит на фотографию ребенка.

102

Мы думаем, что знаем людей. На самом деле я только-только начинаю догадываться о том, каковы эти существа. Я должна начать изучать их. Мои бомжи — прочный фундамент, опираясь на который я смогу действовать и понимать.

Они необходимы мне для того, чтобы предотвращать теракты и найти брата.

Я это чувствую. У них нет будущего, а у меня — есть.

103

Над свалкой гуляет ветер, поднимая в небо пластиковые пакеты. Ухает сова, кружат в воздухе летучие мыши, преследуя ночных бабочек.

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Зеркало Кассандры":