Бернард Вербер

https://zavod-detalej.ru профессиональное Изготовление деталей под заказ.

 



Бернард Вербер
Зеркало Кассандры

(en: "The Mirror of Cassandra", fr: "Le Miroir de Cassandre"), 2009

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 |

 


60-я страница> поставить закладку

 

— Да, согласен!

— Царевна Кассандра, согласны ли вы взять в супруги маркиза Кима Йе Бина?

— Да, согласна…

Женщина в тунике удовлетворенно кивает:

— В таком случае объявляю вас мужем и женой, делите вместе и счастье, и горе, пока… отсутствие любви не разлучит вас.

Окружающие их тысячи потомков и сотни младенцев, которые родятся в будущем, все в смокингах и вечерних платьях, аплодируют. Эсмеральда Пикколини, Фетнат Вад, Орландо ван де Пютг, Шарль де Везле стоят в первом ряду. Все по очереди подходят расписаться в листе свидетелей и заодно поцеловать новобрачных.

Затем Кассандра и Ким, под дождем из риса, идут к огромной, десятиметровой высоты хижине, построенной на окраине Искупления. Большой балкон хижины украшен вышитыми занавесками и множеством цветов. В маленьком саду журчит фонтан, построенный из вторичных материалов.

Лани, кролики, лисы пьют воду из фонтана. Среди животных Кассандра узнает госпожу и господина Инь Ян. Рядом большой бассейн с вышкой и стол для игры в пинг-понг ждут гостей.

Кассандра восхищается своим супругом Кимом, одетым в лиловый фрак с длинными фалдами и кружевное жабо того же цвета. На ней самой — белое перламутровое платье с длинным шлейфом, над которым кружатся колибри.

Эсмеральда разливает шампанское в бокалы. Она осушает один из них залпом и рыгает. Фетнат сплевывает. Орландо пускает ветры. Все аплодируют. Появляются цыгане, и скрипки с гитарами заводят бешеную ритмическую мелодию. Младенцы парами пускаются в пляс.

Кондитерша Шарлотта хлопает в ладоши. Прилетают голуби и группами по четыре рассаживаются вокруг гостей. Они держат в клювах концы квадратных салфеток с пирожными.

— Только в десертах заключается истинная ценность мира, — говорит кондитерша, раскрасневшись.

Новая овация.

Кассандра протягивает Шарлотте книгу «Приключения Кассандры» и говорит:

— Чтение — это лакомство для ума.

С вершины горы из кукол спускаются несколько темных силуэтов, держа на поводках свирепых собак с массивными челюстями.

Это албанцы.

Присутствующих охватывает легкая паника, но албанцы улыбаются и присоединяются к танцам. Тут Кассандра начинает видеть окружающее по-другому. Она замечает в груди каждого гостя маленький огонек. Это искра жизни. Пришедшие с юга бродячие собаки принимаются вилять хвостами в такт музыке. То же самое происходит с крысами. У всех живых существ, присутствующих на свадьбе, искра жизни разгорается и пульсирует в ритме цыганской пляски.

Грациэлла в инвалидном кресле выхватывает у музыканта скрипку и исполняет страстное соло. Кассандра сжимает руку Кима, огоньки жизни у них в груди расцветают и соединяются. От пары исходит волна света, под ее воздействием искры в сердцах людей и животных еще разгораются, все вокруг постепенно начинает сиять радужными красками.

206

Кассандре кажется, что ее легкие горят огнем. Желудок сводят судороги. Ее охватывает тошнота, ее долго рвет, она не может остановиться.

Я очищаюсь.

Она смотрит вокруг — и видит бомжей с длинными бородами, опухшими лицами, с седыми грязными волосами, с кожей, покрытой прыщами, шрамами и фурункулами.

Эти не мои.

— Эй ты, девчонка, противно же, отойди хотя бы подальше! — бросает ей бомж с длинной бородой и завязанными в хвостик волосами.

— Ребята, уберите девчонку, ее наизнанку выворачивает, — мычит женщина, похожая на проститутку.

— От нее воняет. Какая-то ходячая помойка.

— Похожа на белоручку, а самая грязная среди нас! — добавляет вторая женщина, еще более вульгарная на вид.

Кто бы мог подумать, что я буду вызывать отвращение у бомжей?..

— Где мы? — спрашивает Кассандра, вытирая рот тыльной стороной ладони.

Бородач показывает на табличку: «Вытрезвитель». Девушка осматривается. Она находится в большом помещении. На полу, покрытом линолеумом, сидит около тридцати человек, в основном бомжи и проститутки.

Ее снова тошнит, рвотные массы попадают прямо ей под ноги. Она пытается вспомнить, как сюда попала.

Черт, я слишком много выпила. Я заснула как мертвая, утром нас забрала полиция, а я даже не проснулась. Но где все остальные?

Она смотрит на запястье: «Вероятность умереть в ближайшие пять секунд: 19 %».

Ничего серьезного. Просто мой организм пытается избавиться от вчерашнего алкоголя. Не надо мне пить. Это не для меня.

К ней подходит человек с внешностью панка, на лбу — татуировка «no future» [22], на бритом черепе — гребень ярко-зеленых волос.

— Знаешь, а ты хорошенькая, малышка.

Кассандра сжимает пальцы, придавая руке сходство с когтистой лапой. Панк лукаво ей улыбается и подходит еще ближе. Тут вмешивается худой бородач, которого она до этого не замечала:

— Оставь ее в покое. Она не простая девчонка. Это пророчица нищих.

— Это какая-то вонючица нищих, — говорит панк.

Все смеются.

— А почему ты ее так называешь? — спрашивает панк.

— Она обладает необыкновенным даром. Она видит будущее.

Звучат насмешки. Кассандра чувствует, что должна что-то сделать. Она закрывает глаза, протягивает в направлении панка раскрытую ладонь и произносит монотонным голосом:

— Через неделю, в пятницу вечером, в двадцать три часа тридцать пять минут, перед кафе с неоновой вывеской ты подерешься с тремя парнями и получишь удар ножом в живот.

Человек с татуировкой «no future» меняется в лице.

— Но… но… откуда ты знаешь? — спрашивает он растерянно.

Да ничего я не знаю. Я только знаю, что если человеку предсказать что-нибудь страшное, то он поверит. Если бы я пообещала ему получение наследства, он бы засомневался, а вот несчастье кажется ему вполне возможным. Я просто играю на свойственном людям пессимизме и врожденной паранойе.

— «Скорая помощь» приедет слишком поздно. Полученная рана вызовет обильное кровотечение. Ты умрешь.

— Сними свое заклятие сейчас же, или я…

Он хочет кинуться на девушку, но худой бородач его удерживает. Человек с зеленым гребнем на голове отбрасывает бородача в угол комнаты.

— Отмени свое пророчество, колдунья, или я тебя убью!

Грациэлла права. Когда предсказываешь что-нибудь хорошее, человек старается, чтобы это произошло. Но цыганка не догадывается, что это правило касается и плохих предсказаний тоже. Пророчество может стать и оружием разрушения. Доказательство перед нами.

— Сними с меня проклятие!

Бородач и панк начинают драться. Потасовка переходит во всеобщую свалку. Кассандра отходит в сторону, человек с зеленым гребнем волос, не справившись с тремя противниками, падает на пол.

Открывается дверь. Женщина в темно-синей униформе просовывает в комнату голову и раздраженно спрашивает:

— Ну что здесь у вас еще?

Защитник Кассандры отвечает:

— Малышка предсказала Вильяму, что он получит удар ножом в брюхо.

Женщина-полицейский пожимает плечами и делает Кассандре знак следовать за ней. Из-за двери слышно, как панк твердит одну и ту же фразу:

— Сними с меня заклятие!

Женщина ведет Кассандру к санитарам. Девушку моют в душе, растирают полотенцем, присыпают тальком от вшей и блох. Потом ей выдают серые брюки, застиранную белую рубашку и провожают до двери с надписью: «Инспектор Пелиссье».

Она узнает человека с двойным, одновременно и мужским, и женским, именем.

— Здравствуй, Кассандра, — говорит ей инспектор.

— Где мои друзья?

— Ваши друзья? Если вы говорите о тучном алкоголике, о старой проститутке, об африканском колдуне и о молодом наркомане с перекрашенными в синий цвет волосами, то они, мне кажется, бросили вас сегодня утром.

Нет. Это невозможно. Только не они.

— Если говорить точнее, они убежали при появлении полиции, а вы не проснулись. Мы решили, что вы впали в кому или в какой-то этиловый транс.

Почему они не унесли меня с собой? Наверное, не смогли. Иначе конечно же они бы это сделали. Мы — одна семья, одна нация, одно племя. Мы — Лисы.

Они бы не бросили меня. Ни Орландо, ни даже Фетнат с Эсмеральдой.

А уж Ким точно ни за что бы меня не оставил. Я хочу…

— Я хочу на свободу.

— Если бы это зависело только от меня, то я с удовольствием бы вас отпустил. Я за свободу личности, но есть одно «но»: иногда свобода несовместима с общественной безопасностью. Вы знаете, моя кошечка Либерти Белль опять убежала. И не вернулась. Боюсь, она попала под машину.

Подтверждаю, что ее возвращение весьма маловероятно.

— Я хочу домой, — упрямо повторяет Кассандра.

— У вас нет дома.

— Есть.

— Куда вы рассчитываете пойти? Вы подожгли пансионат. Вы грязны до такой степени, что отпугиваете даже бомжей. Нет, действительно, что же нам делать с вами, Кассандра?

Почему для того, чтобы тебя поняли, нужно повторять сто раз?

— Я хочу домой.

— Да, я знаю, вы должны спасти мир. Вы будете предсказывать будущие теракты, так?

Да.

— О-хо-хо… Как же грустно это слышать. Думаю, что если я вас отпущу и вы соединитесь со своими друзьями, то через два года вы кончите так же, как ежегодно кончают три тысячи двести пятьдесят сбегающих из дома несовершеннолетних девочек. Судьба большинства из них известна всем. Наркомания, проституция. Или смерть.

Он не знает, он не может понять. У него есть лишь одно-единственное видение мира и людей. Теракты — это неизбежное зло. Сбежавшие из дома девочки становятся наркоманками и проститутками. Цена свободы — смерть. Я не могу его переубедить. Но нужно найти тропинку, ведущую к эмпатии между нами.

— Вы знаете, а вы ведь тоже погибнете, инспектор.

— Опять видение? Ах да, некоторые бомжи вас называют пророчицей нищих.

— Нет, это просто очень вероятно. Вы новости не смотрите? Финансовый кризис, урезание государственного бюджета, сокращение служащих.

Инспектор спокойно скрещивает руки на своем начинающем расти животике.

Он не чувствует, что его это касается напрямую.

— Любой может погибнуть сегодня или завтра, — убежденно говорит Кассандра. — Как может сорваться в пропасть альпинист.

— У альпинистов есть ледорубы.

— Вы так думаете? Несмотря на это, они часто гибнут, один за другим. Сначала безработица, потом поражение в правах. Первое время семья держится, но какая женщина надолго останется рядом с мужчиной, не зарабатывающим на жизнь? И какой судья оставит детей с отцом, выброшенным из общества? Гибель кажется маловероятной, но она может настигнуть каждого. Как вы говорили про теракты? Ах, да: «Это как молния, которая кого-то убивает, просто невезение». И добавили: «Жертвы не вызывают особого сочувствия». А представьте себе ваше первое утро нищеты, без ванной, без зубной пасты, без душа, без завтрака, но зато с отвратительным привкусом во рту. Как вы будете ночевать на скамейках, просить милостыню в метро, рыться в отбросах. Как люди будут отворачиваться от вас, словно вы больны заразной болезнью.

Инспектор не отвечает, он просто слушает, прикрыв глаза.

— А вам известно, что распад личности происходит в три этапа? Сначала вы начинаете чесаться. Потом разговариваете сами с собой. А затем сходите с ума по-настоящему. Вы знаете, что большинство бомжей в конце концов впадают в безумие?

Кассандра произносит последние слова с болезненной напряженностью, широко раскрыв свои большие светло-серые глаза.

— Против болезни, которая называется нищетой, не изобрели прививки. И вы считаете, что не рискуете ею заразиться?

— Нет, не рискую, — отвечает полицейский. — Со мной такого не произойдет.

— Я — дочь министра, и я заразилась.

— Потому что вы этого хотели. Оставались бы в школе «Ласточки» и жили бы нормальной, безопасной жизнью.

Она даже не хочет представлять себе такой вариант событий.

— Однажды вы тоже станете бомжом, — повторяет Кассандра, чтобы хорошенько впечатать в память собеседника свое пророчество. — И вы вспомните о том, что я вам говорила. Никто от этого не застрахован. Никто. Самые большие колоссы падали.

…потому что стояли на глиняных ногах.

Инспектор внимательно слушает девушку и отвечает:

— Тут нужна уже анти-Кассандра, как мне кажется. Ты видишь в будущем только плохое, это касается и терактов, и моего возможного превращения в бродягу. Нам нужен кто-нибудь, кто будет делать хорошие прогнозы. Мне сообщили, что ты предсказала панку, будто его убьют ударом ножа. Мне ты пророчишь будущее бомжа. А вот я, в свою очередь, предрекаю тебе… возвращение в нормальный мир.

Он начал разговаривать со мной на «ты». Я такого будущего не хочу. Нормальной жизнью я уже пресытилась, хватит.

— Твое возвращение будет постепенным. Увы, но согласно записи камер на крыше башни Монпарнас, ты убила своего брата. Ты столкнула его вниз.

Черт, вот она, карта Эсмеральды, мужчина и женщина, падающие с башни. Предсказание сбывается. Он упал, и я лечу вслед за ним.

— И пожар в школе «Ласточки». Там есть свидетельства против тебя. Я, может быть, и закончу свои дни бомжом, но ты, прежде чем снова стать нормальной, счастливой девушкой, посидишь в тюрьме. Я и с Либерти Белль так же поступил бы, будь она еще жива. Так будет для тебя лучше всего.

— Сколько времени?

— Убийство и поджог. Для несовершеннолетней — это исправительное учреждение.

Какое отвратительное название! То есть место, где попытаются восстановить контроль левого полушария моего мозга над правым, чтобы я стала такой, как все.

— Года, наверное, четыре. Ты выйдешь оттуда, когда тебе исполнится двадцать один год. Максимум — двадцать два.

Итак, все кончено. Я проиграла. Я не увижу Кима в течение четырех лет. Он не будет меня ждать. Терпением этот юноша никогда не отличался.

— Но тут можно поторговаться. Например, если ты скажешь, где можно найти твоих сообщников.

Кассандра молчит и просто смотрит на инспектора, сжав губы.

— Порядки в исправительной колонии более мягкие, чем в тюрьме. Но убежать оттуда будет, конечно, куда труднее, чем из школы «Ласточки».

Ее лицо по-прежнему не выражает никаких чувств.

— Я сделаю все для того, чтобы помочь тебе. Я буду приходить, буду поддерживать тебя, — обещает инспектор.

Кассандра смотрит ему в глаза:

— Почему вы хотите помочь мне, инспектор? Из-за Либерти Белль?

— Нет, из-за Марка-Антуана, моего старшего сына. Он был, как и ты, аутистом. Ты знаешь, каково жить с ребенком-аутистом? Ты хоть представляешь себе адские муки, которые прошли из-за тебя твои родители?

Неожиданно лицо инспектора оживляется.

— С самого рождения Марк-Антуан беспрерывно плакал. Взрослея, ребенок начинает улыбаться. Но только не мой сын. Он переставал кричать только на руках у матери. Даже во время долгих поездок в машине он держал ее за руку. Он нуждался в постоянном физическом контакте с матерью и не выносил прикосновений кого бы то ни было другого.

Значит, аутизм может принимать и такие формы…

— У Марка-Антуана IQ достигал ста четырнадцати пунктов, то есть был гораздо выше среднего, но школу он посещать не мог. В этом и состояла трагедия. И для него, и для нас. Он не мог терпеть чужих прикосновений, даже на улице. И не выходил из своей комнаты. Доктор, естественно, поставил диагноз «гиперчувствительность».

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Зеркало Кассандры":